Стрижка на средние волосы фото для пожилых

Валентина Эфендиева

 
Валентина Эфендиева
 
ОТРАЖЕНИЯ
ОТКРОВЕНИЙ
IV ЧАСТЬ
(продолжение)
ПРОТИВОСТОЯНИЕ
 
Баку –   – 2010
 
Редактор
Экрам Меликов
Валентина Эфендиева.
ОТРАЖЕНИЯ ОТКРОВЕНИЙ. IV часть. Противостояние.
– Баку: Мутарджим. – 2010. – 336 стр.
Э   43-10
© В.Эфендиева, 2010
 
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
ДУХОВНАЯ ВЫСОТА
«Всевышний уважал меня,
покуда бунтовать я мог,
когда ж я пал к его ногам,
Он мною пренебрёг…»
Рабиндранат Тагор
Перед вами, дорогой читатель, продолжение книги «От-ражения откровений» - «Противостояние». Многие литераторы уже ознакомились с предыдущими частями книг: «Десница Судьбы», «Отражения откровений».
Духовная высота – это, прежде всего труд и стремления окунуться в сферу  литературной жизни Бакинских обществ, которые объединяются для того, чтобы обмениваться своими творческими открытиями и представлять на товарищеский суд свои работы, где в раскрепощённых мыслях бродят утвержде-ния, что деяния человека, творимого добро, старающегося до-казать, в первую очередь,  каждый самому себе.  Именно твор-чество делает индивидуума, личностью и что русский язык в Азербайджане процветает. И это стремление стало неотъемле-мой частью русскоязычного населения, и не только, реклами-ровать русское слово, но  и постигать всё глубже народные традиции Азербайджана и других народов, ибо пишущий чело-век ищет нити общедоступных наук, чтобы обогатить свои зна-ния.
Проза - не роман, чтобы увлечь читателя в заоблачную любовь или заставить страдать вместе с героями своего повест-вования. Мои стихи отделимы от прозы, которая наиболее чёт-ко отображает всё то, что в стихах проявляется необычным са-мовыражением на высоком эмоциональном подъёме. К тому же, проза написана понятным языком, тогда как в поэзии я со-вершенно другая. Поэзия – это гармония души и ума. Многие восхищаются моим поэтическим творчеством, хотя некоторые её не понимают, а есть и такие, которые просто отвергают. И это в порядке вещей. Многие не верят, что их я создала сама. Обо всём этом и идёт речь в моих рассказах; о той жизни, в ко-торую я вошла сознательно и встретила, как добрых наставни-ков, так и сомнительные взгляды в мою сторону, поняла, что со временем я теряю некоторых «друзей», разочаровавшись в них. Этот круговорот именуется омутом  безнравственности. Он за-тягивает людей, неспособных понимать истинную картину происходящего, ведь каждый человек может ошибаться, но та-кие ошибки не бывают сознательными, их корень таится в ин-туиции и подсознании, чтобы платить за добро болью. И я бла-годарна всем тем, кто оказался верным другом, в наиболее сложные периоды моей творческой жизни.
В природе идёт естественный отбор на стойкость и вы-носливость. Дарвинизм называет это - борьбой за существова-ние. И ещё, со временем мы теряем близких нам людей по духу и крови, навсегда, сознавая, что их больше не вернуть ни доб-рым словом, ни молитвами. Так что же мы оставим после себя?
«Как мне хочется неба без меры,
Чтобы звёзды сияли в глаза
Упоительным символом веры:
В ней и тишь, и мечта, и гроза!»
Экрам Меликов. «Мечта».
 
СИГНАЛЬНЫЙ ВЫПУСК
Лёгкое дело – тяжело писать и говорить,
но легко писать и говорить – тяжёлое дело.
В.О.Ключевский.
С Экрамом приехали в издательство «Мутарджим» за книгами, по звонку Мэтанат. Она сообщила, что готовы только пятьдесят книг. Заметив встревоженность, сказала, что иногда такое бывает – это первый сигнальный выпуск. Я пыталась её убедить, что до этого случая все книги получала сразу. Выслу-шав её внимательно, заглянула в комнату, где готовят книги. Подумала: ведь эта кропотливая работа, в сущности, гораздо более интересна, чем, кажется на первый взгляд.
Почти в сыром виде мы привезли ко мне домой нашу чет-вёртую «двойню». Тут он энергично уверял, что мои стихи по качеству выше стихов многих известных поэтов, что они обла-дают мужской силой и на таком уровне, что дух захватывает, но они смешаны с посвящениями, а это портит книгу. При-шлось убедить: «Я сделала то, что считала нужным. Во всех своих книгах я посвящала стихи людям, которые оставили в моей жизни глубокий след тем, что проявили добрые чувства и внимание».
Вскоре мы забрали остальные 150 книг из издательства.
«ТЕНЬ ТИШИНЫ»
16-го января 2004 года в общественно-политической газе-те «Вышка» нашего города вышла статья под названием «Ис-полнит тар прощальный Баяты», посвящённая общему горю Азербайджанского народа – кончине Президента Гейдара Алиева. Привожу отрывки из статьи, а подготовил её наш кор-респондент газеты  Р.Миркин:
«…Появление этих идущих от сердца строк из стихотво-рения москвички Надежды Паиной, чьё послание редакции пе-редали из пресс-службы Милли меджлиса, вызвано нашим об-щим горем…
Посмертное посвящение – жанр специфический, сущест-вующий как бы на стыке других. В нём, в частности, можно встретить элементы эпитафии и панегирики, т.е. совмещение надгробной стихотворной надписи и поэтической хвалы. А, в общем-то, каких-то специальных жанровых рамок в этой, хотя и довольно тонкой, сфере не существует…
Стихи, поступившие в редакцию «Вышки» в эти дни, соз-даны как давно вышедшими на поэтическую тропу литерато-рами, так и только начинающими, едва успевшими прикос-нуться к миру образов авторами. И то, что все они – женщины, тоже по-своему примечательно.
Открывшее траурный выпуск «Вышки» (от 19 декабря) стихотворение старейшей азербайджанской поэтессы Варвары Константиновой стоит первым в скорбном ряду поэтических посвящений. Позволю себе напомнить читателям первую стро-фу:
Застыли в окнах солнечные блики.
В слезах от горя у людей глаза.
Как мне измерить труд его великий!
Об этой жизни как мне рассказать!
А ведь это и в самом деле совсем не просто – поведать о первом человеке государства, тем более, когда тебя перепол-няют чувства…
Вот и заслуженный нефтяник республики Евдокии Дани-ловны Мирошниченко произносит самые обычные, но щемя-щие душу слова, напоминая нам о большом пути Президента и о том, какой дорогой ценой ему это давалось:
Нескончаемый поток,
Скорбные все лица.
Мы пришли со всей страны,
Чтоб Вам поклониться…
В этой статье приведены строки Гюльхан Имановой:
Ты – музыка Вивальди,
Девятый моря вал.
Ты – берег странствий дальних,
Спасительный причал…
Точно такую характеристику всенародной печати – «И день оделся чёрным покрывалом» - воспроизводит в своих по-детски простодушных стихах ученица 3-го класса лицея «Ин-теллект» Марьям Джалилова, которая искренне верит, что в го-рах или в море, на поле или у нефтяной скважины мы никогда не забудем Великого человека по имени Гейдар Алиев.
Два стихотворения - «Тень тишины» (одной из ведущих литобъединения «Родник» Валентины Эфендиевой) и «Скорбь матери» (нашей московской читательницы Надежды Паиной) – мы приводим полностью. А в завершении обзора поступивших в «Вышку» произведений нам хотелось бы привести фрагмен-ты из стихотворения «Ухожу» Нины Алиевой, в котором образ покойного экс-Президента представлен своеобычно – от перво-го лица:
Посмертно я в долгу пред Богом
За жизнь, за яркую судьбу,
За сына, дочь, прекрасных внуков,
За друга верного – жену.
За добрый мир под небом ясным,
За то, что жил в родном краю,
За то, что был - любим народом,
За край родной Азербайджан…
НАДЕЖДА ПАИНА
(Москва)
СКОРБЬ МАТЕРИ
Опять в январском трауре народ,
И море чёрных лент в Стране Огней,
Скорбь матери так скоро не пройдёт,
А время отсчитывает сорок дней.
Ана Вэтэн, не утопай в слезах,
Ты видишь, плачет твой седой Хазар,
Ты слышишь, эхо пронеслось в горах:
«Ушёл из жизни  славный сын Гейдар».
Скорбит с тобой весь мир, Азербайджан,
Исполнит тар прощальный Баяты:
- Мужайся и крепись, Страна Огней –
Такого сына потеряла ты!...
Прощальный Баяты исполнит тар:
- Мужайся и крепись Азербайджан.
Весь мир скорбит с тобой, Ана Вэтэн,
Но дух твой жив, наш славный сын Гейдар!
 
 
ВАЛЕНТИНА ЭФЕНДИЕВА
ТЕНЬ ТИШИНЫ
Светлой памяти
Вождя азербайджанского народа
Гейдара Алиева
посвящается.
Город замер в глубокой печали,
Гибкой тенью сквозит тишина.
«Книга Жизни» Судьбой прочтена,
Новый Путь – как дорога к Началу.
Тень открыла забвенья Ворота,
Отошли пересуды  молвы.
Не склонял он руки, головы
Ради будущего для народа!
Он ушёл в мир покоя Великим,
Наполняя надежд паруса,
Но звенят тишины голоса,
Память – стойкая сила реликвий!
Даже осень вослед голосила,
Вырываясь из мёрзлых рутин,
Нити Жизни на вязком пути
Истончили упругость и сила.
Скорбь глубокая в душах и ликах,
Люда шествие – памяти дар!
Будь спокоен, наш мудрый Гейдар –
У заката есть светлые блики!
Поистине, народ любил своего Президента. Но Жизнь продолжала свой Путь. На смену встал стойко на путь, проло-женный отцом, Ильхам Алиев. Город примет новый облик, по-литическая жизнь примет новые старты…»
26-го марта состоялось заседание «Родника». Пропуск был передан в проходную.
ГРАМОТЫ ЗА ВЕРНОСТЬ И ТАЛАНТ
Как и сообщалось в «Вышке» (№2 от 14.01.2005г.), во вторник, 25 января в конференц-зале редакции состоялось тор-жественное вручение грамот и памятных подарков членам дей-ствующего при газете литобъединения «Родник». В мероприя-тии принимала участие ведущая Гостелерадио –
«В мире Литературы и Искусства»  - передачу на русском язы-ке, Земфира  Шейхзаманова.
Тепло приветствовав дружно собравшихся в стенах ре-дакции родниковцев, главный редактор «Вышки» Медина Га-санова подчеркнула, что у нас в Азербайджане каждый третий в глубине души немного поэт. И неудивительно, что очень многие, посвятив себя - довольно далекой от творчества про-фессии, пишут стихи. Очень много творчески одаренных лю-дей было всегда и среди представителей нефтяных профессий. На это обратил внимание и активно содействовал созданию при «Вышке» литературного объединения «Родник» известный нефтяник, работавший в свое время начальником «Азнефти», Али Амиров.
— Кстати, Али Джаббарович и сам увлекался поэзией, писал прекрасные стихи, — сказала М.Гасанова. — В разное время литобъединение возглавляли известные бакинские по-эты: Александр Халдеев, Дмитрий Дадашидзе, Владимир Ка-фаров... Было время, «Родник» перестал выходить, но затем его работа возобновилась благодаря прекрасному человеку и поэту Николаю Борисовичу Хатунцеву. Он очень много сделал для «Родника», а главное — воспитал в своих учениках чувство любви к истинной поэзии. От номера к номеру стихи родни-ковцев становятся отточеннее, значимее, глубже. Впервые за 40 лет редакция газеты решила отметить творческие успехи чле-нов «Родника», наградив всех участников литобъединения гра-мотами в номинации «Верный родниковец».
По решению жюри грамоты и памятные подарки были вручены:
В номинации «Лучший поэтический образ» — Зауру Мехтиеву.
В номинации «Люблю Отчизну я» — Станиславу Савель-еву.
В номинации «Лучшие переводы» — Энару Гаджиеву.
В номинации «Стихотворение года» — Экраму Мелико-ву.
После церемония вручения грамот и памятных призов со словами благодарности коллективу редакции газеты «Вышка» и ее главному редактору Медине Гасановой выступили руково-дитель литобъединения «Родник» Валентина Эфендиева, а также поэты Сергей Стукалов, Станислав Савельев, Геннадий Салаев, Экрам Меликов и другие. В своих выступлениях они особо подчеркивали, что этот день запомнится им как самый лучший праздник. И то, что «Родник» существует при старей-шей газете нефтяников «Вышка», получившей недавно между-народный знак качества, очень знаменательно. Участники встречи выразили надежду на то, что газета будет жить и в сле-дующем веке, а вместе с ней будет бить ключом и поэтический «Родник». Высказали они и свои предложения по поводу того, какие произведения посвятить 60-летию Великой Победы и как отметить эту знаменательную дату.  Энар Гаджиев поделился с участниками мероприятия приятной новостью. Как рассказал его знакомый, приехавший на днях из Ярославля, в том же са-мом Ярославле, Угличе и других российских городах можно услышать положенную на музыку «Балладу о бакинцах», опуб-ликованную на страницах нашей «Вышки», а в московском журнале «Восточная коллекция», издающемся Центральной библиотекой, опубликован его перевод суры из Корана.
В завершение мероприятия участники сфотографирова-лись на память.
«СОДРУЖЕСТВО» ПОСЛЕ РЕМОНТА
27-го марта Марат Шафиев пригласил меня на очередное заседание «Содружества». Я взяла с собой книги подарить ли-тераторам. После ремонта помещение очень изменилось, стало намного свободнее. В середине зала поместили светлый боль-шой полированный стол со стульями с высокими спинками. Тут же, чтобы не отнимать у собравшихся время, я подарила свои книги Татьяне Алексеевне Керимовой – председателю «Содружества», Михаилу Константиновичу Болотникову – зам.предеседателю «Содружества», Галине Ивановне Шипули-ной - филологу.
Подарила книгу и Иосифу Ткачу - руководителю литера-турного объединения Еврейской общины.
М.К. Болотников протянул свою ручку, чтобы я надписа-ла ему книгу. Пришли поэты: Севиндж Гейдарова, Алина Та-лыбова, Тофик Агаев (ТОФА) – я его предупредила, что Алек-сандр Родионов передаст ему нашу с Экрамом книгу. Детские стихи и рассказы очень понравились моим внукам. Он попро-сил у Людмилы посмотреть книгу «Ступени к Храму», и улыб-ка расцвела на его лице, когда он окунулся в мои верлибры. Потом Тофик рассказал, как он с друзьями выступал на Нефтя-ных Камнях, читая свои стихи, что там есть библиотека, и как они долго хлопотали, чтобы библиотеку назвали в честь Вла-димира Кафарова. Попросил присутствующих пополнить эту библиотеку своими книгами.
На заседание приехали представители российского по-сольства, люди, которых я видела не раз на вечерах и конфе-ренциях.
Выступила Галина Ивановна Шипулина. Она начала с то-го, что посольство помогло нам выпустить нашу пятую книгу «Истина творца» - мою и «Крест Судьбы» - Экрама Меликова. Виктор Титович промолчал, но я знала, что многие пишущие люди просили у него помощи в выпуске своих книг, а он не в состоянии помочь всем, кто нуждается. Об этом в «Содружест-ве» говорил заместитель посла, объясняя, что в России 40% людей живут за чертой бедности и всем помочь они не в силах, тем более - начинающим поэтам. Татьяна Алексеевна добавила, что поэты, проявившие себя в творчестве с лучшей стороны, нуждаются в поддержке больше остальных.
ШИРОКИЕ ЖЕСТЫ
Вечером позвонила Мансуру, узнав случайно, что он бо-леет. Пойду к нему с Экрамом в Союз писателей, когда попра-вится и выйдет на работу. Он поздравил меня с новой книгой.
28-го, в обеденный перерыв, была в гостях у Николая Бо-рисовича Хатунцева. Вернула его книги, которые он дал Экра-му почитать, а я в свою очередь подарила ему нашу с Экрамом книгу. Мы за чаем мило побеседовали.
На следующий день зашла в библиотеку нашего микро-района и подарила директору Лидии Алексеевне книги для чи-тателей.
Звонила сыну в Москву и продиктовала паспортные дан-ные, чтобы он заранее мне забронировал место на поезд в Су-мы. К концу апреля я рассчитывала поехать к маме через Мо-скву.
31-го марта позвонила Тофику Агаеву, чтобы он приехал ко мне домой, за книгами для библиотеки. И  рассказала, что мой внук с удовольствием читает его детскую книгу.
 Накануне с утра направилась в Железнодорожную боль-ницу, что находится около вокзала. Первое, о чём я мечтала, это передать книгу моему лечащему хирургу. В ней опублико-вано стихотворение, посвященное профессору, написанное по-сле операции. И второе – хотела проконсультироваться насчёт своего здоровья, а оно желает быть лучшим.
ПО СЛЕДАМ ПАМЯТИ
В дверях увидела знакомую медсестру, и она рассказала, что профессор Фарман Джейранов у них уже не работает. Она продиктовала мне новый номер его рабочего телефона, когда объяснила, зачем ищу врача, и что опять себя неважно чувст-вую. Наш разговор услышала пожилая операционная медсест-ра, проходившая мимо и, как бы упрекая, сказала: «Надо туго подвязываться и не носить тяжести» - и так на меня посмотре-ла, что мне стало не по себе. От предложения медсестры; сде-лать в этой больнице еще одну операцию у другого врача, я от-казалась, показывая пальцами, что денег нет. Оттуда я напра-вилась в железнодорожную кассу, узнать, как я смогу в бли-жайшее время отправиться в Москву. В кассе познакомилась с женщиной, которая обещала оставить для меня билет на поезд. В тот же день направилась в нотариальную контору перевести загранпаспорт на русский язык.
Несколько дней меня беспокоила общая слабость…
РЕДКИЕ ГОСТИ
Ко мне домой приехали на велосипедах Тофиг Агаев и Юрий Мамедов. Я предложила занести свой «транспорт» в прихожую, потому что оставлять в подъезде  нельзя. Беседа за чаем прошла довольно интересно. Они отобрали для себя кни-ги и положили их в спортивную сумку. Тофик сообщил, что 24-го числа в «Содружестве» Михаил Константинович и Татьяна Алексеевна собирают поэтов, чтобы обсудить вопрос о поэти-ческом конкурсе. Там же Тофик обещал вернуть мою книгу «Обитель Духов», которую попросил почитать. Дарить третью книгу я более никому не могу, так как у меня осталось всего две книги для родных.
СТИХИ В «ВЕСТНИКЕ»
(по закоулкам памяти)
Для Виктора Титовича передала, в один из Исполкомов, наши с Экрамом книги. В своё время он принял большое уча-стие в выпусках моих стихотворений в газете «Вестник» орга-низованный им от Русской общины: «Параллельные миры» за 34\ 15 декабря 2000г., «Заката растаяла вязь» о подводной лод-ке «Курск» - 2 августа 2002г. 2001 года. Большая заслуга Вик-тора Титовича была ещё и в выпуске газеты
«Вестник» №7-8 июль-август 2003 года, где кроме поли-тических новостей и фантастики, вышли в свет стихи авторов с биографиями. Вот их имена:
Николай Хатунцев: «России», «Нить дружбы», «Беда», «Обидно!».
Мансура Векилова: Литературные портреты: «Низами», «Насими», «Скорбь Физули», «Пушкин», «Лермонтов», «Са-бир», «Есенин в Баку», «Маяковский», «Мушфиг».
Валентины Эфендиевой: «Вровень с судьбою», «Молодое полесье», «Шуршание крыл», «Жизнь – рулетка», «Сын солн-ца», «Зелёный шум», «Живая красота», «Ангелы смерти», «Творимые знаки».
Людмилы Богатырёвой: «Отдушина», «Придумаем сю-жет», «В чём суть?», «Жизнь», «Закат», «Тонкая струна», «Судьба», «Осень», «В разлуке».
Экрама Меликова: «Куст», «Молитва», «На взморье», «Весна».
БАКУ - МОСКВА
Завтра отправляюсь на поезде в Москву, а потом, Бог даст, в Сумы. Старшая сестра уже приехала, а мама никак не дождётся меня. Скоро увижу своих внуков в Москве. Приеду со свежими идеями и впечатлениями, потом опишу!….
30 мая 2004 года. Наконец я дома! Я не могла предста-вить, что мой отпуск, проведённый вдали от дома, будет насы-щен встречами, что душа моя успокоится, увидев маму и сес-тёр. Теперь о предстоящих  поездках:
Двадцать пятого апреля я выехала поездом из Баку в Мо-скву, поручив заботы о «Роднике» Экраму Меликову и Стани-славу Савельеву. Не успели родные проводить меня и посадить в вагон, как я вся в думах была уже о Москве. Двое с полови-ной суток добиралась до города, который стал родным моему сыну.
ВСТРЕЧА С СЫНОМ
В поезде меня потрясло одно событие: проводник впус-тил в вагон тридцать девять наёмных рабочих казахов, которые следовали от Астрахани в столицу России. Без матрацев, на са-мых верхних полках они улеглись кто как, подложив под голо-вы сумки или одежду. Они походили на загнанный скот. Го-лодные, плохо одетые, жаловались, что у них в сёлах нет рабо-ты, поэтому им приходится ехать в Москву работать на строй-ках, чтобы содержать свои семьи, находящиеся на грани выжи-вания. У меня сердце сжималось от жалости, когда я глядела на них. Ведь их обкрадывают не только в заработке, но и в дороге.
Я угостила сидевшего около меня молодого мужчину хлебом с колбасой. Надо было видеть, как он сжимал двумя ру-ками пищу, боясь, что у него её отнимут. Тут вспомнила стихо-творение Н.А.Некрасова «Размышления у парадного подъез-да». Куда мы идём? И что будет дальше?…
Мне повезло со спутниками в дороге. Мужчины помогли вносить и выносить мои вещи. Таможенники тщательно прове-ряли многих пассажиров. У меня же проверили только доку-менты, но мне нечего было беспокоиться, я ничего запретного никогда не брала с собой в дорогу, только подарки родным и личные вещи.
Сын встретил меня один. Увидев его, я замерла оттого, как выглядела моя кровинка. Худой, с серым налётом на лице вместо загара, что придавало ему болезненный вид. Но сын есть сын. Как я соскучилась по нему! Хватит ли у меня время обменяться новостями и узнать, как он живёт? Мне хотелось обнять и навсегда прижать его к своему сердцу, и не отпускать никогда. Но я хорошо понимала, что это невозможно.
Мы с полчаса ждали на вокзале открытия метро. Ведь по-езд пришёл в пять часов утра, когда кроме такси никакой транспорт не работал.
На все вопросы Яша отвечал, улыбаясь. Он старался меня успокоить, что не всё так плохо, как я думаю. Как только зара-ботало метро, сын подхватил сумки и мы вместе с людьми во-шли в метро и стали пробираться к эскалатору. Сделав пере-садку с одной линии на другую, мы быстро добрались домой.
Дома никто не спал.  Алевтина со своей мамой встретили меня ласково. Внуки готовились - старший в школу, а младший в садик. Галина Ивановна хлопотала на кухне. Максим вырос, не узнать, а Димочка в этот день не пошёл в садик Евгений Иванович вот уже восемь лет лежит парализованный. Никого не узнаёт. В течение трёх дней я успела наговориться с Гали-ной Ивановной и Алевтиной о жизни, о проблемах в семье и о наших детях. Максим, стесняясь, держался немного скованнее, чем Димочка. Дима разрешал мне целовать его, когда захочу. Нисколько не изменились Галина Ивановна и Алевтина, разве что, Аля стала солиднее и ухоженней. Пять лет отделяли нас от последней нашей встречи. Всё так же Галина Ивановна вела домашнее хозяйство. Можно сказать, она вела и ведёт весь дом. Яша и Аля поддерживают всё и вся, что подскажет хозяйка до-ма. Хотя Яша часто ей противоречил, но это не были скандалы, просто каждый из них стоял на своих позициях и уступать не хотел. Аля была ко мне внимательна. Мы находили темы для разговоров, ведь нам было о чём поговорить.
Она выходила из дома на работу либо с моим сыном, ли-бо одна. Я оставалась с Галиной Ивановной и Димой.
НА УТРЕННИКЕ ВНУКА
На второй день Галина Ивановна пригласила меня к Диме в детский сад на утренник. Должен был состояться большой концерт двух групп – выпускников, которых ожидает новый путь в страну Знаний, т.е. в первый класс. Я с удовольствием пошла. Мы устроились в последнем ряду, а их было всего пять. Впереди стояли детские стулья, так что нам было всё хорошо видно. Мне очень понравилась воспитательница Димы. Её пол-нота нисколько не мешала ей двигаться быстро, звучал ласково её удивительный голос. Дети следили за каждым её жестом и взглядом, когда танцевали и читали стихи.
Да и вообще, в садике было настолько всё благоустроено, что у меня сердце трепетало от радости, что мой внук воспиты-вается в таком детском заведении, а во время концерта я не могла сдержать счастливые слёзы. До чего мило создали сцен-ку – остров знания. Главные роли исполняли пираты, и один из них – Дима. Алевтина записала на камеру весь концерт.
Мне хотелось посмотреть внимательней, как оборудован садик для детей. Конечно, не сравнить с бакинскими детсада-ми. У них отдельная спальня, где дети днём отдыхают. Уголок для игрушек занимал половину зала. Такого изобилия игрушек и оформления уголка я ещё не видела.
В ГОСТЯХ У ЛАЛЫ
В этот вечер я договорилась по телефону встретиться с Лалой Ахвердиевой. Дома всех предупредила, что еду к ней на ночь. Мы встретились у метро. Маршруткой от метро добра-лись до её дома. Она рассказала, что буквально за два часа на-шла квартиру. Сама живёт в тульской области г. Узловая, и специально приехала в Москву, чтобы устроиться на работу и наговориться от души.
Поднялись на третий этаж. В этой же квартире жил ещё один мужчина, который встречался с женщиной. Две комнаты занимали квартиранты, каждый платил за свою комнату от-дельно, ведь в Москве квартиры стоят очень дорого, независи-мо от того, снимаешь ли ты их или являешься непосредственно хозяином. Я предполагала, что Лала нуждается в моих услугах, поэтому прихватила с собой парикмахерские инструменты.
В квартире было чисто, как будто после ремонта. В ком-нате Лалы стоял добротный диван, большой стол и два стула. Мы прошли в другую комнату. Хозяина дома не было, а вещи и чемоданы, разбросанные хаотично, составляли весь его багаж. Так как Лала ждала случая, чтобы привести себя в порядок, на-до было взять большое зеркало, что лежало на полу у стенки в горизонтальном положении. Лала подняла его и перенесла в прихожую, примостив ближе к стене, чтобы в него было удоб-но смотреться. Не успела покрасить и постричь Лалу, как по-слышался стук и звонок в дверь. Я зашла в комнату, а Лала по-торопилась открыть дверь. Сосед по комнате буквально проле-тел со своей знакомой в свою комнату, которую он занимал, и закрыл за собой дверь. Распахнутую дверь  на площадке, кото-рую не успели затворить за собой «соседи», пришлось закры-вать Лале. Громкий спор за стенкой долго не прекращался, а мы сидели в комнате Лалы и от непонятного смущения не зна-ли, что нам делать. Через некоторое время вышел сосед и по-просил не обращать внимания на его спутницу, дескать, на её дне рождения они поспорили между собой, поэтому она такая взвинченная. Чувствовалась какая-то внутренняя скованность, разговора большого не получилось. Мы пристроились вдвоём на диване и долго не могли уснуть, разговоры затянулись почти до утра. Кое-как вздремнули, а утром соседи ушли первыми. Я намекнула тогда подруге: «Весело будет тебе, такие концерты, видимо, ещё не раз будут повторяться». Она уже стала поду-мывать, как бы снять себе отдельную комнату. Самое главное для неё - устроиться на работу. Уложив её волосы феном, я стала торопить её, потому что опаздывала к сыну, но Лала за-нялась косметикой, так что пришлось долго ждать. Обещала быть у сына к 11 часам, а время показывало двенадцать. Мне ещё добираться автобусом и на метро. Мы приехали, можно сказать, вовремя потому, что я успела уложить свои вещи, а Лала нашла общие темы с Галиной Ивановной по поводу быто-вых проблем, как, например, купля и продажа квартиры. Вече-ром мне предстояло выехать в г. Сумы.
СНОВА В ДОРОГУ
Уезжая, усердно просила сына с Алей, чтобы жили друж-но, ведь Галина Ивановна рядом, а я далеко. Аля стала меня успокаивать, что у них всё хорошо и не надо так волноваться. Время поджимало. Галина Ивановна  вручила мне немного российских денег. Пришли с работы Аля и Яша. Пообедав, я попрощалась с внуками и с Галиной Ивановной, и мы направи-лись к метро, где я рассталась с Лалой.
Центральный вход на вокзал был закрыт на ремонт, и нам пришлось пройти к поезду в обход. Погода стояла хорошая. До отхода поезда оставалось немного времени. Когда сын размес-тил мои вещи в купе под сиденьем, я, простившись с ним и с Алевтиной, ощутила жгучую тоску. Когда ещё я их увижу? По-езд набирал скорость. Лишь добрые отношения в семейной жизни у сына успокаивали меня. Не всё так плохо, как я пред-ставляла себе раньше. Лишь бы они были счастливы!
Мысли хаотично метались от одной встречи к другой, к тому, что ждёт меня в Сумах. Как там мама? Я знала, что стар-шая сестра, приехавшая до меня, гостит у нашей младшей се-стры, что они готовятся к встрече со мной. Уже утром, когда мы подъезжали в Сумы, моё сердце стало биться учащённо в предчувствии предстоящей встречи.
РАДОСТНЫЕ ВСТРЕЧИ….
В Сумах меня встречали обе сестрёнки и Стас. Боже, сколько было радости на наших лицах! Сели в такси, и в тече-ние всего пути мы всё «чирикали»: как я доехала, как в Москве живут Яшар с Алей, как мама. Георгина и Ирина наперебой рассказывали, с каким нетерпением она ждёт меня. Не успела я войти в квартиру, как бросилась искать по комнатам самое до-рогое существо - маму. Она сидела в маленькой комнате вся в ожидании нашей встречи. Я её расцеловала, как могла: глаза, руки, щёки. Мы так сильно соскучились вдали друг от друга!
Естественно, после долгой дороги, успокоив маму, я ныр-нула в ванну, чтобы смыть с себя дорожную усталость….
Мама не могла нарадоваться, что я приехала. Но как она болеет, ужас! Каждые три часа измеряет давление. Даже у меня давление подскочило до 180, а нижнее 120. Гера дала мне свои немецкие таблетки, чтобы его снизить. Я начала пить мине-ральную воду, и мне стало лучше. Второго мая отметили день рождения мамы, объединив его с днем рождения Бориса – му-жа Георгины, который родился третьего числа.
Ирина снимала нашу встречу на видеокамеру. После праздника Ирина со Стасом с головой уходили в работу, а мы их всегда ждали к ужину, к десяти часам. Обедом занимался в основном Боря. Уж как он нас откармливал своим узбекским пловом! И вообще, он так вкусно готовит - пальчики обли-жешь. Мне ничего не давали делать, потому что я ослабла по-сле операции, да и дома не очень берегла себя. И болезнь вер-нулась. Однажды я сказала своему доктору, (Рена ханум – так её зовут), я королева в стихах, а дома - обычная хозяйка, хотя дети уже давно хозяйничают по-своему, а за мною осталось одно название, когда готовлю или стираю.
К моему юбилею, который должен будет состояться 18-го июня, родные приготовили много подарков. Даже племянница меня удивила, подарив мне своеобразный сувенир, да такой, что я онемела. Подобное украшение может носить только де-вушка. Я сказала, если мои дети подарят мне внучку, ей и дос-танется этот подарок. Мама подкинула на расходы немного де-нег. Гера дала на обратную дорогу, я тут же попросила Ирину купить мне билет до Баку через Харьков. Именно через Харь-ков, чтобы не возвращаться в Москву, где мне и так уделили большое внимание. Надо иметь совесть.
День Победы мы отметили дома у сестры, а вечером все, кроме мамы, направились в парк посмотреть салют. На берегу небольшой реки, в роскошном парке, мы нашли свободный столик и пластиковые кресла. Какая-то магия заставила нас вместе со всеми кричать “Ура!” при вспышках салюта. Так продолжалось, пока не кончился красочный фейерверк. Домой вернулись поздно, с впечатлениями о прошедшем празднике…
Разговоров вечерами хватало для всех и обо всем. Мама не отпускала меня от себя. Я написала всего два стихотворе-ния, потому что мама запретила заниматься у них сочинением:
- Приедешь домой, пиши, а здесь отдыхай! - вот и все де-ла! Она привела в пример брата, который тоже много писал, а чем кончил? – “Ушёл раньше всех из жизни”. Смотрела я на всё это и думала: так однообразно прожить свою жизнь я не смогу. Правда, были в гостях у бывших бакинских соседей, ко-торые теперь живут в Сумах, вспоминали наш родной город. Пришлось сказать, что город уже совсем не тот, да и люди дру-гие. Ничего от старого не осталось.
Я думаю, разве могут уложиться в строки мои мысли и впечатления, ведь их было слишком много! Кое-какие детали, может и значительные, потихоньку стираются в памяти. Оста-ётся одна забота родных обо мне и тёплые встречи. Как хоро-шо, что они у меня есть!
ПРОВОДЫ, ПРОВОДЫ…
Время пролетело так быстро, что не успели оглянуться, как Гера и Боря стали собираться в дорогу. Как мне было тяже-ло с ними расставаться! Когда ещё увидимся? Стас и Ирина пошли провожать родных на вокзал, а я осталась с мамой, и в доме сразу стало пусто.
Позже звонила Гера, рассказала, как доехали, и спросила, как мы без неё обходимся. Я ответила ей, что взяла на себя за-боту о маме: готовила пирожки, долму, и вообще делала всё, на что была способна. Продукты приносили Ирина и Стас. Через десять дней я сама стала собираться в дорогу. Мама затоскова-ла. Всё старалась убедить меня, чтобы я берегла себя и не но-сила тяжёлые вещи. Я обещала ей  приехать на следующий год.
Когда мы сидели рядом, мама старалась в очередной раз давать мне наставления, а я отводила её от главной темы и всё говорила о посторонних вещах. Она тут же отвечала, что я за-говариваю ей зубы и не слушаю её. Тогда я пускала в ход лас-ковые слова, утешая тем, что мы скоро снова встретимся...
Мысли мои были о бакинском доме. Вроде всех повидала, и уже домашние дела и творческая жизнь стояли перед моими глазами. От них мне не уйти. Мне было больно, что я сама уже не та сильная женщина, что была раньше. Я, как бабочка, больше держалась за воздух, чем за жизнь.
МЫСЛИ О ДОМЕ
23-го числа Стас и Ирина на рассвете проводили меня на вокзал, посадили в поезд, на котором я могла бы доехать до Харькова, а там пересесть на бакинский поезд… и домой. До отхода поезда оставалось немного времени. Утро было влаж-ное, слегка моросил дождь, а чистый воздух освежал мысли, отчего менялось настроение: то расслабленность, то напряже-ние. Трудно было расставаться с этим замечательным миром, в котором останутся мои родные. Я стояла опустошённая, оста-вив здесь частицу своего сердца.
По дороге от Сум до Харькова вдруг вспоминала, как провела время своего отпуска в кругу дорогих мне людей. Я гордилась тем, что у меня такие добрые, любящие сёстры, что с мамой у них самые тёплые отношения, хотя по характеру мы все разные.
К восьми часам утра поезд прибыл в Харьков. Сосед по купе помог мне вынести вещи, а на вокзале молодой носиль-щик перенёс мои сумки на другую платформу и объяснил, что поезд на Баку подойдёт через час. Он указал мне скамейку, около которой остановится нужный мне вагон. Пока я разгля-дывала вокзал, подошёл молодой человек и сел на скамейку рядом со мной. Мы разговорились, и я поняла, что он тоже из Баку. Естественно, на мою просьбу помочь занести мои вещи в вагон он с готовностью согласился.  Всё прошло благополучно. Менялись станции, пассажиры и таможни на границах Украи-ны, России и Азербайджана. Меня особенно не проверяли, ви-димо видели, что я не торговка. Кроме вещей и 2-х килограм-мов мёда я ничего не везла. Поэтому была спокойной и уверен-ной. Дома меня встречали Экрам, Амирхан, муж, дочка и ма-ленький Эмильчик. Сколько было впечатлений!
ШЕСТОГО ИЮНЯ
На «Роднике» я объявила, где будет проходить «День па-мяти А. С. Пушкина», и сама пришла чуть раньше назначенно-го времени. К памятнику подошла Светлана Николаевна Бари-нова с «дружиной» и с гостями. Встретила Виктора Титовича Татаренко. Я много раз звонила ему узнать, передал ли он в по-сольство мои книги? Увидев меня, он признался, что книги мои лежат у секретаря Исмаилинского района и что он их ещё не забрал. Значит, до посольства они не дошли. Тогда что гово-рить заранее о презентации.
НА СТРАНИЦЕ «ВЫШКИ»
В конце месяца позвонила Медина ханум и поручила ото-брать стихи родниковцев для публикации. Естественно, я по-ехала в редакцию, прихватив свои стихи и фото на случай, если она сможет к моему юбилею выпустить моё стихотворение.
Медина ханум с удовольствием приняла моё творчество. И предложила написать очерк о парикмахерском деле (лече-нии, моде и т.д.).
Позже я поздравила московского внука Диму с его днём рождения. Не забыла поздравить и Стаса в Сумах.
ПЕРЕД ПРЕЗЕНТАЦИЕЙ
В один из вечеров позвонила Михаилу Константиновичу Болотникову, чтобы попросить разрешения провести презента-цию моей книги «Ступени к Храму» и Экрама «Настежь…» в «Содружестве». И ещё  просила провести  мероприятие  20-го или 27-го июня, пока сын с семьёй будут гостить у меня.
Приехали мои дети с внуками. Сколько было радостей! Они справили со мной юбилей. Наш заведующий салоном Ва-лид разрешил провести торжество в кафе. Девочки с работы помогали накрывать столы, я и мои родные готовили горячие блюда.
Яша меня предупредил, что его камера шалит, поэтому он не ручается, что запись получится удачная. Тогда я с Алевти-ной поехала на вокзал в офис и там попросила помочь найти недорогого оператора. Мне продиктовали номер телефон Сер-гея. Позвонив,  я договорилась с ним, что   заказ принят,   и он будет снимать мой юбилей на камеру.
СЮРПРИЗ
18-го июня оператор пришёл во время, и я передала ему кассету. В этот день собралось немного людей. В основном ра-ботники нашего салона и мои родные. На весь «мир» устраи-вать праздник у меня не было возможности. И этого было вполне достаточно, чтобы мой день был счастливым.
Экрам принёс красивый букет из лилий. Он был велико-лепен, я даже не ожидала такого сюрприза! Лариса принесла из своего сада красные розы, они простояли весь вечер у бара в кафе. Краешком уха я услышала от дочки, что с её работы при-дут друзья с тортом. Тогда я взяла из дома подсвечник, кото-рый подарила мне младшая сестра. В темноте зажжённый ма-ленький подсвечник со свечой, на большом торте, в отсветах огня переливался красивыми линиями, завораживая взоры гос-тей. Все спрашивали, где я достала такую свечу, без конца вос-торгаясь её красотой. Лёва с Раисой сели за отдельный столик. Вообще все столы стояли отдельно друг от друга. Но никого это не смутило. Все общались между собой и во время танцев, и тогда, когда присаживались к знакомым, потому что чужих не было, все были знакомые и близкие.
КРУГОВОРОТ
В тот день я ждала подборку стихов родниковцев в «Выш-ке», где могли выйти и мои стихи. Но подборка не вышла, зато была фотография Любови Тимофеевны Якуниной с Житниковым из посольства. Я подумала, что передам ей эту газету.
На следующий день в «Клубе моряков» состоялось соб-рание, посвященное выборам председателя «Содружества», вместо Эльдара Эмильевича Горина. И Горин, и Татьяна Алек-сеевна Керимова были для меня добрыми людьми, каждый по-своему участвовал в моей судьбе. Кто мог знать, что профессор Горин уделит моей персоне внимание и познакомит с хирур-гом, который сделает мне бесплатно операцию. Такие детали никого не интересуют. Позже я узнала, что Татьяна Алексеев-на, как сказал один из представителей казачества на очередном собрании, внесла большие проекты для преобразования всего «Содружества». Михаила Константиновиа Болотникова назна-чили её заместителем.
ПРЕЗЕНТАЦИЯ
Я договорилась с Михаилом Констанстиновичем Болот-никовым отметить презентацию книги 20-го июня в «Содруже-стве». Алины и Татьяны Алексеевны не было. Оператор Сергей пришёл немного раньше назначенного времени.
После прихода Галины Шипулиной стали появляться родниковцы и хазаровцы с  Бахышем Бабаевым. Он быстро ор-ганизовал поход в магазин за тортом. Хорошо, что я взяла су-венирную свечку, не догоревшую на моём дне рождения.
Дети, внуки и муж  расположились у стены, в стороне от столов, на стульях. Пришла Любовь Тимофеевна Якунина. В половине пятого надо было начинать торжество. Чтобы не по-вторять того, что записано на кассете, можно добавить выступ-ления моё, Экрама, Бахыша и Любови Тимофеевны. Уже после выступления Галины Ивановны многие наши молодые поэты насупили носы.
А Галина Ивановна выписала из наших с Экрамом книг строки, рифмы, наиболее удачные метафоры и просила вслу-шаться в необычные строки, прочитав их при всех:
ВАЛЕНТИНА ЭФЕНДИЕВА
СТУПЕНИ К ХРАМУ – 2004
Дни рождений справляю в стихах…
«Дни рождений» 2003, с.10.
Стихов рассыпана сирень
Без робости и сожаленья…
«Сирень стихов» 2003, с.24.
Хочешь, плачь, в жилетку кайся,
Все не выплакать грехи.
Лучше в космос окунайся –
В мои тихие стихи
И в поэзию, как в космос,
Всяк неси свою суму!..
«Волны космоса» 2002, с.25.
Чаша счастья и горя разбилась,
Оставляя осколки в стихах!…
«Осколки строф» 2003, с.25.
Разложена душа моя
На верстаке стиха!..
«Причастие души» 2002,с.33.
Вновь светло и устало
Над строкою замру…
«Шальной ливень» 2002,с.41.
О, жизнь! – Времён ты колесница,
Зачем скрипишь на склоне лет?
Мне бы шампанским заискриться,
Пьянить стихами скучный свет!…
«Колесница жизни» 2002,с.42.
Можно нанизывать строки на строки
И от любви поостывшей замлеть.
Слушать хвалу и хулу, и упрёки,
И об ушедших мгновеньях жалеть…
Мир повернулся лицом к небосводу.
Ты это небо строфою раскрыл,
И, как творец, обретая свободу,
Стих взбудоражил шуршанием крыл…
«Шуршание крыл» 2002,с.53.
Пишется жизнь, как поэма.
Счастьем омыт каждый стих…
«Богема» 2002,с.66.
Как пальцы, свисают сосульки,
Чтоб каплями ринуться в стих…
«Весенние клады» 2002, с. 66.
Я сама стану солнечным морем,
Состоящим из нежных стихов…
«Волны души» 2002,с.84.
Может быть, я в любовном ознобе
Выну стих из футляра души…
«Осенняя серенада» 2003,с.99.
Но художницы пылкое Слово
Даже дьявол не смог оболгать…
«Раскаты грома» 2003,с.104.
Путь к Слову тернист и неровен…
«Верховный час» 2003,с.116.
И снова Слово жизнью одаряю
С суровым бытом в битве и в ладу…
«Пророк на проводе» 2003,с.140.
Я своё беспокойное Слово
Возложу на небесный алтарь…
«Основы высот» 2003,с.147.
Душа не пара седине,
А потому крылата Словом…
«Поэтический маяк», 2003, с.159.
Но стихов золотая капелла
Чёрных храмов прорвёт немоту…
«Золотая капелла» 2003,с.43.
Но гудят наших чувств провода
На строках мелодично, игриво!…
«Созвездие чувств» 2003,с.109.
Строит прекрасная дама
Дом. За строкою строку!
«Смех сквозь слёзы» 2002,с.23.
Доцент-филолог Галина Ивановна подсчитала и подчерк-нула, сколько раз у меня представлены в книгах слова «Я», «Слово» с большой буквы, сколько стихов о поэзии, о жизни, слово «Поэт» с большой буквы. К примеру, как употребляется существительное «СЛОВО»:
Попробуй Слово в злате вычекань,
Погаснут звёздные огни!
Страницы книги, как кирпичики –
И кровью склеены они…
«Вдохновлённая страница», 2004, с.20.
В начале было Слово, а идея
Включилась в жизнь, всему наперекор»…
«Во веки веков», 2005, с.24.
Так здравствуй и вечно царуй
Любви первозданное Слово…
«Духовный родник» 2005, с.35.
Я ж в ладонях несу своё Слово,
Чтобы выразить волю Творца…
«Подколодные творцы», 2004, с.37.
Слово взнесу на алтарь…
«Степная родня», 2004, с.93.
А жизнь продолжается в Слове...
« Доброе имя поэта», 2005, с.134.
Неопалимы жизни узы
Коль в мыслях зреет Слова суть…
2004,с.112.
Слово, Счастье и символ Господень
Я сумею в строфе передать…
«Благочестие», 2004,с.7.
Почувствовать Слово на вкус…
«Воскресший взгляд», 2004,с.60.
Я, страдая, любя и надеясь,
Отыщу свято Слово на дне!…
«Свет на дне», 2005,с.43-44.
И то, что я сейчас узнала –
Мною слегка стреножит прыть:
Под скальпелем трепещет Слово…
«Под наркозом», 2004, с.43.
Даже в самой гадючьей пустыне
Я всегда воспевала Добро!
«Подколодные творцы», 2004, с.37.
Хочу я рифмы вдаль расширить,
Пустив по ним духовный ток…
«В ожидании зимы», 2004, с.13-14.
И для меня всегда бумага
Была церковною иконой…
«Вселенский сон», 2005, с.42.
                        
Валентина Эфендиева пишет о Поэтах:
Я, как ПОЭТ и читатель,
Строю квартиру свою…
«Забытые адреса», 2003, с.4.
ПОЭТ убивает Дракона.
Взгляд – на Запад! Душа – на Восток!
«Виртуальный мир», 2003, с.17.
Я - ПОЭТ и нещадная пытка
Для несчастных сестриц-поэтесс!
«Напиток столетия», 2003, с.29.
Но кому-то дик и пресен
Безупречно-белый свет,
Оттого и интересен
Мир, где властвует ПОЭТ…
«Неовавилонский миф», 2002, с.36.
Уходят в нети слов аккорды,
Как в плавание корабли.
И лишь ПОЭТЫ смотрят гордо
В грядущее, как короли!
Чья Муза – резкий воздух горний,
Ведёт пером, словно веслом.
И каждый всплеск души, искони,
Волнует мир аккордом слов!…
«Уходят в нети», 2004, с.38.
Дух ПОЭТА ласкает и колется,
Словно роком заброшенный скит…
-Подражание Есенину –
«Горизонт души», 2003,с.40.
И душе ПОЭТА очарованной
Станет от любви невмоготу…
«Мадригал», 2003,с.51.
Чтоб по преданию зваться ПОЭТОМ,
Душу открой и не прячь под замок.
Встретив Судьбу, будь же истинным светом,
Светом тому, кто в пути изнемог…
«Шуршание крыл», 2002, с.53.
А ПОЭТ – это просто дитя,
Чья душа песнопевней свирели…
«Мудрое дитя», 2002, с.63.
Лес, как ПОЭТ, стихийно пишет
Замысловатые стихи…
«Зелёный поэт», 2003, с.76.
Поэт тем богат, что умеет,
Как зеркало, мир отражать…
«Молодое полесье», 2002, с.85.
Но на то душа дана ПОЭТУ,
Чтоб не сгинуть и не кануть в Лету.
Нам светиться в шелесте страниц…
«Шелесты страниц», 2002, с.90.
Поэт не дождётся улова,
Пока не сгорит на огне!…
«Верховный час»,2003, с.115.
Поэт, не верящий в исход,
Строчит про розы, про метели…
«В далёкой жизни», 2003, с.117.
Ангелы – те же ПОЭТЫ,
Им никогда не стареть!…
«Современные ангелы», 2002, с. 129.
Каждый век одичанье, погром,
А ПОЭТ остаётся безмолвным…
«Следы в Раю», 2002, с.131.
ПОЭТ – огнекипящий Логос,
А значит, спасена Эпоха!
«Новая эпоха», 2002, с. 154.
ИНТЕРЕСНЫЕ   РИФМЫ
Шамая – душа моя; колора – баркарола; кивера – школя-ра; панцырь – данцинг;
из торы – валторны; аккорды – гордо; иллюминистов – именитых; корсаром –Кассандры; в конюшне – бандюжит; ги-потенузой – законов узы; кристальны – фристайлы; ежи – ше-буршит; казацкая – цацкался; исповедальни – ставни; тоньше – компаньоншей; норовишь - нувориш (род.п. мн.ч.); льдин –латынь; целлофан – изъян; процокал – сокол; шатены –Эйнштейны; преходяще – пращур; преторианцы – ранцы; лати-ник –валентинок; сталактитами – налитыми; лицезреть – Цир-цей;
Зазеркалье – уникальны.
НЕОЛОГИЗМЫ:
Бесконечие, бесконечье;
роздымь; двуочие; сквожение;
чудесить.
ЭКРАМ МЕЛИКОВ «НАСТЕЖЬ»
СТИХИ О РОССИИ
Где-то цветёт РОССИЯ,
Раскинув поля, как руки.
Стр.221;
Я тщусь любимое забыть,
Но это глупо и неважно.
РОССИЯ! Родина, как быть,
Когда ты к сердцу приливаешь?
Стр. 222;
Родина в голубике,
Родина – резеда,
Ты мне дана без бирки
Ясно и навсегда.
Стр.222, 223;
У меня – одно сердце.
И РОССИЯ – одна!
Стр.224;
ИНТЕРЕСНЫЕ МЕТАФОРЫ
Красные брёвна заката
Свалены на траву
Неподражаемо. Как это?
Горящее небо во рву?
«В ожидании дождя», стр. 206;
На ладной фигуре бульвара
Скрипят портупеи тропинок.
«Поющие цветы», стр. 209;
У неба взгляд туманный,
Прогорклый,
Звёздами кепка луны залатана.
И горит на его холёном горле
Алый рубец заката.
В чашки туч подливает
Ночи нектар. И шею резонно
В бархат сумерек обвивает
Жёлтым шарфиком горизонт.
«Небо вечером», стр. 209;
 
Закат по шее неба горностаем
Расползся. Кожей блещет. Сны – пусты.
И парусники цаплями подбитыми
Вложили в воздух белые крыла.
Кипящей, пенистой лавы рывок
Терзает руками белого ветра
Потные клавиатуры нот.
«Видения неба», стр.210;
В глазах её рассыпана трава,
Примятая оградами ресничек.
И руки с белых плеч ручьями льются,
И шея брошью вынянчена в лоск.
И головы светящаяся люстра
Слепит глаза мне лампами волос
Прилипли к обескровленным щекам
Мои глаза – два леденца обсосанных.
«Белая граница лета», стр.206;
Трещат дождинок семечки колёные,
Весь в липкой шелухе апрель благой.
«Прохлада», стр. 207;
Ночь обнажилась предо мною
Веснушчатая, вся – загадка,
В рассохшемся корыте моря
Стирает полотно заката…
Луны крошащийся обмылок
Зажав в натруженной ладони
(Прачка, с.208).
Смотрю на рыжих юбках берегов
Сырые нити молодых осин.
(Фрагмент июня, с.212).
 
Волны водорослями сорили.
В них скифским курганом лежал закат
Краснобородый, как ассириец.
(Каспийское море в августе, с.228).
И половинка месяца медалью
Болтается у неба на груди.
(Салют, с.230).
Свисая люстрами с карнизов,
Звенят сосулек хрустали.
Легко обрывки сумрака листающий,
Зевает ветер, нагоняя сны,
Лежа на волн паласах шелестящих,
Укрывшись в одеяло тишины.
Суставами изржавленных гвоздей
Скрипят скамеек жёлтые скелеты.
(Огни бульвара, с.229).
Мой Каспий тычется о пристань
Своим прохладным языком.
(Град, с.230).
Пропитый ветер запахами колется
Об вечера синюшные цветы.
И волны переливчатыми кольцами
На голове у моря завиты.
(Пьяный, с.321).
Я, головы вращая колесо,
Гляжу с немою болью на асфальта
Изжеванное шинами лицо.
(Бульвар экзаменует, с.232).
 
ПОЭТ О СЕБЕ
Моя жизнь прекращаема?
Мне не боязно. Мне не боязно.
Добежав до полдневного Болдино,
Весь – прощайте!
Я волен быть собой.
Я плакать себя не заставлю,
Как некоторые, голося.
(Косое солнце, с.238).
Никуда от себя не убечь. И не
главный же я негодяй.
Я душе говорю: «Не убей! Не убей
себя никогда!»
Мои чувства, как очи людей,
что творят иной раз чудеса:
Они могут пылать, холодеть.
Холодеть – потому, исчезать.
(Гороскоп, с.245).
Пусть я не очень хороший,
Пусть я ужасно плохой.
(Духовная изнанка, с.223).
Глаза на личике – пара монет.
Молчи, моя лирика. Плохо мне.
Почему сравнение, не знаю сам.
Держу равнение на чудеса.
(Пустой бумажник, с.221).
Моя жизнь, словно вальдшнеп,
Пляшет, клювом слепя.
Я – не лысина Ваншенкин.
Я – убийца себя!
Я не вижу дороги,
Мне везде хорошо.
И душою дороден,
Не надумал ещё
Воспою человека.
Жизнь, как чудо, люблю,
Мир тревожный, как вены
И осин голытьбу!
(Жизнь, с.224-225).
Я догорел с остатком,
Как не корить.
Сколько ещё осталось
Сердце коптить.
Ничего, что дни, как обойма.
Ничего. Мне сегодня не больно.
(Жизнь – она жаровня, с.226).
Горя в любови и навете,
Я ощущаю – мне же - пасть!
Как у всякого на свете
Моя окончится судьба.
И не надо спрашивать
Облегчения. Взялся – иди.
Но душа, это так страшно,
Если она – ты.
(Взорванная, с.227).
Господь, помоги мне. Я очень устал.
Душе моей тяжко. Я, знаешь, не воин.
Но верить в хорошее не перестал.
Пусть жизнь атакует. Я сердцем спокоен.
Наверное, час испытаний настал,
И полдень судьбы человеческой зноен.
Я вырос в безбожии. Ныне же стал
Былинкой Твоей. Но Тебя недостоин.
(Былинка, с.219).
Я, устав от безумного скача,
Безуспешно пытаясь постичь
Силу Слова, упал. Неудача
Ухватила за крылышки дичь.
Сам в себе продолжающий рыться,
Сам себя до кровей иссеку.
Никуда мне от света не деться,
Потому, что он есть, что он был.
(Надежда, с.248).
Продержаться бы в жизни подольше
И не раскланяться.
Снег, затоптанный подошвами,
Под утро блестит глянцем.
В аду, где смола и сера,
Думать о снежном насте?
Раскрываю двери и окна своего сердца
Вам – настежь!
(Настежь, с.252).
ЖИЛ ПОЭТ
В северных столицах отдалённых
Жил поэт, блестящий, как наган.
Многих стихотворцев одарённых,
Много одаренней. Хулиган!
Пел поэт свежо и бесшабашно,
Только в строчки проникала грусть.
Он любил свою Россию страшно,
Знал её насквозь и наизусть!
Но когда глаза его сухие
Заливала тягостная муть,
Всё хотелось на груди России
Русому поэту отдохнуть.
Ветер разметал поблёкший волос.
Мёрзли над полями паруса.
А поэта чистый звонкий голос
Соколёнком рвался в небеса!
Жизнь шутить с поэтом не хотела.
И над сонным миром, жизнью над,
Взвился он в пространство без предела,
Перерезав вену, как канат.
Больно. Глаз сомкнувшиеся щели.
А душа? Что делать, с грешной, с ней?
Мне его последнее решенье
С каждым днём становится ясней.
1965-1995.
После выступления Галины Ивановны Лачин выступил резко, характеризуя Экрама, как человеконенавистника, срав-нивая его с выдающимися поэтами прошлых эпох.
Галина Ивановна, прочитав выдержки из стихотворений Экрама, объяснила, что она вначале его не принимала и только из четвёртой книги нашей поняла, что многое у него чисто внешнее, а в глубине души он похож на Есенина, хотя Есенин, по сути своей, слишком далёк от бакинского Екклезиаста. Вре-мя другое.
ПЕРВАЯ «ЛАСТОЧКА»
7 июля 2004 года. 25-го июня в газете «Вышка» вышла подборка стихов родниковцев и в самом конце Медина ханум, главный редактор, поздравила меня с юбилеем от вышкинцев и пожелала всех благ, напечатав стихотворение «Одна из мно-гих» с моей фотографией. Как было приятно!
В тот же день, вечером, я и Экрам встретились у 5-го подъезда Дома правительства, а немного позже подошёл Алек-сандр Раков. Нас пригласили в помещение кинематографии - на второй этаж Гасан Гулиев и Татаренко Виктор Титович. Первое заседание «Содружества» литераторов было решено организо-вать давно и, наконец, мы собрались. Это была вторая встреча в «Содружестве». Потом его переименовали в «Луч».
«ЛУЧ» В ДЕЙСТВИИ
Никто из приглашённых авторов не догадывался, кто там будет, и какие будут решаться вопросы. Я на всякий случай, зная, что тема коснётся России, взяла с собой последнюю кни-гу, где ей, милой и далёкой стране, посвящены стихи.
В фойе встретила  Гасана Гулиева. Поздоровавшись,  протянула ему книгу в подарок. Он с благодарностью её при-нял. Пришли Лиза Касумова, Севиндж Гейдарова, Станислав Савельев.
Алина Талыбова в то время  была занята в комнате, отве-дённой для нас. Я удивилась, что Севиндж заговорила со мной.  Передала ей почитать  газету «Вышка». Поговорили  о внуках и о поэзии, слегка касаясь и других тем.
Вошёл Виктор Титович. Я узнала в двух словах о том, как и когда он забрал мои книги в исполкоме и передал ли в по-сольство. Всё оказалось в порядке.
Пока мы ожидали приглашения в зал, где должен был со-стояться разговор об организации «Содружества». Нас пригла-сил Виктор Титович зайти в «комнату», отведённую для засе-дания. Когда я вошла, поразилась: вдоль стен стояли столы на-крытые столы к чаю, здесь же стояли тарелки с бутербродами  маленькими печеньями, и минеральная вода. С правой стороны стоял рояль. Видно, эта комната предназначена для небольших концертов. Прямо от входа, у окна, стоял большой стол. За ним расположились Гасан Гулиев, Виктор Титович Татаренко, Алина Талыбова и молодой парень, мне неизвестный. Виктор Титович рассказал, как и для чего организуется литературный салон под названием «Содружество». Идеи наметили большие: встречи с посольством, издание альманаха и организация по-мощи в издании книг поэтов, пишущих на русском языке, ко-торые уже известны у нас в Баку. Надеются на спонсоров, ко-торые помогут осуществить их замыслы. Выбрали председате-ля, секретаря, многие выступали с предложениями, на которые обращали особое внимание.
Кондиционеры, вмонтированные в окна, дули в спину Виктору Титовичу. Он пересел за наш столик.
Авторам предложили почитать свои стихи. Экрам вышел первым. Его стихи, как и сам Экрам, всегда производят впечат-ление на слушателей. Елизавета Касумова попросила посмот-реть нашу книгу, но из-за того, что желающих выступить было много, она так и не смогла толком этого сделать. Свои стихо-творения читали Станислав Савельев, Алина Талыбова, Алек-сандр Раков, Севиндж Гейдарова и Лиза Касумова.  В конце предложили выступить мне. Стихи о России произвели впеча-телние.
Две женщины сидели поодаль и о чём-то беседовали. Я  думала  что они новенькие члены объединения. Оказывается, одна из них актриса, ведущая программы «Ретро» (старинные фильмы), которая идет в три часа ночи. Она выступила со сло-вами: «Меня поразило, что есть ещё оптимисты, пишущие сти-хи на русском языке». Эта встреча произвела на неё прекрасное впечатление. Настроение было приподнятым, мы надеялись, что наши стихи увидят свет.
Не знаю, кто был автором статьи в газете «Новости Азер-байджана» за 29-ое июля, которую принёс показать Станислав Савельев, но в ней говорилось о наших встречах и перспекти-вах на будущее. Хотела найти газету, чтобы оставить себе на память, но, увы, не получилось. Слишком много времени про-шло с тех пор. Я хорошо понимала, что оставшиеся газеты дол-го не залёживаются в киосках, их сдают обратно.
В РАДИОСТУДИИ
30-го июня позвонила Земфира ханум и предложила вы-ступить мне и Экраму на радио. Второго июля мы с Экрамом направились в радиостудию. Иосиф Ткач ждал нас в фойе. Мы вместе поднялись по лестнице и прошли в помещение, где про-исходит запись.
И у меня, и у Земфиры в этот день часто происходили сбои. Пришлось несколько раз прерывать запись, но в целом она прошла успешно. На работе слушала передачу одна, тем более, что контингент мастеров у нас поменялся и мало кто по-нимал русский язык, чтобы слушать стихи.
Ко мне позвонил Рамиз Гейдар. Комплименты долго не заставили себя ждать. Он выразил свое восхищение и спросил, почему я не пригласила его на юбилей. Я ответила, что справ-ляла на работе. Звонил Экрам, он тоже слушал передачу. Зем-фира ханум сказала, что на радиопередачу поступил отклик из Славянского университета. Руководителям очень понравились наши стихи. Уже чуть позже позвонила домой Варвара Кон-стантиновна. После хвалебных слов она стала рассказывать, как в её время было много критиков, и что они играли опреде-лённую роль в жизни поэтов. Я ответила, что критиков и у ме-ня немало…
НОВЫЙ АЛЬМАНАХ «СОДРУЖЕСТВА»
6-го июля приготовила стихи для альманаха «Содружест-ва». Над альманахом работали Мансур Векилов и Марат Ша-фиев. Вышел пятый номер «Литературного Азербайджана», где были опубликованы и мои стихи.
Я нисколько не удивилась, что Мансур исправил мои сти-хи в журнале.
Когда я пришла в Союз писателей, в кабинете у Мансура сидел Эльдар Шарифов. Мансура ещё не было. Мы немного поговорили о том, о сём. Я подарила Эльдару свою книгу и ос-тавила у Мансура стихи для альманаха. Дожидаться Мансура я не стала, понимая его занятость. Кроме того, мне пора было идти на работу во вторую смену. Эльдар Шарифов вручил мне три журнала с моими стихами и спросил: «Почему не заходит Экрам?» Я ответила, что он заканчивает работу поздно, а уйти с работы не всегда получается.
Дома никого не интересовала публикация моих стихов в журнале. Только когда пришёл Экрам, он внимательно меня выслушал и сказал, что разницы между оригиналом и исправ-лениями Мансура в стихах почти нет.
«БОГАТСТВО ПОД НАЗВАНИЕМ ВОЛОСЫ»
Александра Михайловна Шипулина  пригласила меня на Пушкинский вечер, который состоится 10-го июля (в субботу) в шесть часов, в консерватории.  Обзвонила всех родниковцев. Мне же придётся уйти с работы пораньше, чтобы не опоздать самой.
Вчера был звонок из Сумы. Мама жаловалась на боли от камней в жёлчном пузыре. Она собирается ложиться в больни-цу. Я очень волнуюсь за неё. Ведь я знаю, что такое боли, сама испытала…
Приготовила дискету с записями о парикмахерском ис-кусстве. Надо передать Медине ханум.
19 июля 2004 года. Девятого июля в газете «Вышка» вы-шла моя статья «Богатство под названием волосы». Это я изме-нила свою фамилию, написав сокращённо Валентина Эф. Но получилось так: кто знал, что я дамский мастер, догадался. Первой сказала мне об этом воспитательница детского сада Лидия Алексеевна, которая воспитывала моих детей, когда они были маленькими.
Во вторник (13-го) я отнесла дискету Медине ханум с но-вой темой: «Лечение волос», а 16-го июля (в пятницу) статья вышла. Показала ее на работе. Кроме косметолога Ларисы ни-кто не читал. Вот тебе и мастера, их ничего не интересует.
НЕОЖИДАННЫЙ ЗВОНОК
Пятнадцатого июля позвонила Светлана Воля. Я удиви-лась. Оказывается, она никуда не уезжала, а её соседка почему-то сообщила мне по телефону, что она уехала из Баку. И ещё она сообщила, что поменяла номер телефона. Я спросила на-счёт обещанной ею книги, сохранилась ли она для меня. Узнав, что книга меня ждёт, я договорилась встретиться с ней во вторник 21-го июля.
16-го, в пятницу, вышла моя вторая статья в газете «Вышка», но в сокращённом виде.
СНОВА В ГОСТЯХ
17-го мы были приглашены в гости к Раисе и Лёве Ка-лашниковым. Экрам объяснил, что придёт с работы попозже, а я с мужем направилась к ним в четвёртом часу дня, после рабо-ты. На балконе они накрыли стол. Пока Экрама не было, мы переговорили с Раисой о многом, в частности о последних но-востях.
Вскоре пришёл Экрам. Лёва стал быстро накрывать на стол. После взбудораженных приветствий и кратких сведений о семейных проблемах разговор за столом перешёл на поэзию. Лёва, молодец, всегда поддерживает присутствующих приба-утками и анекдотами, за компанию. Нураддина больше увлека-ет тема рыбалки. Тут ему собеседником тоже является Лёва. Оба так увлекаются, что мы с Раисой переглядываемся, но не прерываем их разговор на любимую тему. Так как мы за сто-лом обычно читаем свои стихи, я и Раиса не отказались от же-лания поделиться своим творчеством. Тема касалась и детей, и наших внуков. Так незаметно прошло время, и мы с Нурадди-ном и Экрамом стали прощаться. Лёва решил проводить нас до остановки. Выйдя из подъезда, мы увидели, как за небольшим столиком собрались мужчины, они играли в домино. Среди них я узнала директора издательства «Гянджлик» Алиджана Таргу-лу оглы Алиева. Он встал и вышел к нам навстречу. Мы лю-безно обменялись добрыми словами. Я смотрела на него и удивлялась, сколько оптимизма и культуры в его возрасте!
С Лёвой попрощались тут же у подъезда, убедив его ос-таться и поговорить с соседями.
ВЕСТИ ОТ НАДЕЖДЫ
Восемнадцатого июля позвонил младший сын Надежды Давришевой. Я сразу догадалась, почему от неё долго не было звонка и письма. Видимо, она ждала, когда сын соберётся по-ехать в Баку, чтобы передать в подарок сборник поэзии Вяче-слава Иванова в честь моего юбилея. Мы договорились встре-титься через день на автобусной остановке около кукольного театра. Там же предстояла у меня встреча со Светланой Воля.
На следующее утро (21-го пошёл дождь), я всё боялась промокнуть, но к обеду он прекратился. Выйдя с работы по-раньше, чтобы успеть до четырёх часов, передать дискету по окраске волос, я поехала в редакцию. Эльмира ханум приняла от меня эту дискету.
Выходя из кабинета, в коридоре встретилась с женщиной, которая показалась мне знакомой, только потом я вспомнила, что она – журналистка и работает в этом же издательстве. Она меня просто огорошила тем, что, улыбаясь, стала на ходу спрашивать о своих волосах, какая стрижка ей подойдёт. Я до-гадалась, что она читала мою статью и спросила, какую бы стрижку она хотела. «Я раньше носила волосы под «каре», а теперь они короткие». Я ей в ответ: «Предстоит переломный момент, надо подождать, когда они вырастут, а этого ждать до-вольно долго». Улыбаясь, мы разошлись в разные стороны.
Оставалось немного свободного времени до встречи со Светланой, и я решила зайти на работу к Экраму. Ему переда-ли, как он рассказал, что его ждёт женщина, похожая на при-балтийку. Экрам шёл навстречу, улыбаясь.  Подумала: с чего бы это? А он отвечает: «Тебя приняли за женщину из Прибал-тики». Он подписался на двух наших книгах для передачи Светлане и Надежде Давришевой. Затем отпросился с работы, и мы прошлись к бульвару, чтобы полчаса отдохнуть на ска-мейке, ведь до назначенной встречи надо было использовать оставшееся время.
ПРИЯТНЫЕ ВСТРЕЧИ
Смотрю, идёт Светлана Воля и разговаривает с кем-то на ходу по мобильнику. Экрам к этому времени возвратился на работу. Я поздоровалась с ней и сообщила, что у меня назначе-на ещё одна встреча здесь же. Мы присели на свободную ска-мейку на остановке. Светлана надписала мне с Экрамом на па-мять свой сборник. И я подарила ей нашу книгу и передала две книги для распространения за границей.
Вскоре заметила парня, который смотрел на часы. Дога-давшись, что этот парень может быть сыном Надежды Даври-шевой, я пошла ему навстречу и не ошиблась, он оказался тем, кого я ждала. Мы вернулись к Свете, и я представила их друг другу. Он передал небольшую книжечку в твёрдом переплёте Вячеслава Иванова – лирика. Сверху её обрамляла супероб-ложка, с которой крупным планом смотрела на меня женщина со средневековой картины. Художника я не знаю. Кто пред-ставлен на картине, я пока не выяснила.
Приготовленное мною письмо в большом конверте, где я еле разместила свою с Экрамом книгу, и миниатюрную карти-ну в рамочке с изображением невысоких гор,  передала моло-дому человеку. Поблагодарив меня,  ушёл по своим делам, а я осталась со Светланой. Она показала мне приглашение на от-чётное собрание «Содружества» по поводу поэтического кон-курса. Я тогда ещё не знала, что Светлана сдавала свои стихи на конкурс. Она об этом сообщила буквально на днях, когда, позвонив, с восторгом сообщила, что прочла мою книгу, кото-рая привела её в полное восхищение. Ей очень понравилось стихотворение о театре, посвящённое Иосифу Ткачу. «Ну и, слава Богу!», – подумала я. А пока я предложила ей поесть мо-роженого. Мы прошли в кафе, сели за столик. Но тут позвонил её муж и попросил не задерживаться. Она заторопилась, и мы разошлись.
РАДОСТНЫЕ ЗВОНКИ
Мне было очень любопытно, так и хотелось позвонить Михаилу Константиновичу Болотникову, чтобы узнать, когда состоится конкурс. Но я сдержала себя, не хотела быть назой-ливой. Позвонил сам Михаил Константинович, приглашая на вечер, где будут награждать победителей конкурса. «Содруже-ство» выпустило альманах. По идее там должны быть напеча-таны стихи мои и Экрама. Я знала, что Раиса Калашникова в последний момент тоже сдала свои стихи на конкурс. Поэтому я ей позвонила и сообщила радостную весть.
На следующей неделе, в три часа дня будет награждение победителей в помещении ВММ, где Виктор Титович Татарен-ко  обычно проводил конференции.
22-го числа, к вечеру, позвонила племянница из Герма-нии. Дважды она не застаёт Сабину дома. Так что пришлось немного с ней посекретничать.
Сегодня придёт Экрам. Я успела написать два стихотво-рения. Одно - посвящение Людмиле, моей племяннице, которая обижается, что я ей ничего не посвятила, хотя она в невырази-мом восторге говорила, что моя книга «Ступени к Храму» её поразила. Ещё прочитала мне своё неоконченное стихотворе-ние, где говорилось о моей поэзии.
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ВЕЧЕР ПОЭЗИИ
Алые атомы зёрен,
во тьму заточённое племя…
Близится осень,
близится время
брызнуть солнечной кровью,
сквозь которое светится семя!
«Гранат». Мансур Векилов
Вчера, 27-го июля, по приглашению Михаила Константи-новича Болотникова я направилась  в ВММ, где должен был состояться заключительный вечер поэзии и прозы. Мы догово-рились встретиться с Раисой Калашниковой и её мужем в зда-нии. Но Раиса не пришла из-за внука. Лёва решил дождаться результата. Людмила его встретила на улице, и мы вместе прошли в конференц-зал. Заняв у большого круглого стола места для нашей компании, я вышла на улицу встретить Экра-ма. Он не знал, где находится ВММ (Международный Пресс-Центр). Пока поднималась наверх и спускалась вниз по лест-нице, встретила сначала Болотникова, потом Татьяну Алексе-евну. На вопрос, получу ли я сегодня книгу, она ответила, что-бы я подошла после окончания вечера, и получила книгу.
На улице  встретила Светлану Воля, она шла мне на-встречу, улыбаясь. Пришёл Мансур со своей подругой. Поя-вился Экрам, и я провела его в зал. Собралось много людей - участников конкурса и приглашённых гостей. Чингиз Абдулла-ев, Житников из посольства, поэты и прозаики, Эльмира Ахун-дова, журналисты, фотографы и люди, пишущие стихи и прозу, а так же знакомые из общества «Содружество», были родни-ковцы и хазаровцы.
За столом я передала Светлане Воля посвященное ей сти-хотворение, пояснив, что оно создано под впечатлением от её книги «Счастье лицедейства – театр абсурда».
После вступительных речей Болотникова и Татьяны Алексеевны, Мансур поздравил всех с праздником поэзии. Он говорил о прозаиках и поэтах, которые печатаются в его жур-нале, и являются одновременно участниками данного конкурса. Ведущая, молодая девушка, отчётливым громким голосом на-зывала имена победителей конкурса. Правда, Светлана Воля возмутилась, что говорит она неправильно, ставя ударения не там, где нужно, и к тому же неграмотно выражает свои мысли.
Сначала награждали школьников. Среди них была и внучка Светланы Воля, она получила подарок и грамоту. На-граждали и самых пожилых, кому за семьдесят лет и больше. Из родниковцев призы получили Геннадий Салаев (но его не было в зале), Заур Мехтиев, Александр Раков, за которых мы все радовались от души.
Как я поняла из выступления Мансура Векилова и заклю-чительного слова М. К. Болотникова, книга, вышедшая под эгидой «Содружества», вместила в себя авторов разных нацио-нальностей из разных регионов Азербайджана.
В фойе нас пригласили на чай и кофе. Мы с удовольстви-ем попробовали печёные изделия и напитки. К нам подошёл Ибрагим – бард из Центра Русской Культуры. Экрам начал с ним пикироваться, правда, в шуточной форме.
Увидела Яну и Лачина. Она подарила мне и Экраму
обещанную книгу, где объединила своё творчество с творчест-вом Лачина, под одним переплётом, как я с Экрамом в своих книгах. Дома я просмотрела книгу и увидела, что в ней больше прозы, чем поэзии.
ПОЭТИЧЕСКИЕ НОВОСТИ
Конец июля 2004 года. Состоялось очередное занятие «Родника». Правда, пришли десять человек, не больше, но за-нятие было насыщенным. В тот день в газете  «Вышка» вышла небольшая подборка родниковцев, а в «Нашем веке» – большая статья о конкурсе поэзии, который прошёл в «Содружестве». И самое приятное – это фотография трех молодых участников конкурса. Среди них родниковец Заур Мехтиев, хотя его стихи и не вошли в сборник «Содружество». А вечером меня по те-лефону пригласил Михаил Константинович  прийти в «Содру-жество» и получить сборник, о котором так много говорилось.
30 июля 2004 года я ушла пораньше с работы, чтобы за-ехать в «Содружество» и получить книги для себя и Экрама. В зале заседало какое-то общество. Михаил Константинович на-ходился в кабинете. Он передал мне две книги, как обещал. Поблагодарив за приятный сюрприз, я предложила ему зво-нить, если понадоблюсь. Он ответил улыбаясь: «Куда денетесь, ведь вы наша постоянная участница». Его добродушная улыбка так облагораживала душу, что хотелось ответить ему приятным словом, но я ничего не сказала. На улице, у входа, я дождалась Экрама, вручила ему книгу и попросила его поблагодарить Бо-лотникова. Подошли еще несколько человек - кто из «Родни-ка», кто из «Хазара», а то и просто знакомые люди. Экрам, я и Станислав Савельев решили зайти в церковь. Там были покра-шены полы, но оставлен проход ко второй половине храма. Эк-рам присел на скамью, что служила границей покрашенного пола. Поставив свечки перед иконами Божьей Матери и Нико-лая Чудотворца, мы вышли из храма, и направились к морю. Шли спокойно, не торопясь, беседуя на разные темы. Так, мы дошли до автобусной остановки около подземного перехода. Экрам направился через подземный переход на противополож-ную сторону, к своей остановке, а я села на свой автобус. На-строение было небесное оттого, что погода была потрясающая. Это соответствовало прекрасным ощущениям и погружало в мир грёз.
Звонила Раиса Калашникова, чтобы поделиться новостью: её стихи взял Мансур для публикации в журнал «Литератур-ный Азербайджан». Ну что ж, можно за неё порадоваться!
Больше всего меня поразил звонок Рафика Миркина - Ни-колая Борисовича Хатунцева парализовало, и он попросил меня найти несколько крепких мужчин, чтобы его приподнимали, когда надо менять постельное бельё. Сам Миркин этого не мо-жет из-за слабого здоровья.
НАЧАЛО КОНЦА
Мы поехали к Николаю Борисовичу. По телефону я по-просила оставить двери открытыми. Мы вошли в квартиру. На кровати лежал Николай Борисович, почти голый, укрытый про-стынёй. Он узнал меня, когда я подошла к нему поближе. Я спросила, как он себя чувствует, и объяснила, что пришла с мужем и Экрамом.
Говорил он очень тихо, его еле было слышно. Вскоре по-дошёл сосед Толик. Хорошо, что я купила по дороге курицу. В доме у него ничего не было, кроме грязной посуды. Пришлось отправить Нураддина в магазин за картошкой, луком, морко-вью, а сама занялась посудой. Экрам сел около Николая Бори-совича и спросил, хочет ли он жить. Больной немедленно отве-тил: «Очень!».
Я объяснила Экраму, что каждый человек цепляется за жизнь, как бы плохо ему ни было. Вскоре пришёл с продукта-ми Нураддин. Я почистила плиту и чайник, поставила варить половину курочки, а вторую половину положила в пустой хо-лодильник. Когда суп был почти готов, я спросила Николая Бо-рисовича, хочет ли он есть. Он с улыбкой согласился. Мужчи-ны приподняли его немного, подложив под спину несколько подушек, Николай Борисович причмокивал суп, как бы смакуя каждую ложку. Я его кормила из ложечки. Он немного сму-щался, благодарил за чуткое внимание к нему, ел и улыбался, как ребёнок. Потом начал бубнить что-то нечленораздельное. Толик, как бы перевёл его лепет, что он благодарит нас.
Позвонила сиделка и обещала, что скоро придёт, но так и не пришла, пока мы были у больного. По телефону говорил со мной Рафик Миркин и как бы отчитался передо мной, что врач придёт через два дня, потому что она сама заболела ангиной. Потом долго объяснял, что хлопочет о лекарствах. Я сказала, что принесла ему в подарок нашу с Экрамом книгу «Ступени к Храму», как обещала. Чему очень обрадовался и попросил пе-редать через соседа Толика. Толик рассказал, что Николай Бо-рисович приготовил свою последнюю книгу и, что она уже в типографии (пройдут годы, но никто так и не опубликует её).
Успокоив больного тем, что мы к нему ещё придём, по-прощались и вышли во двор. Я немного опаздывала к Варваре Константиновне, которой обещала подарить наши книги. Ну-раддин поехал домой, а мы с Экрамом направились к поэтессе.
Варвара Константиновна извинилась, что одета по-домашнему. Но когда взяла в руки нашу книгу, объяснила, что надо выпускать тоненькие книги, а то ей трудно читать тол-стую. Я промолчала. Потом она советовала  мне, о чём надо писать - о Карабахе, о жизни людей. На следующий день по-этесса сама позвонила, что прочла всю книгу. Я удивилась, ведь ещё вчера она сетовала на объём книги. Но Варя ответила, что ей очень понравились мои стихи, особенно библейские, и убеждена, что я хорошо знаю Библию, хотя я знаю её поверх-ностно. Мы поговорили ещё о поэзии и поэтах.
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ
23-го августа звонила Н.Б.Хатунцеву, где-то в двенадца-том часу. Долго не отвечали, потом Татьяна взяла трубку и со-общила, что три дня наш больной сильно температурит. Ему поставили систему, сейчас он спит.  Обещала ещё позвонить.
В три часа я закончила работу и вернулась домой. В это время позвонил Рафик Миркин и сообщил, что сегодня, 23-го августа, в час дня скончался Николай Борисович. Я была в шо-ке. Похороны назначены на следующий день, но время ещё не определили. Тут же я стала трезвонить всем, кто знал Николая Борисовича Хатунцева. Оказывается, Бахыш находился около больного, когда он умер во сне. К шести часам мы с Экрамом были у покойного дома. Хотя двери и окна квартиры были от-крыты, пахло формалином. Мы вышли на маленький балкон, где 6-7 человек уже и так еле разместились, кто на стульчике, кто стоя. В последние дни стояла сильная жара – до 35-40 гра-дусов в тени.
Много было разговоров о том, кто смотрел за больным, как он умер, о сиделке, которая исчезла, когда была нужна, а теперь пришла требовать квартиру, как будто она была его же-ной.
Стали распределять нагрузки, кому что делать. Я взяла на себя обязанность приготовить столичный салат. Лиля Оз, Тать-яна Мехтиева и Галина Бабаева – вот три женщины, которые несли нагрузки по поминальному обряду: кому горячие блюда готовить, кому холодные. Бахыш уже договорился насчёт уча-стка на кладбище, где предстоит вечно покоиться Николаю Бо-рисовичу. Толик, Бахыш и Рафик Миркин оформляли докумен-ты, необходимые в данном случае. Занимались машиной, по-купками продуктов и т.д.
ПРОЩАНИЕ С ТЕЛОМ
Привезли гроб. Мужчины приподняли тело и уложили в него покойника. Накрыли белой простынёй-«саваном», а по-верх - ажурной белой накидкой. Из квартиры уже стали выно-сить потихоньку все, кто что мог.
Пришел Иосиф Ткач. Похоронили Н.Б.Хатунцева с по-честями, как могли. Людей было много. Пришлось в два приё-ма усаживать за поминальные столы пришедших на похороны. Многие выступили с последним словом в адрес покойного. Прочитали стихи Людмила Дудко, Экрам. Уставшая помогла вымыть посуду. Видя, что силы мои на исходе, я попросила Экрама проводить меня до автобусной остановки.
                        
ПРОПУСК  НА  «РОДНИК»
Сегодня, 25-го августа, моему внуку исполняется восемь лет. Утром я поздравила дочку, деда и внука с прекрасным днём. Дома готовились к вечеру тщательно. Вкусные блюда манили своими ароматами. Но я так устала, что думала: упаду!
А 28-го (в последнюю пятницу) я пораньше вышла из дома, чтобы сделать пропуск для родниковцев. Почему-то чувствовала, что не всё в порядке. И действительно, пропуск в проходную для полиции не поступил. Меня пропустили, чтобы я выяснила при-чину. В этот день пришла Медина ханум. Через неё пробила про-пуск…. Через полчаса все вошли в конференц-зал.
Медина ханум заглянула в зал и удивилась, что он почти полон. Занятия прошли очень активно.
А СУДЬ И КТО?
ОСТРЫЕ УГЛЫ
«Устраиваясь и твердея от времени,
связи превращаются в нравы и обычаи».
В.О.Ключевский
27-го августа, в пятницу, состоялось заседание «Родни-ка». Людей было немного, но своим приходом удивил всех Теймур Гылманов. По сравнению с тем, каким он был в Союзе писателей, - небритый, худой, с палочкой, теперь он поправил-ся, но остался таким же, как прежде. Теймур попросил у меня последнюю нашу книгу, и поинтересовалась, как ему понрави-лись мое стихотворение в подборке родниковцев в «Вышке» за 27 августа и статья Медины ханум о Н. Б. Хатунцеве.
Хорошая получилась статья. Он ответил: «Ничего, но мне больше понравились стихотворения Экрама и Заура Мехтие-ва».
На занятия пришли Заур Мехтиев и Светлана Сыромят-никова, Нина Ивановна и Станислав Савельев. Раков позвонил Экраму, что заболел и не придёт. Пришёл новый товарищ - На-мик Джафаров. На этот раз он принёс с собою фантастический рассказ.
Я удивилась звонку Савельева, который хотел узнать, слушала ли я передачу о смерти Хатунцева. Честно, я забыла, но сказала, что была занята. Зато завтра будет выступать Ман-сур, он сам просил передать всем. Тема передачи – поэтиче-ский конкурс в «Содружестве». Постараюсь не забыть.
ТРАГЕДИЯ В БЕСЛАНЕ
Когда пришёл Экрам, у меня в гостях была подруга с ра-боты, Лариса, я пригласила её на борщ. Но когда стала накры-вать на стол, вдруг увидела, как по телевизору сообщили о со-бытии, которое потрясло весь мир. Я была в шоке: в Беслане первого сентября бандиты захватили школу во время торжест-венной церемонии, и загнали большую часть детей в здание…. Об этом писали и говорили всюду.
Тревожные дни оставили о себе тяжёлые воспоминания. Весь мир осуждал террористов.
Очень много детей погибло …. Я сама ходила в тревоге за происходящее.
Лариса ушла и я рассказала Экраму, что предстоит вечер Мансура. То, что он не пойдёт на этот вечер, было и так ясно, но он возмущался: почему хочу идти я? Я объяснила: «Значит, я должна отойти от всего мира, как ты, и отречься от литерату-ры?»
Прошло немного времени, он изменил свой взгляд на мою позицию, и промолвил: «Да, я знаю, ты любишь людей, мо-жешь идти к Мансуру – это твоё дело». Я удивилась его пере-мене, но ответила: «Я ещё не решила сама, пойду или нет».
ПРИОРИТЕТ ОТДАЮ ПОЭЗИИ
Много было противоречий в моей душе. Взвешивала и добрые, и язвительные отношения ко мне. Я просто перестала верить в искренность людей. Но никто не разведёт мосты доб-рых отношений между мной и Экрамом. Об этом мы договори-лись с самого начала, когда я почувствовала завистливые взгляды многих знакомых в нашу сторону.
6 сентября 2004 года. Вчера состоялся творческий вечер Мансура Векилова. Ещё утром ко мне на работу позвонил Эк-рам. Я поспорила с ним, когда он спросил: «Ходила ли я на этот вечер?» Я стала обвинять его в том, что он много выступа-ет против несправедливости, ведь надо где-то и промолчать, и резко оборвала разговор по телефону и дала отбой ему в ухо. Как он злится, когда я так поступаю! Мне уже было всё равно: позвонит он или нет.
Прошло минут пять, позвонил. Я тоже тон голоса снизи-ла. Он ещё немного меня успокоил, что я могу идти куда хочу, общаться с людьми и так далее. С ним договорилась встретить-ся во вторник.
Выйдя с работы пораньше, я направилась к автобусной остановке. Долго автобуса не было, потом подошел, и я доеха-ла до вокзала. 45 минут было в запасе. Ходить по магазинам – не было денег. Тогда я прошла к скверу около главного управ-ления железной дороги. Увидев свободную скамейку, решила немного отдохнуть. Вдруг вижу с противоположной стороны, видимо из Еврейского центра, идёт Иосиф Ткач. Оказывается, он вышел встречать гостей. Мы вдвоём присели на скамейку. Стали собираться знакомые. Геннадий Салаев уже был на мес-те, около кассы аэропорта. Поодаль стояли Галина Бабаева с мужем, с ними Ирина Черняева.
Сергей Шаулов с женой стояли в стороне, делая вид, что меня не знают. Подошёл Сиявуш Мамедзаде, поздоровался со всеми, вскоре явился Мансур с Инессой Ловковой.
Подошла к нам Алина Талыбова. Постояв немного, дос-тала из сумки мои с Экрамом фотографии и стихи. Потом пе-редала газету, сказав, что газет мало и предназначены они тем, кто сдавал стихи во время заседания «Содружества» у В. Т. Та-таренко. Мы ещё поговорили немного. Остальные явились чуть позже. Когда настало нужное время, решили направиться в об-щину. Поднялись на третий этаж.
Новое здание, видимо, было построено недавно. Это чув-ствовалось по идеальной чистоте и новым стульям. Стены ещё дышали сыростью. Сцена без занавесей. Где-то застрял Иосиф. Наверно не пропускали гостей, и он пошёл их встречать. Вско-ре появились барды из ЦРК Георгий Черногоров и Ибрагим Имамалиев. С ними Михаил Константинович Болотников, Татьяна Алексеевна Керимова и ещё несколько человек.
Мансур сел за большой стол перед зрителями и начал свой вечер. Он читал свои стихи, старался немного шутить. А гости ещё аплодировали ему в честь его дня рождения. Надо отметить, что весь вечер прошёл в раскрепощённой обстанов-ке.
Иосиф читал стихи Мансура. Выступила Галина Бабаева, поздравила его с днём рождения.  Сергей Аранович с мамой вышли на сцену с гитарой. Маму его я видела впервые. Она предложила спеть вместе с сыном. Пели на русском языке пес-ню о евреях. Потом выступили Георгий с Ибрагимом с песнями под гитару. Дальше продолжил читать своё стихотворение о любви к Родине, сам Мансур. Все, находящиеся в зале, аплоди-ровали после каждого его выступления. Выступила Севиндж. Она спросила, буду ли выступать я – я ответила отрицательно. Ещё выступила Светлана Владимировна Курочкина. Она стала анализировать происходящее на вечере и самого поэта. Гово-рила с особым чувством о Мансуре, вычитывала четверости-шия его, сравнивая с другими поэтами прошлых веков. Она так же коснулась творчества Сергея Шаулова, прочтя его четверо-стишие, перекликающееся со стихом, написанным одной 15-летней девочкой в одно время с ним. Выступила Лиля Оз. Она сказала, что уважение её к Мансуру становится горячее день ото дня. Я не выдержала и громко бросила реплику: скоро за-кипишь! Все стали добродушно смеяться.
Вскоре творческий вечер закончился. Я подошла Алине и переспросила, что она сказала насчёт газеты, когда она переда-вала наши фотографии. Она обещала достать ещё одну газету для Экрама.
Хотела сесть и написать стихотворение, но по телевизору началась передача о погибших в Беслане детях. И у меня поя-вилось желание написать о детях. Сколько горя принесла тра-гедия в Беслане людям! Я представила, как горько ещё будут оплакивать родные и близкие детей и взрослых.
 
ЗАКОНЫ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
ПОКАЗАТЕЛЬНЫ ДЛЯ ПОТОМКОВ
Шестого сентября я написала стихотворение «Тучи над Бесланом», вся под впечатлением недавней трагедии. Сколько боли претерпели люди! В каждом человеке отразилась скорбь. Видя по телевизору, как люди в разных странах и городах воз-лагают цветы у постаментов и устраивают митинги, а я возму-тилась, почему у нас в Баку тишина?
Стала звонить в «Содружество», а там всё время занято. Я позвонила Алине Талыбовой, и она обещала позвонить по сво-им каналам и узнать, что предпринимается у нас в Баку в тра-урные для России дни. Вскоре раздался звонок. Звонила Алина, сказала, что занята, не сможет пойти 7-го числа в Российское посольство, где собираются члены «Содружества» во главе с М. К. Болотниковым.
Седьмого сентября я работала в первую смену, но всё равно решила пойти на встречу с коллективом. К половине первого я с мужем пришли в назначенное место. Погода после дождя была влажная и прохладная. Небо местами глядело хму-ро, как будто вот-вот заплачет вместе с нами в память о погиб-ших. С разных сторон собирались люди.
Много было знакомых лиц. Ровно в половине первого все направились к посольству.
У входа дежурил один из сотрудников. Он впускал, но не каждого. Недалеко у входа было отведено место под навесом, где люди возлагали цветы. На стене было прикреплено обра-щение Путина к народам мира.
Мы все возложили свои цветы. Потом нас пригласили зайти во внутрь здания. На первом этаже отвели небольшую комнату, на столике, в углу, лежала тетрадь для записей.
Михаил Константинович предложил мне переписать в эту книгу моё стихотворение, что я и сделала. Выйдя в фойе из комнаты, мы собрались в круг. Я прочла своё стихотворение.
ТУЧИ НАД БЕСЛАНОМ
Играя в грязную войну,
Глядит угрюмо куча мрази,
Взяв на прицел святейший праздник –
Вспять стрелки счастья повернуть.
А был рассветно светел день.
Как он играл в глазах лучистых!
И освещал всем путь лучинкой.
Погас. Повсюду смерти тень.
Безжалостна рука врага –
Сгрудились тучи над Бесланом:
В стон превратился город славный,
А в плач – небесные врата.
Под мёртвым взглядом стыла Жизнь,
Притихла в ужасе и страхе,
Она уже лежит на плахе
При фотовспышках сотен линз.
Под маской бродит злобы смерч,
Пуская в цель заряд свинцовый.
Кровь пролилась рекой пунцовой,
Касаясь тихих звёздных свеч.
У боли нет границ и сна
И не кончается «вендетта»…
Пусть память горькая темна,
В ней отблеск жизненного Света!
6.9.2004г.
Минута молчания… и мы все вышли из здания. Ещё не-много постояли, а люди продолжали подходить и возлагать свои цветы у памятной стены. Потом я с мужем направилась к автобусной остановке.
Экрам пришёл ко мне домой в шестом часу вечера. Я ему рассказала, как прошёл вечер и поход к «вратам» посольства. Во время разговора Экрам заявил, что не хочет вести «Родник», придётся звонить Медине в редакцию. Сегодня в газете «Выш-ка» вышло стихотворение Варвары Константиновой.
19 сентября 2004 года. Пока стихи родниковцев не вышли в газете «Наш Век», да и новостей, за прошедшие дни особых нет, если не считать того, что я с Экрамом долго и серьёзно бе-седовала насчёт «Родника». Всё уговаривала его продолжать вести объединение, но он наотрез отказался. Я поняла, что он стоит на своём, и его нельзя переубедить. Стараюсь противо-стоять его мировоззрению, а иногда соглашаюсь с ним, потому что он бывает прав так, что диву даёшься. Просто он ушёл в себя. Его семья и я, вот два фактора, которые его держат в этом мире. Он продолжает приходить ко мне такой же вниматель-ный, как будто с ним ничего не происходит.
Звонила Медине ханум в «Вышку», предупредила, что Экрам не может вести «Родник» Сначала она забеспокоилась: «Что, не отпускают с работы?» и решила перенести день заня-тий на субботу. Я за эту мысль ухватилась и в следующий раз попросила: «Пусть останется суббота для занятий. Будет боль-ше приходить людей». Она попросила меня вести «Родник». Сначала я смутилась, а потом согласилась.
В «Вышке» вышло объявление, что «Родник» состоится 25-го, в субботу. Пришлось обзвонить многих.
ЗАМАНЧИВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
2 октября 2004 года. За прошедший период времени про-изошло несколько событий: на первое заседание «Родника», который мне предложила вести Медина ханум, пришли десять человек. Так как Савельев выступал на радио, он решил дома послушать свою передачу.
Я сделала из этого вывод: надо достать маленький приём-ник, что я и сделала, чтобы на следующих занятиях слушать всем вместе литературную передачу, которую ведёт Земфира Шейхзаманова.
К моему удивлению, пришли Энар Гаджиев и Теймур Гылманов, кроме тех, кто постоянно ходит на занятия. Энар показал журнал, выпущенный в Москве под названием «Вос-точная коллекция», где были опубликованы его переводы из Корана. Теймур подарил мне свою вторую книгу и обещал по-дарить в следующий раз первую, в обмен на мою четвёртую книгу.
Я сидела за столом, где обычно сидели руководители «Родника». Читали свои произведения почти все. Я дала воз-можность присутствующим разбирать каждому стихи, которые будут прочитаны. Мне понравилось, как активно, даже со спо-ром происходит диспут между членами «Родника».
Читал Заур Мехтиев. Когда я взяла у него листок для пуб-ликации и прочла его стихотворение, нашла неточности. Обра-тилась в зал, чтобы послушали внимательно, что написал Заур. Я спросила всех: как думают они, но Заур стал возражать, что он так специально написал, хотя я объяснила: «Если идут не-рифмованные стихи, т.е. строки белым стихом, надо так же продолжать писать, а не мешать четверостишия, где в одном стихотворении рифмованные строфы с нерифмованными. Предложила выпустить к весне альманах, сделать несколько походов в школы с выступлениями и обещала достать приём-ник.
Скоро у Сергея Стукалова день рождения и я предложила ему и Александру Ракову выступить на радио, о чём поспроси-ла Земфиру ханум.
Как-то попала на совещание в ЦРК по приглашению Лю-бови Тимофеевны Якуниной и встретила там знакомых. Каж-дого члена «Родника» в течение года я поздравляла с днём ро-ждения через газету «Вышка». Большинство поздравлений вышли с фотографиями.
РОДНОЙ «РОДНИК»
3 октября 2004 года. Тридцатого числа я провела «Род-ник». Савельев Станислав, Теймур Гылманов и Энар Гаджиев не пришли на занятие по не известным мне причинам. Пришла моя подруга Раиса Калашникова с мужем. Светлана Сыромят-никова прочитала свой рассказ: «Мальчик и баба яга». Из всех её рассказов, этот получился наиболее интересным по своему сюжету. Тамилла Таги-заде прочла небольшой рассказ и стихи. Я подумала: намного лучше стала писать. Заур Мехтиев, как всегда, выделялся отточенным стихосложением. Он передал мне свои стихи и на конкурс, и для альманаха.
Читала свои пародии Лилия ОЗ. Молодец, она всегда с юмором и старается всех поддержать!
Ракова на занятии не было. Выступила Раиса Калашнико-ва, как состоявшаяся поэтесса, её стихи многим нравятся. Не-много с опозданием пришёл Илья Гинзбург. Он вникал в каж-дое стихотворение и в каждый рассказ.
Очень редко приходит Светлана Александровна Миль. В этот день она пришла взъерошенная. Коротко рассказала, что хотела пойти в монашки, но её в церкви не приняли. Видимо, она и там противоречила, ей не подходит роль покорной. Для Церкви, как я знаю, больше нужны послушницы.
Светлана Миль разглядела, хоть и краем глаза мир, в ко-тором правят духовные наставники церкви и, по всей видимо-сти, явно разочаровалась. Она рассказала, что сама себе создала образ Бога и молится только ему. Хотя в поэзии у неё опорная часть отсутствует, она пишет непонятные фразы, не связанные друг с другом. Можно сказать, что душа у неё чувствительная и как она найдёт себя в этом мире, неизвестно даже Богу. И как ни странно, я замечаю в таких людях необычайный напор. Вроде она вызывает к себе жалость, но откуда берётся непо-нятное желание внушать всем, что мир - ничто!
Я провела разминку. Все написали на листке либо пого-ворку, либо четверостишие и т.д. А у меня были заготовлены три вопроса. Оля Оз вынула вопрос из конверта: Чему учимся на «Роднике?» Все стали сопоставлять свои строки с этим во-просом, и т.д. … Было очень интересно.
В конце занятия собрала несколько стихотворений и сда-ла Эльмире ханум.
В понедельник, 1-го ноября, позвонила Медине ханум в редакцию, чтобы поговорить о конкурсе, который должен пройти в конце декабря. Мы договорились встретиться второго ноября в 1-30.
ВСТРЕЧА С УЧЕНИКАМИ ШКОЛЫ № 134
5 ноября 2004 года. Сегодня ушла с работы в 11 часов на встречу с учениками школы № 134. С ночи, а затем целый день, с небольшими перерывами, шёл сильный дождь.
Лиля Оз позвонила мне насчёт творческого вечера Алек-сандра Ракова, но я сказала, что он меня не приглашал. И самое занятное то, что при встрече на Баксовете, куда пришли Лю-бовь Якунина, Нина Скворцова, Лиля Оз, Александр Раков всё время молчал. А когда мы возвращались из школы, Лилия сно-ва стала при нём приглашать меня в еврейскую общину, на что я ответила: «Он же сам молчит. Я бы не пошла без приглаше-ния». Саша пробубнил себе под нос, что ему вечер устраивает Иосиф Ткач.
Со мной на встречу с учениками пошёл внук Эмиль. Он хотел прочесть стихотворение А.С.Пушкина из своего учебни-ка, но отказался, войдя во двор школы. Директор школы и пе-дагоги нас уже ждали, поэтому сразу пригласили в актовый зал. В зале ученики заняли четверть помещения. Мы поднялись на сцену. Четыре так называемых стула стояли у небольшого сто-лика, накрытого ажурной белой скатертью.
Дети с любопытством смотрели на нас. И мы заметили их нетерпеливый настрой. Старшеклассники, как я поняла, были собраны не по своей воле. Кому сейчас нужны стихи? И, тем не менее, сквозь шушуканье старались делать вид, что вниматель-но слушают, это больше относилось к мальчикам. Девочки си-дели спокойно. Несколько детей даже пересели на ближние ря-ды. Представив Александра Ракова и всех участников детям, я объявила, что мы из литературного объединения «Родник» при общественно-политической газете «Вышка»…
Первым читал Саша. Я предоставила ему возможность читать свои стихи, сколько ему захочется, потому что нас было мало, а время надо было растянуть. После каждого стихотворе-ния ребята, естественно, громко аплодировали. Появился лег-кий шум. Я сказала, что, если детям не интересно, мы уйдём. Все тут же успокоились. И предложила: «Если у вас есть уче-ники, пишущие стихи, они могут выступить здесь в перерыве между нашими выступлениями». После Александра представи-ла Лилю Оз. Шепча мне на ухо, что она их быстро успокоит, Лиля спустилась со сцены в зал и, медленно прохаживаясь, стала рассказывать, как создаются стихи, приводила примеры из романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин». При этом слышал-ся стук её каблучков при ходьбе, а от окна доносились громкие сигналы машин. Лиля рассказывала спокойно, негромко. Потом она поднялась на сцену и стала читать свои стихи.
После выступления Лили я попросила учеников почитать свои стихи.
Вышла Алибекова Сидига из 8-б класса и прочитала сти-хи. Мне показалось её лицо знакомым. Когда я спросила, вы-ступала ли она в ЦРК, ответила утвердительно. Ученик 7-го класса, Элвин Шнейер, сразу было видно, что грамотный па-рень, прочитал с выражением свои стихи. Я предложила пере-дать свои стихи в газету «Вышка». Они тут же согласились и принесли по 1-2 стихотворения мне на стол. Я подумала: по-прошу Медину ханум напечатать их в газете.
Перед выступлением Нины Скворцовой в зал вошла ди-ректор, и я преподнесла ей в подарок нашу с Экрамом книгу. Поблагодарив, она покинула зал.
Нина стала читать своё стихотворение. Настала моя оче-редь. Я коротко рассказала о себе и перешла на стихи. Эмиль-чик – внучок, сидел в первом ряду и смотрел на всех, как на те-атральную афишу, раскрыв рот.
Я читала наизусть, что помнила: «Апокалипсис», «Остров любви», а потом с листка. В зале установилась тишина. Зарабо-тав аплодисменты, я спросила у детей: «Какие будут у вас во-просы?» Вопрос был один: «Как пишутся стихи и откуда при-ходят мысли?» И мы, гости, каждый по-своему, рассказали как кто пишет. Дети и учителя поблагодарили нас за визит, а когда мы выходили из зала, каждому поэту вручили по оригинально-му букету.
У метро Нина Ивановна пошла на свою автобусную оста-новку, а мы - я, Лилия Оз и Саша спустились в метро и уже в вагоне распрощались. Я с Эмилем вышла на «Гянджлике», чтобы автобусом добраться до дома.
Дома пообедали. Вскоре продолжила набирать на компь-ютере записи о встрече со школьниками. Пришёл Экрам. Я ему рассказала о школе. Недавно звонил Иосиф Ткач с приглаше-нием на вечер Александра Ракова.
НА ВСТРЕЧЕ С УЧИТЕЛЯМИ В ЦРК
На встрече учителей в ЦРК ко мне обратился Виктор Ти-тович Татаренко с вопросом: «Получила ли я газету «Азеррос», где вышли стихи Экрама, Алины Талыбовой и мои под рубри-кой «Лицом к России». Я поблагодарила его за беспокойство и попросила ещё одну газету для Экрама. На этом заседании присутствовал представитель Российского посольства по куль-турной части Житников, а я думала, что  он уехал в Москву, а так же педагоги. Они жаловались на то, что в школах сокра-щают часы русского языка и литературы, что не хватает учеб-ников. Много вопросов было к Российскому послу, а он сидел, молча выслушивал и… никакой реакции. А что он мог сделать, когда сама Россия в плачевном состоянии. Любовь Тимофеевна просила меня прочесть стихи на заседании, но было уже позд-но, и мне надо было торопиться домой.
ПОМИНКИ Н.Б.ХАТУНЦЕВА
Вчера ездила на квартиру Н.Хатунцева с приготовленным салатом. Сорок дней со дня смерти Николая Борисовича проле-тели быстро. Как и в день похорон, пришли люди, хорошо знавшие его: кто-то работал с Хатунцевым, кто знал близко по иным обстоятельствам. Впервые увидела мужа Татьяны Мех-тиевой. Женщины помогали накрывать на стол, пока гости по-ехали на кладбище. Татьяна приготовила обед.
Мой салат, как и в день похорон, всем понравился. Я дважды прочитала стихотворение, посвящённое памяти Н.Хатунцева. Марина Янаева сумела молча удалиться на встречу с Чингизом Абдуллаевым в «Содружество» и пришла к концу поминок. Те, кто поминали за первым столом, не вста-вая, остались сидеть и за вторым столом. Говорили о Экраме, но я встала на дыбы и сказала, что многие им недовольны, а сами ведут себя не лучшим образом, и дала понять, к кому это относится. В девятом часу вечера я вернулась домой.
Сегодня звонил сын. Как я радуюсь его звонку и его голо-су! Он тоже занят и не может часто звонить, а помочь тем бо-лее. Но я не в обиде. Придёт время и всё встанет на свои места.
6 октября 2004 года. Три дня назад звонил Теймур Гыл-манов. Время было позднее.
Внук напросился полежать со мной и после долгих отве-тов на его вопросы, я отказалась с ним беседовать, и собира-лась спать. Звонок Теймура меня удивил. На вопрос: прочла ли я его книгу, что в ней больше всего понравилось, первая часть или вторая….? Пришлось извиниться перед ним, потому что я только встала с постели и не могу сосредоточиться на его сти-хах. Попросила подождать, я позвоню обязательно. Через два дня, прочитав внимательно его стихи, я отметила карандашом те места, что мне понравились больше остальных, решила при случае ему сказать.
ТВОРЧЕСКИЕ ПОИСКИ
Дома приготовила статью о «Роднике», которую обычно составлял Н.Хатунцев. Экрам прочитал и сказал, что ничего менять не надо, она и так хорошо написана. Прежде чем по-ехать к Медине ханум в редакцию, решила позвонить ей.
Вот уже два дня, как идёт сильный дождь. Взяла с собой зонтик и оделась теплее. Медина ханум была занята, но я за-глянула в кабинет, тем самым дала понять, что я пришла. Вско-ре она освободилась, и я переговорила о поздравлении Сергея Стукалова и тут же показала выбранные мною лучшие его сти-хотворения и свою статью. Медина ханум попросила отдать поздравление девочкам в отдел, а статью просмотрела и сказа-ла, что получилось неплохо. Потом Медина ханум предложила меня оформить, как руководителя, по приказу, официально. Я согласилась. Потом я рассказала, как отметили сорок дней Н.Б.Хатунцеву...
Как я была благодарна ей за поддержку! У меня сразу поднялось настроение.
 
ДУХОВНЫЕ РАЗРЯДЫ
11 ноября 2004 года. Экрам в этот день был болен. По просьбе Медины ханум – редактора «Вышки», я написала не-большую статью о выпущенной Дмитрием Дадашидзе книге переводов азербайджанских поэтов. Книга была издана в Ук-раине при помощи спонсора. Перенесла статью на дискету и вместе со стихами, которые мне передали школьники, и со сти-хами Алмасовой Эльмиры отнесла в понедельник 8-го ноября, в редакцию, предварительно позвонив Медине ханум. У неё было небольшое совещание, а так как я торопилась на работу, то передала ей дискету и вышла.
Вечером Сабина спросила, что стало с тем мальчиком, насчёт которого звонил Илья Гинзбург. Правда ли, что его сти-хи списаны у какого-то поэта? Я ответила, что пока не знаю. Через Интернет можно выйти на многих поэтов, заимствовать их стиль. Но вечером, после нашего разговора, позвонил Илья, как будто почувствовал нашу с дочкой беседу. Он сказал, что у Жозе Марии Эредиа есть похожее стихотворение. Правда, у Заура Мехтиева стихотворение называется иначе - «Исход», т.е. является лично его.
Позавчера вечером решила позвонить Мансуру, потому что иногда затяжное молчание ни к чему хорошему не приво-дит. Наш разговор начался с него. Я спросила, как он себя чу-ствует. Он дружелюбно ответил, что все в порядке. И вдруг нас прервали. Я снова набрала номер. Начала говорить и снова об-рыв. Не зная в чем дело, не стала больше звонить, а продолжи-ла смотреть фильм по телевизору. Через пять минут Мансур позвонил сам. Он объяснил причину отбоя. Оказывается, он сидел на шнуре. Я рассказала ему, что веду «Родник» и что вместе с родниковцами мы выступали в школе. Он добавил: «В 134-ой школе?». Я решила, что ему кто-то рассказал, и добави-ла, что поведу родниковцев на встречу с учениками 46-ой шко-лы. А Медина ханум обещала в конце года наградить родни-ковцев грамотами. Тут призналась, что звоню с тайной надеж-дой, что он разрешит мне опубликоваться в одном из очеред-ных номеров журнала. Он с удовольствием согласился.
Я обрадовалась и обещала, что принесу стихи позже, но прежде позвоню. На этом наш разговор по телефону закончился.
ДЕЛА РОДНИКОВСКИЕ
15 ноября 2004 года. Сегодня с работы позвонила в ре-дакцию к Медине ханум. Как всегда, услышав её голос, я по-здоровалась, представилась, а потом спросила: кого будем на-граждать дипломами, а кого поощрительными грамотами и подчеркнула, что Сыромятникова, Гылманов, и Раков ветераны и пишут неплохо. За Фариду ханум просила, чтобы как-то её отметили, потому что она уже не ходок по болезни, и её надо наградить чем-нибудь приятным. С этим Медина ханум согла-силась. Об остальных она подумает сама, список я ей передала. Когда я ушла, стала вспоминать, как она меня сравнивала с Н.Б.Хатунцевым; он сам правил стихи, и приносил ей готовые, а здесь приходится терять много времени для отбора стихов.
Я сделала для себя вывод, что надо самой, не торопясь, просматривать стихи перед публикацией и, если получится, исправлять. Об этом и буду говорить 27-го числа на «Роднике».
23 ноября 2004 года. Девятнадцатого ноября вышла под-борка стихов родниковцев в газете «Вышка». Медина ханум чуть подправила текст, где я рассказала о ведущих поэтах «Родника» и о тех, кто выпустил свои книги.
Раиса Калашникова звонила с благодарностью, что я о ней не забыла. В тот же день в газете вышло объявление о том, что заседание родниковцев состоится 27-го числа. Вышла ста-тья о Дадашидзе под фамилией Сулико Дагаргулия. Я с ней знакома, это корреспондент из города Сумгаита. У неё статья получилась, естественно, лучше. Она знала о нём конкретные факты и более подробно написала о его творчестве. Ну что ж, мне действительно надо учиться писать статьи.
Вышло стихотворение Рафика Алиева о знаменитом неф-тяном магнате.
Отдельным столбцом вышли стихи Варвары Константи-новой. Вышли также стихи Заура Мехтиева, Станислава Са-вельева, НиныСкворцовой, Тамиллы Тагизаде, Лилии Оз, Эль-миры Алмасовой, Светланы Сыромятниковой, и др. поздравила с успехом. Варя убедительно просила писать пояснения к моим стихам. От неё узнала, что Мансур упал и сломал себе ребро. Позвонила ему и пожелала скорейшего выздоровления.
ДЕНЬ УЧИТЕЛЯ
Я летела домой, как на крыльях, так и хотелось сделать что-то доброе людям, ведь не всегда мир кажется плохим. Че-рез два часа пришёл Экрам, и я рассказала ему, что Медина ха-нум мне предложила, а его поздравила с днём учителя, и это его обрадовало.
Позже он всё-таки выскажется, что мир отверг его, а меня воспримет, чтобы сделать ему больно. Сколько было сдержан-ности и такта у него, чтобы общаться с людьми, с теми, кого он считает серыми и бездарными. И, тем не менее, он подчеркнул, что вся его работа над моими стихами, редактирование их, это не что иное, как глубокое уважение ко мне. И я это прекрасно понимала и обещала помогать ему и в радости, и в горе. Уже пошёл одиннадцатый год, как я его знаю, разве могу сделать ему что-нибудь плохое? Ведь все эти годы видела в нём уваже-ние и преданность в дружбе.
При Экраме позвонила Галине Ивановне Шипулиной и поздравила с днём учителя от себя, Экрама и Нураддина. Она поблагодарила и спросила: что у меня нового? Я ответила, что веду «Родник» и буду организовывать походы в школы. Она тут же предложила привести родниковцев ориентировочно 17-го числа, но решили ещё созвониться. Я сначала думала, что она приглашает родниковцев выступить в Славянском универ-ситете, а она потом объяснила, что пригласила на очередной вечер, посвящённый М. Лермонтову, в консерваторию 17-го октября.
ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ
И ДРУГИЕ ОЩУЩЕНИЯ
17 октября 2004 года. Перезванивалась несколько раз с Мариной Янаевой. Она готовилась к презентации своей книги «Он так целовал…», которая должна была происходить 17-го числа, а Шипулина Галина Ивановна на этот день пригласила меня на свой вечер в консерваторию. Были приглашены и Бо-лотников, и Татьяна Алексеевна из «Содружества», а это зна-чило, что на вечер Марины многие не придут. Я предложила ей поменять день. Марина подумала и решила сделать свой вечер на следующий день.
А на вечер Галины Ивановны я взяла цветы и пошла в консерваторию. Кроме Павла Юсупова никого из родниковцев не увидела, хотя звонила многим. Галина Ивановна выглядела просто, но рассказывала о жизни и творчестве М.Ю.Лермонтова довольно интересно. Группа, с которой все-гда выступает Галина Ивановна, состояла из тех же певцов и музыкантов, как всегда…
В «Содружество» при шла  пораньше. Там уже были при-глашённые гости Марины. Пройдя в кабинет, увидела Болот-никова за газетой. Он любезно поздоровался со мной. Гости рассаживались за круглым столом. По правую сторону села со мной Черняева Ирина, которая ходит теперь только на «Хазар». Рядом с Иосифом Ткачом села Сыромятникова Светлана. Чув-ствовало моё сердце, что я там буду не в своей тарелке. Так и получилось.
Бахыш взялся вести вечер.
Начался творческий вечер Марины. Выступали по очере-ди, сначала Иосиф Ткач, потом Сыромятникова, её друзья, Земфира ханум, Ирина Черняева, представляла сувениры на столе, как символы Марининых стихотворений. Естественно, за каждым выступлением следовали аплодисменты. Выступал ма-лыш – сын Марины, лет 9-10-ти. Он читал детские стихи. Вспомнила передачу, как сын с матерью выступали по бакин-скому радио.
Когда по списку выступили все, Бахыш спросил, кто ещё хочет высказаться? Я подняла руку. Он представил меня: Ва-лентина Эфендиева и ни слова больше. Я встала и сказала:
«Да, я Эфендиева Валентина – просто Валентина Эфен-диева!» Стала рассказывать, как Марина год назад появилась на «Роднике» и какие были вначале споры и дебаты. Как она выросла. Я решила прочесть отдельные строфы из её книги. У меня были отмечены карандашом некоторые строки из её сти-хотворений, которые, по-моему, мнению, были наиболее удач-ными для поэзии. Но рядом сидела Ирина Черняева, и она меня оборвала, что не надо искать, у неё все стихи хорошие. Единст-венное, что я успела, так пожелать ей творческих успехов.
Выступила Галина Ивановна Шипулина, поддержав меня тем, что напомнила о споре на моей презентации, давая понять, что я тоже поэт, а не просто Валя Эфендиева.
Кончился торжественный час. Светлана Сыромятникова попросила меня остаться, но я была настроена уйти. Выходя на улицу, я увидела Сергея, и спросила: «Домой идёшь? Если хо-чешь, оставайся!» Но он присоединился ко мне, и мы вместе направились к автобусной остановке.
 
ГЛАЗАМИ ЭКРАМА
Сегодня у меня с Экрамом была приятная беседа. Он рас-сказал о своём знакомом Юре Сопове, который учился в Моск-ве в Бауманском Университете на математика. Сейчас он ото-шел от мира сего и погрузился в религию. Хотя он и Экрам – совершенно разные люди по своему мировоззрению, у них на-ходятся общие темы для разговоров, особенно о поэзии, в ко-торой Юра хорошо разбирается. Он видит то, чего сами не ви-дят поэты, поэтому он считает; они пишут, что им на ум взбре-дёт. Он, как эзотерик и фантаст, получает особое мироощуще-ние после прочитанных строк. Если бы я могла передать его мысли о глобальном Космосе и то, что связано с духом и ду-шой, да еще тот мир, в котором он живёт и чувствует себя, я была бы «сверхчеловеком», но это присуще лишь ему и Экра-му. И то, что Юра видит необычную взаимосвязь мою с Экра-мом в поэзии – это нечто великое, по его понятиям. Не все поймут меня, как и Экрама – только люди большого ума, пото-му что я впитала в себя нечто особенное по отношению к ок-ружающему миру, глядя на всё глазами и душой Экрама. Он сказал, что нас будут многие ненавидеть, потому что люди са-ми не дойдут до подобного. Но мои светлые стихи будут жить в других поколениях.
Я долго беседовала с Экрамом на эту тему. Объясняла ему, что зависит от особенностей восприятия читателей их восприятия и способа чувствования. У Юры интеллект выше среднего, поэтому он воспринимает мои стихи и стихи Экрама, как нечто необычное, хотя разница между поэзией моей и Эк-рама весьма значительная. Об этом можно говорить и спорить долго. Всё зависит от того, как воспринимет нас наше общест-во и «госпожа Удача!»
24 декабря 2004 года. На днях получила письмо от Наде-жды Давришевой из Санкт-Петербурга. Она, как всегда перед Новым годом дарит мне небольшие календарики и открытки с поздравлениями и стихотворными посвящениями.
Она прислала свои стихи. И тут я заметила, как у  неё из-менился почерк, она стала писать мельче. Я еле разбираю от-дельные слова.
В этот день вышла подборка стихов к Новому году и моя вступительная статья:
НА ПУТИ К ИСТИННОЙ ПОЭЗИИ
Проводя итоги деятельности литобъединения «Родник» за 2004 год, хочется отметить, что в большинстве своём те, кто пишут стихи, стремятся к истинной поэзии и очень отвественно работают над словом и над созданием образа. Среди них Заур Мехтиев, Экрам Меликов.
Но есть и такие творцы, которые «варятся в собственном соку». Каждый из них спешит напечататься. Но ещё Блок ска-зал: «Печатание никогда не было для меня важным событием, потому что я привык строго отделять его от писания». Сопри-касаясь духовно с читателем, автор стремится передать рус-скую речь в поэтической форме так, чтобы читатели и только читатели оценили по достоинству творение души и ума. Этими читателями могут быть критики, филологи и просто грамотные люди, знающие литературный язык во всём его богатом разно-образии. Только по созданным образам и мышлению писателя можно определить, насколько он талантлив. Сегодня никого не удивишь грамотным изложением мыслей. Они должны будо-ражить до самой глубины души! Одному стихотворцу это даёт-ся легко, другому – в процессе кропотливого труда. А для чи-тателя главное – результат! Говорят: и слабая травинка проби-вает асфальт. Истинный талант никакими преградами не оста-новишь. Его не испугаешь ядовитым разбором первых опытов, соблазнительными предложениями заняться чем-либо более лёгким и полезным. То, что доходит до обычного слуха, - не эталон. Для публикации требуются высокие образцы, общая культура, зрелость. Самообразование имеет множество форм, но есть «тайна» создания Поэзии.
Об этом и размышляли участники «Родника» на ежеме-сячных занятиях, проводившихся в конференц-зале редакции газеты «Вышка».
Хочется пожелать в Новом, 2005, году и родниковцам, и их почитателям взаимного духовного наслаждения от прочи-танных произведений, публикующихся под рубрикой «Родник» на страницах одной из старейших газет.
Валентина Эфендиева
Руководитель литобъединения «Родник»
Ниже вышли стихи родниковцев: Нины Скворцовой, Ген-надия Салаева, Станислава Савельева, Энара Гаджиева, Алек-сандра Ракова.
Звонила Алина Талыбова насчёт моего стихотворения в газете «Азеррос». У неё сохранилась одна газета, и она обеща-ла при встрече передать через меня Экраму. Еще она обещала передать билет на ёлку для моего внука. От Марата Шафиева получила приглашение на конференцию, но я 22 числа работаю во вторую смену, а 25-го состоится занятие «Родника».
Дважды отпрашиваться с работы я не могу, поэтому не пошла на конференцию. После я узнала, что на конференции обсуждалась подготовка к проведению 60-летия Победы, и к поэтическому конкурсу на военную тему. В основном будут приглашены участники ВОВ.
Звонил Станислав Савельев и сообщил, что 25-го в три часа состоится его творческий вечер в честь 70-летия, при со-действии В.Т.Татаренко, в помещении кинозала в Доме прави-тельства. Он стал перечислять, кого можно пригласить из «Родника». Но я ответила, что не тактично приглашать людей избирательно. Лучше всего закончить занятие пораньше и всем родниковцам прийти. А если кто не захочет прийти, другой разговор.
Никак не соберусь отнести свои стихи в журнал к Мансу-ру.
НОВЫЙ 2005 ГОД
ТЕКУЩИЕ МИНУТЫ ТАЮТ В ПРОШЛОМ
24 декабря 2004 года. На «Роднике» я предоставила Са-вельеву самому выбирать приглашённых на свой вечер. К при-сутствующим примкнули Салаев Геннадий, Нина Скворцова и Энар Гаджиев. После занятия мы отправились на маршрутке к Дому правительства. Станислав и Энар, стоя в маршрутке, рас-сказывали о памятниках, которые встречались на пути. От Эна-ра узнала, что в московской «Литературной газете» бывают ин-тересные статьи, а стихи пишут ужасные. У входа в подъезд стоял Экрам. Мы подошли к нему и поздоровались. На первом этаже я купила две энциклопедии - о Мусульманских правите-лях и о цезарях Греции, Рима, Византии.
Поднялись на второй этаж, где однажды собирались чле-ны ассоциации «Содружества», которую в тот день переимено-вали в «Луч». Официального статуса ассоциация пока не имеет.
Алина поздоровалась со мной, я ответила ей тем же; она передала мне билет на ёлку и обещанную газету.
Сидя за большим столом, накрытым в честь юбиляра, ве-чер открыл Гасан Гулиев.
Многие сели на места, где сидели в первый раз. Кроме сладкого, были напитки и закуска. Станислава, как виновника торжества, пригласили за центральный стол, где сидели Тата-ренко Виктор Титович, Алина, Севиндж и профессор Славян-ского Университета. К нашему столу присоединился Энар.
Голодные, мы все хорошо закусили, выпив за здоровье юбиляра, его успехи в творчестве и за планы, намеченные на 2005 год. Многие читали свои посвящения или просто стихи в честь Станислава Савельева. Я прочла два стихотворения в честь юбиляра - «Грация и шпага» и «Невидимый мост». Как всегда стояла мёртвая тишина…. Экрам читал, виртуозно. Кто мало знал его, стал прислушиваться к его мнению.
СРЕДИ СВОИХ
На работу позвонила Земфира ханум, просила зайти в ра-диостудию.
В конце декабря я пришла к Мансуру сдать свои стихи для журнала. Когда я зашла к нему, в кабинете находился Иб-рагим Имамалиев. Поговорили немного, выпила чай с лимо-ном. От Мансура я поехала к Земфире ханум на метро до «Элимляр Академиясы», а там пешком прошлась одну оста-новку. Освободилась в седьмом часу вечера. Передала два сти-хотворения прочесть на радио. Позвонила домой, чтобы Экрам меня дождался. Когда я вернулась, он был зол, что я где-то брожу. Даже муж не нервничал так, как он.
Когда поужинали, я рассказала Экраму, что сделала заме-чание Зауру по поводу его стихотворения. Вообще я заметила в последнее время плохой настрой родниковцев, хотя и стараюсь смягчить их агрессивность.
После старого Нового года позвонила Севиндж узнать мое мнение о творчестве Савельева. Она собиралась написать статью, о том, как отметили его юбилей в Доме правительства.
Позвонила Медине ханум в «Вышку» узнать о награжде-нии родниковцев. Она ответила, что еще рано говорить об этом и обещала позвонить сама.
Но я знаю, что она сама звонит очень редко, однако на следующий день она позвонила мне на работу, чтобы я приеха-ла. Пришлось ждать, пока она освободится. Минут через сорок, она освободилась и пригласила меня в кабинет. Пять членов «Родника» выбрали по номинациям. Говорили о тех, кто часто посещает занятия. Я просила отметить Заура Мехтиева, как са-мого молодого родниковца.
НАГРАЖДЕНИЕ ГРАМОТАМИ
20 января 2005 года. Четырнадцатого января вышла газе-та «Вышка», где Медина ханум сообщила, кого из «родников-цев» отметила за успехи в творчестве. Первое место получил Заур Мехтиев, второе досталось Станиславу Савельеву, третье Энару, четвёртое Экраму. Об Экраме у нас разговора не было. Но она молодец, что отметила сама его поэзию.
Поручила Зауру купить на презентацию букет цветов, са-ма испекла торт. Чай и конфеты должны были принести ос-тальные родниковцы. Я попросила разрешения пригласить на вечер награждений Земфиру ханум. Она согласилась. Обзвони-ла всех, чтобы обязательно пришли 25-го числа.
7 февраля 2005 года. Награждение грамотами прошло в конференц-зале 25-го января.
Четверо: Заур Мехтиев, Станислав Савельев, Энар Гад-жиев и Экрам Меликов получили призовые места по номина-циям, указанным в газете. Экраму подарили чашку с крышкой, у остальных я не спрашивала. В газете за 4-ое февраля вышла статья Н.Расуловой о торжественном дне родниковцев. Особую роль сыграла главный редактор Гасанова Медина. Она сама выбрала состав призёров. Я только её попросила отметить За-ура Мехтиева, как самого молодого родниковца. Она призна-лась, что его стихи действительно интересные. Об Энаре и Станиславе и говорить не пришлось, они о себе сами побеспо-коились: Энар занялся переводом Корана. Он завоевал симпа-тию в среде литераторов, у Станислава обычные, понятные стихи, хорошо сложены, и большей частью посвящены грузин-ской тематике. А в последнее время, понимая, что надо больше писать о земле, на которой живёшь, он создал небольшие зари-совки о метро, Рихарде Зорге и о литературных памятниках го-рода Баку, о которых он хорошо рассказывает при случае, По-тому что он о них всё знает – и за  это, ему плюс. Не каждый бакинец знает, сколько у нас в городе воздвигнуто памятников литераторам. «Свободный журналист», как его в шутку назы-вают, занялся поэзией.
К выбору родниковцев для награждения Медина ханум подошла объективно. Экрам действительно заслужил, своей необычной поэзией, чтобы его отметили. Хотели в список вне-сти и меня, но я отказалась - не следует руководителю соревно-ваться с коллективом.
Зная, что призёров будет определённое количество, по-просила, чтобы остальных родниковцев отметили грамотами. Медина ханум пообещала найти готовые бланки для всех. В одном из магазинов мне помогли на компьютере составить форму грамоты, которая подошла бы для родниковцев. Медине ханум показала образец, кое-что исправила, так получились новые грамоты.
Когда всё было готово и назначен день презентации, я ис-пекла торт. Если бы кто видел, как я с ним ехала за Земфирой, которую еле уговорила участвовать в нашем мероприятии! Земфира плохо себя чувствовала, но всё же не отказалась от своего обещания. Таксист нас ждал внизу. На машине мы бы-стро добрались до издательства.
Земфира и Медина встретились в кабинете как старые друзья, которых разделило время. Учились в одно время, но Медина была на год старше по курсу. «Они вспоминали ми-нувшие дни и место, где вместе учились они!» Медина вошла с Земфирой в зал, когда все были в сборе. Она произнесла всту-пительное слово: как и за что, награждаются родникоцы, какое значение имеет литературное объединение, что значит поэзия в жизни человека.
Я фотографировала на память всех, кого награждали. Вы-ступила и Земфира ханум. После награждения поблагодарила всех за внимание, которое уделили родниковцам.
Вместо Раисы Калашниковой присутствовал её муж, Лё-ва. Сергея послали ещё за одним букетом цветов для Земфиры. Он долго отсутствовал и пришёл к концу награждений и при-нёс цветы. Чай пить остались только родниковцы. Журналист-ка и молодая девушка-фотограф Диана вышли вместе с Меди-ной и Земфирой из зала. Я поручила родниковцам отнести им в кабинет чай и торт.
Остальные родниковцы с удовольствием зашевелились и наливали чай из нагревательных приборов в стаканы, а кому стаканов не хватило, наливали в стаканчики из-под кока-колы. Экрама просили вернуться руководить «Родником», но он от-казался. Когда чаепитие закончилось, я предложила родников-цам убрать всё лишнее со стола, потому что нянек здесь нет. Женщины засуетились и быстро всё убрали.
Земфиру ханум проводила на такси. Правда, она не раз-решила проводить ее на четвёртый этаж, решила сама дойти. Позже, когда я позвонила узнать, как она себя чувствует, она призналась, что сильно заболела после нашего вечера. Думаю, это намёк, что она больше не придёт к нам ни на один вечер. Ну, что ж, придумаем что-нибудь другое.
Алле Андриановой грамоты не хватило, и ей сделали по-дарок – подписку на газету «Вышка». Вот повезло!
НОВЫЕ НОТЫ В «СПЕКТАКЛЯХ»
Экрам встретил в городе Василия, поэта и прозаика. Он поинтересовался, окончательно ли мы рассорились с Экрамом. Экрам резко оборвал его и спросил, откуда он это взял. Тот от-ветил, что об этом сказал Мансур.
Я отнесла Мансуру перед Новым годом 14 стихотворе-ний. Пока занималась с родниковцами, не звонила. Позвонил он сам узнать номер телефона одной знакомой женщины, имя которой никак не хотел называть. Я перечислила более пяти женщин из «Родника», но это были не те, кто ему нужны. Тут я догадалась, кого он ищет. Когда назвала имя Мехтиевой, он подтвердил, что это она. Я нашла её номер и продиктовала, взамен Мансур попросил меня зайти в Союз писателей, но прежде позвонить.
В фойе, как всегда, за шахматной доской сидел Сиявуш. Увидев меня, улыбнулся и поздоровался. Я прошлась к кабине-ту Мансура, но он был закрыт. Посмотрела напротив. В каби-нете сидели две хорошо одетые женщины, явно не сотрудники. Надыр – работник издательства, сделал вид, что не узнал меня. Я вынула из своей сумки, приготовленные для журнала стихи, и попросила передать их Мансуру. Он поинтересовался, кто я. «Не узнаешь? Валентина Эфендиева!» - и похлопала его по плечу. Он признался, что не узнал, а я с улыбкой ответила, что поменяла имидж, и ушла.
ВСТРЕЧИ В «СОДРУЖЕСТВЕ»
12-го февраля позвонила Веста Николаевна, мама Алины Талыбовой и пригласила в три часа в «Содружество» на встре-чу с Фуадом Ахундовым, известным историком. Поблагодарив за приглашение, я стала думать, как попасть на встречу. При-шлось позвонить на работу и предупредить, что меня сегодня не будет. К трём часам я пришла к Михаилу Константиновичу Болотникову. Он, увидев меня, дружелюбно улыбнулся, пред-ложил мне снять верхнюю одежду, открыл шкаф и протянул вешалку, чтобы я повесила свою куртку. В зале на столе стоял кинопроектор для слайдов. Мне объяснили, что будут на стене показывать кадры старого Баку. Из родниковцев пришли не-сколько человек: Геннадий Салаев, Александр Раков, Людмила Дудко, Кобенячкин (Юсупов) Павел.
Пока люди устраивались за столом, я поговорила с Люд-милой Дудко. Имея троих детей, она вертится, как белка в ко-лесе, но у неё всегда восторженная улыбка на лице.
Алина встала в центре и познакомила всех с гостем, кото-рого пригласили на встречу, чтобы историк рассказал нам о древнем и современном Баку. Кратко представив гостя Фуада Ахундова, Алина передала ему слово.
Он начал рассказ о старом Баку, о его становлении. Здесь перемешались разные народы и племена, от арабов, персов до немцев, татар, русских, армян и многих других народностей. Рассказал о нефтяных магнатах, их жизни и благотворительно-сти, о строительстве первой русской часовни (церкви) – собора Варфоломея, о первой переписи населения, о выходе через мо-ре на торговые рынки, о перевозке нефти на верблюдах, о до-быче «вечного огня» - газа, о строительстве религиозных зда-ний у кладбищ. Александро-Невский собор, венец русского зодчества, воздвигнут в Баку до революции, хотя многие воз-ражали против его постройки в связи с нехваткой денег. Высо-той 84 метра и шириной 55 – он не уступал многим известным соборам России. Это был целый квартал, откуда можно было обозреть любую точку центра Баку. Каменное кружево созда-вало романтическое настроение у всех, проходящих мимо. Пер-вая служба Пасхи – всенощная, удивила народ. В 30-ые годы здание было полностью разрушено; уничтожен собор «Марии» - церковь на Баилове. Втайне стали образовываться общины, которые имели определённые средства.
Стали разводить хлопок и открывать текстильные пред-приятия. Следом рыбное х зяйство. Керосиновый завод для очистки нефти был открыт у храма Атешгях. Братья Нобели создают по своим проектам первые нефтеналивные танкеры. Суда назывались именами пророков: Зороастр, Моисей и др.
Чтобы установить вышки в море, требовался прочный фундамент на дне Каспия.
В 1847 году в трюмы засыпали песок и опустили семь ко-раблей на дно, которые являлись  основаниями для нефтяных вышек в море. Историк Фуад Ахундов, увлекательно рассказы-вал о семейных трагедиях нефтяных магнатов, о благотвори-тельной их деятельности. Они направляли, на учебу в круп-нейшие города России и Европы многих талантливых предста-вителей Азербайджана. И о могиле крымского магната – Годжа Нагиева, которого татары считали своим отцом. Когда он умер, его через весь город на руках пронесли к месту вечного упо-коения. Похоронили его в парке Кирова (ныне парк Шехидов). Могила со временем была забыта. Город разросся, и осталась только память о старом городе и его меценатах, строивших Но-вый город.
Я была в восторге от лекции, узнала для себя много ново-го, яркого, о своём родном городе. Как же мало мы, люди, зна-ем историю своей Родины. Историю, которую должен уважать каждый местный житель. Мы стали бедны памятью, превра-тившись в «Манкуртов». Какое же будущее ждёт нас и наших потомков?
В ПОИСКАХ ИСТИНЫ
В последнее время я закрутилась с альманахом, набирая на компьютере стихи родниковцев. Мансур сказал, что он вы-берет из моей книги стихи и поместит в третьем номере журна-ла. Ходила в Дом правительства в отдел ВАП на 9 этаж к Севе ханум. Сдала одну свою книгу узаконить за собой авторство. То же самое сделала и для Экрама.
Конференц-зал, где собираются родниковцы, был на кос-метическом ремонте. Нам выделили небольшой кабинет. Хо-рошо пришло мало людей, а то всех разместить было бы негде. Присутствовали Лёва и Раиса Калашниковы, Заур Мехтиев с мамой, Сыромятникова Светлана, Геннадий Салаев, Нина Скворцова, Тамилла Тагизаде, Илья Гинзбург, Оля Чумакова, Сергей Стукалов и др.
 
ОТ «РОДНИКА» ДО «СОДРУЖЕСТВА»
26-го февраля состоялось занятие «Родника». Пришли почти все, за исключением Теймура Гылманова, Паши Юсупо-ва, Раисы Калашниковой и Фариды Аслан. Заранее договорив-шись в издательстве насчёт альманаха, и сдав половину соб-ранных денег, через десять дней получила вёрстку и раздала на проверку родниковцам. Привожу вступительную мою статью к сборнику.
«РОДНИК» 2005
Сборник стихов
НЕИССЯКАЕМЫЙ «РОДНИК»
В четвёpтом, по счету, поэтическом альманахе «Родник»-2005, собраны стихи членов одноименного литературного объ-единения, вот уже 42 года существующего при общественно-политической газете Азербайджана "Вышка". В разные годы литературное объединение "Родник" возглавляли известные бакинские поэты. Среди них хотелось бы отметить замечатель-ного поэта-переводчика Александра Халдеева, Дмитрия Дада-шидзе, заслуженного работника культуры Азербайджана Вла-димира Кафарова, Николая Хатунцева. Некоторое время руко-водил «Родником» Экрам Меликов. Они взрастили в стенах ре-дакции не одно поколение поэтов и писателей. За последние 15 лет имена ведущих литературного объединения "Родник" стали известны многим.
Светлая память останется в сердцах родниковцев о тех, кто ушел из жизни, воспитав в учениках чувство любви к ис-тинной поэзии. Особенно запомнился pодниковцам член Союза писателей Азербайджана, автоp нескольких поэтических сбоpников, пpекpасный человек, добpый наставник Николай Борисович Хатунцев.
Некотоpые из наших родниковцев уехали в Россию. Сpеди них Лала Ахвердиева, выпустившая свою первую книгу "ДИС МАНИБУС" в 2004 году в г. Баку в издательстве "Му-тарджим", и Надежда Давришева.
Выросли в своём твоpчестве Алина Талыбова, Севиндж Гейдарова, Александр Родионов, которые вступили в Союз пи-сателей Азербайджана. Они выпустили свои сборники стихов и сегодня ведут активную пропаганду русского языка в Азербай-джане.
Путь поэта - это всегда в пеpвую очеpедь постижение са-мого себя. Отpадно, что мы сегодня можем говорить о красоте удачных рифм, неповтоpимости образов, патриотизме автоpов, ставших в стенах "Вышки" настоящими поэтами.
Но, как это не раз бывало в истории искусства, новое по-нятие красоты - удел будущего времени.
Поэты всегда будут стремиться к простору своего миро-воззрения. Они пишут о том, что видят и чувствуют. Выде-литься своим творчеством в обширной палитре русской сло-весности может далеко не каждый. Кто-то в поиске, иные до-вольствуются тем, что создают, не делая попыток выйти за пределы фантазии или действительности. Одна и та же тема видится под углом зрения каждого родниковца по-своему, но вечной темой останется Родина, та земля, на котоpой вырос по-эт. И в этом случае тема неисчерпаема. Главное - искренняя преданность поэтическому слову, котоpое объединяет духовно близких людей. Оно вырывается на свободу, как источник, бьющий из-под земли, ложится в стpоки и доносит до читателя те искpенние чувства, котоpые pождаются в душе поэта. Хо-чется пожелать родниковцам, которых объединяет вышкинский "Родник", чтобы этот четвертый альманах порадовал читателя и откpыл дорогу последующим "Родникам". Удачи и творче-ских успехов Вам, дорогие друзья!
Валентина Эфендиева
Руководитель литобъединения «Родник»
Несмотря на суматоху дел, мне ещё предстояло пригла-сить родниковцев в «Содружество» на литературный вечер. Хотя немного опоздали, нам позволили расположиться за сто-лом, прежде чем продолжат творческий вечер в честь Самеда Вургуна. Мансур тоже присутствовал. «Слово о литераторах» предложили выступить Галине Ивановне Шипулиной. Она по-ведала нам о том, что слово «Поэт» - греческого происхожде-ния, а «поэтесса» - французского. Галина Ивановна читала нам афоризмы философов и видных политических деятелей. Ей больше всего понравился афоризм Бродского.
После неё читала свой текст Севиндж Гейдарова. Высту-пал Мансур Векилов. Марат Шафиев провёл викторину. По четверостишию надо было определить его автора. В качестве приза представили «Школьный Энциклопедическай Словарь А.С. Пушкина». Дар Правительства Российской Федерации, выпущенный в Москве к 200 летию со дня рождения А.С. Пушкина.
Было предложение создать в «Содружестве» библиотеку наших современников-бакинцев, издающих свои книги. Лачин получил больше всех очков, а значит, приз – книгу.
Яна передала мне письмо от Лалы Ахвердиевой и фото-графии – для альманаха.
Позвонила Мансуру узнать о судьбе моих стихов для «Литературного Азербайджана» Он не поленился и прочел мне все названия моих стихов, и даже те изменения, которые он внес. «Как считаешь нужным, так и делай», – ответила я.
НАЗОЙЛИВЫЕ ОШИБКИ
16 мая 2005 года. Почти два месяца я была захвачена со-бытиями, о которых постараюсь упомянуть. Но всё по порядку: пришла интересная мысль, и я её вписала в биографическую статью: «Есть надежда издать отдельной книгой мои дневнико-вые записи». Вставка будет являться как бы «шапкой», поясняя основную идею моего мировосприятия.
Чтобы выпустить сборник стихов «Родник-2005» – при-шлось много поработать. Наши поэты – любители, многие из них, никак не хотят понять, что надо избавляться от слабых строк, о которых им настойчиво говорят опытные поэты. Но они убедили себя в том, что сами уже совершенные поэты, и не хотят прислушиваться к голосу разума. Так они становятся тормозом для самих себя, не совершенствуясь в поэзии, почив «на лаврах» собственной мечты. Время идёт, а они варятся в своём соку, продолжая топтаться на месте. Правда, некоторые из родниковцы поняли, о чём я им советовала, и мы вместе до-бились правильного изложения в произведениях для себя и альманаха. Но многие продолжают писать, как раньше.
Ко Дню Победы, каждый родниковец получил по одному экземпляру альманаха. Теперь у каждого книга на руках. Прав-да, хотелось бы иметь ярче оформленный сборник, но надо считаться с тем, какие имеют возможности люди. Не всё шло гладко с самого начала, но ошибки были исправлены, и о них говорить уже не стоит….
«ПЛОТЬ ОТ ПЛОТИ»
Подходил день рождения мамы. Как её порадовать на расстоянии, зная, что в последнее время она всё больше думает и переживает обо мне. Я написала ей посвящение «Плоть от плоти», правда, там всё больше о себе и только в заключении я говорю о том, что я плоть от плоти – похожа на маму и лицом и характером. Смотрю на себя в зеркало и вижу маму и чем старше становлюсь, тем больше похожу на неё. Отослала. Ду-маю, что угодила ей. Ну, о чём ещё ей писать, когда это посвя-щённое стихотворение четвёртое по счёту. Ведь я всю любовь и душу вложила в них. Если бы она была рядом, я бы говорила бесконечно то, о чём думаю. Но, увы…
ТВОРЧЕСКИЕ ПУТИ
Звонила Мансуру и узнала, что мои стихи вышли. И го-норар получила небольшой. Два журнала он вручил в качестве подарка.
Прежде, чем поехать на «Родник», мне надо было заехать в издательство «Мутарджим» и забрать фотографии для альма-наха, который собирается выпускать Гасан Гулиев, профессор, писатель и ведущий литобъединения «Луч», об этом сообщил мне Геннадий Салаев. Дискету с моими и Экрама стихами надо было передать через Геннадия. Он попросил набрать на ком-пьютере стихи Станислава Савельева, он сейчас болеет. Я со-гласилась, взяв их у Геннадия. Услышал об этом Теймур Гыл-манов и попросил напечатать его стихи. Жалко мне стало Тей-мура, вот и взялась искать у себя его фотографию. Мне было тяжело после сдачи сборника в типографию снова садиться за компьютер. Легче попросить родниковцев, но что сделано, то сделано. Набрала стихи на пяти компьютерных листах и пере-несла на дискету.
В сентябре жду из России альманах, где должны выйти сти мои и Экрама.
Ещё сдала по одному стихотворению десяти авторов в из-дательство Мутарджим для журнала «Русский язык и литера-тура в Азербайджане». Написала вступительное слово о поэзии и о нашем литературном объединении «Родник» при общест-венно-политической газете «Вышка».
В тот день, тридцатого апреля, я пригласила журналиста из «Мутарджима», Земфиру ханум просили направить кого-нибудь на встречу с родниковцами. Хотела устроить «День от-крытых дверей». Но никто не пришёл. Земфира не подходила к телефону ни днём, ни вечером.
Мы в этот день прочитали свои стихи, посвященные Дню Победы!
Читали, рассказывали о войне, у кого, что было создано.
ВСТРЕЧА С ВЕТЕРАНАМИ ВОВ
Нас, родниковцев, пригласили в одну из крупных город-ских библиотек выступить перед ветеранами войны. Раиса Бо-рисовна, очень энергичная и понимающая поэзию женщина, к тому же филолог, была организатором встречи с ветеранами ВОВ. Библиотека, что расположена за центральным ГАИ, на-ходится около «Парка офицеров», как он раньше назывался. Я заранее подарила Раисе Борисовне свою книгу «Ступени к Храму».  «Обитель Духов» дала ей почитать. Ей очень понра-вились мои стихи. Нам предложили прочесть стихи о войне. Мы все шли от «Родника». Куда исчез Илья Гинзбург по доро-ге, я так и не поняла. Вроде он собирался идти вместе с нами, и вдруг его не оказалось на месте. Заур с мамой, Геннадий Сала-ев, Сергей Стукалов, и другие на автобусе приехали в библио-теку. Теймур Гылманов, зайдя в помещение, осмотрел контин-гент и сказал, что это не его аудитория, он не будет выступать, и ушёл. Раиса Борисовна суетилась в библиотеке, встречала участников войны, рассаживала школьников (участников вече-ра). Всю программу она взялась вести сама. Родникоцы распо-ложились за столами, недалеко от входа, около книжных стел-лажей. Дети читали стихи и пели песни. Раиса Борисовна пред-ставляла ветеранов и о каждом старалась рассказать, как можно больше. Среди ветеранов я встретила Ивана Поликарповича Третьякова с дочкой Антониной Ивановной. Родниковцы уже устали ждать своего выступления. Когда подошло время им выступать, Раиса Борисовна стала просить, чтобы читали по одному стихотворению, из-за того, что все устали. Но родни-ковцев не прошибёшь просьбой. Они терпеливо высидели вре-мя, а когда начали выступать, не торопились, читали спокойно, каждый несколько стихотворений; Геннадий Салаев, Заур Мех-тиев быстро прочитали свои стихи, без предисловий. Зато Сер-гей Стукалов дал волю своей душе, он говорил больше всех. В заключение я прочла два стихотворения. После меня выступи-ла директриса библиотеки.
ВЫХОД СБОРНИКА
 Время подходило к шести часам, и мне надо было торопиться в издательство «Мутарджим» за сборниками. Я обещала за-брать все экземпляры до конца рабочего дня. В библиотеке го-товились к чаепитию, а я с Сергеем Стукаловым направилась в издательство пешком, думала так будет ближе. С нами вышли Заур с мамой, они направились в сторону цирка, а мы успели до закрытия издательства забрать свои книги. Спасибо Сергею, он относил стопки книг в машину, потом из машины домой. Это было 30-го апреля.
«СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ»
Встретила Болотникова Михаила Константиновича на ве-чере в консерватории. Вечер вела Галина Ивановна Шипулина. Он так и назывался «Со слезами на глазах». Перед началом концерта я многим из присутствующих преподнесла свою кни-гу. Когда начался концерт, посвящённый дню Победы, дейст-вительно невозможно было сдержать слёзы, потому что все рассказы, все песни были посвящены защитникам Родины, тем, кто не вернулся домой с войны. Галина Ивановна рассказывала с большим чувством о том, как самоотверженно трудились лю-ди на заводах, фабриках, на предприятиях. Из Азербайджана поставляли горючее в разные регионы страны, чтобы боевая техника была на ходу. Текстильные комбинаты работали во всю мощь, чтобы одеть воинов в тёплую одежду. Сколько бы ни рассказывали о Великой Отечественной Войне, тема остаёт-ся неисчерпаемой. Люди выживали в трудных условиях, но ка-кая надежда поднимала человеческий дух, и все верили в По-беду! Фильмы и песни о войне были настолько чувствитель-ными для тех, чья любовь и вера в будущее жила в душах лю-дей.
Зрители не отпускали артистов со сцены. Аплодисменты были долгими и «горячими». И, как правило, многие остались после концерта благодарить Галину Ивановну за прекрасный вечер!…
Вскоре Михаил Константинович пригласил меня в биб-лиотеку им. Ахундова на выставку книг, рассказывающих о подвигах советских солдат. Эти книги поступили из Москвы. Открытие задерживалось. Но когда гостей впустили в здание, никаких московских книг не было. В фойе отделили место для выставки местных книг. Книги были на разных языках.
Здесь находилась литература о войне, написанная на рус-ском и азербайджанском языках. Экрам был со мной. Он встре-тил знакомого журналиста. И они отошли в стороне и говорили о поэзии, о своих проблемах. Видела Алину, она была вся в за-ботах и в думках, а когда случайно столкнулись, я подарила ей свою книгу. В этой толпе, операторы из телевидения снимали руководителей библиотеки и представителей общественности. Алина была одной из вы-ступающих. Я предложила Экраму сделать запись в журнале для гостей. После него подписалась я. Видели Ивана Третьякова, нашего писателя – фронтовика, он тоже выступал перед тевизионной камерой.
«ВЕЧЕ НА УКРАИНЕ»
Первого мая - Пасха. Утром пошла в церковь, святить ку-личи. Меня поразило, как молодой батюшка во дворе, где стоя-ли столы с куличами, печёными и яйцами, без молитвы окро-пил продукты и людей, на этом и кончилась батюшкина проце-дура. Это было что-то! Я подумала: «До чего святое дело уп-рощается!»
Второго мая встретилась с Геннадием Салаевым и пере-дала стихи мои и Экрама, записанные на дискете, для альмана-ха «Содружества». Там же были стихи Савельева и Теймура, как они и просили.
Сестрёнке Ирине прочла по телефону новое стихотворе-ние «Вече на Украине». Потом отправила бандеролью книги Лале Ахвердиевой и Надежде Давришевой.
АЛЬБОМ ДЛЯ ФОТОГРАФИЙ
Четвёртого мая  решила пройтись по магазинам, чтобы выбрать фотоальбом для родниковцев и оставить его в библио-теке при издательстве газеты «Вышка». Зашла в канцелярский магазин недалеко от универмага «Бакы». Мне сразу бросился в глаза мягкий светлый альбом для фотографий. На нём, в голу-бом оформлении, красивая пара танцует вальс, а сбоку - яркие голубые цветы. «Это поэзия!» – подумала я и купила альбом.
Вскоре зашла к Мансуру и Сиявушу Мамедзаде за фото-графиями для альбома, но прежде позвонила. Я попросила Эк-рама, по совету Сиявуша, сходить в типографию и там попро-сить дискету с фотографиями Владимира Кафарова для альбо-ма. Эту дискету я отнесла в фотоателье и пересняла. Дома пе-ребрала свои альбомы и выделила фотографии родниковцев.
В один из вечеров позвонил Ибрагим из ЦРК. Его я узна-ла сразу по голосу. После приветствий Ибрагим рассказал, что прочитал в журнале «Литературный Азербайджан» моё стихо-творение «Мост» и был поражён. Мне было очень приятно. Эк-рам слышал наш разговор по телефону и удивился, как Ибра-гим чувствует и понимает поэзию.
КОНКУРСНЫЕ РАЗБОРКИ
Седьмого мая вечером позвонил Болотников из «Содру-жества» и стал читать моё стихотворение, а я вторила ему. Это стихотворение под названием «Кавказ-2001» было у меня в книге «Неугасамый свет», а на конкурс я сдала его ко Дню По-беды, изменив название «Осень-41-го», но оно относится ко всем войнам, которые прошли по земле от Первой Мировой Войны и по сей день. Михаил Константинович рассказал мне по телефону, что моё стихотворение идёт первым в книге на фоне изображения Вечного огня. Он читал восторженно, но он тогда не знал, что моё стихотворение отойдёт на задний план.
Мы собрались к двум часам 10-го мая в помещении «Со-дружества». Приглашены были ветераны Войны и члены жюри из «Содружества». Члены жюри, в основном, были из «Хаза-ра». Все встали. Наступила «минута молчания» - о погибших, недавно ушедшего из жизни артиста - участника войны. Приз вручили его жене, тоже артистке. Она прочла стихотворение о войне, о том, как собирала посылку на фронт девочка, у кото-рой погибла мама. Это была очень трогательная история. Ма-рату дали первое место. Читал своё стихотворение с листка (мы все читаем с листка). Из родниковцев заняли призовые места Геннадий Салаев, Заур Мехтиев, Станислав Савельев (он не пришёл из-за болезни), а всем остальным, опубликованным в книге, просто раздали в толпе, когда многие стали расходиться по домам. И я подумала: Мы ведь не с улицы пришли, чтобы так обыденно, на ходу, вручать книги авторам. Экрам тоже был возмущён. Можно было провести вручение книг красиво, тем более, что оставалось немного авторов, кто вошёл в сборник и должен был его получить.
ПЯТАЯ КНИГА
14 мая 2005 года. Вчера отнесла дискету нашей с Экра-мом книги в издательство «Мутарджим». И опять мы вместе. Это уже пятая по счёту книга. Я безмерно благодарна человеку, который помог снова похлопотать за нас перед посольством, чтобы нам немного помогли в финансовом отношении.
Лил сильный дождь. В издательстве Мэтанат выслушала мои просьбы, приняла взнос, и я ушла с чувством удовлетворе-ния, что всё должно получиться хорошо.
24 мая 2005 года. Была на прошлой неделе у редактора га-зеты «Вышка» – Медины ханум. Показала ей альбом и фото-графии, а она забеспокоилась: кто будет оформлять альбом. Я ответила: если родниковцы не смогут, я сама оформлю. Когда Экрам узнал, что не собираюсь проверять вёрстку, он отругал меня. Тогда его попросила зайти в издательство и взять вёрст-ку. Так он и сделал. Два дня мы с ним исправляли ошибки, об-наруженные в альманахе.
Дважды звонили от профессора Гасана Гулиева с при-глашением на вечер Шолохова, который состоится в помеще-нии ВММ. Шолохову исполняется 100 лет со дня рождения. Все литературные газеты пестрели очерками о творчестве пи-сателя. Я обещала Нине Григорьевне обязательно прийти.
ПОМОЩЬ ПОСОЛЬСТВА
9 июня 2005 года. Двадцать седьмого мая состоялось за-нятие на «Роднике». Я принесла с собой сборники и альбом. Сборники раздала, альбом показала. Всем понравился! В этот день пришёл Фариз  Абдуллаев – художник. Я попросила его оформить альбом, и  он с удовольствием согласился и принёс его ко мне домой седьмого июня. Я разложила перед ним фото-графии, и он чётко отбирал по размеру и статусу всех поэтов. А поздравление с днём рождения Людмилы так и не вышло. Она замкнулась в себе.
Людмила Павловна, жена Виктора Титовича Татаренко, позвонила мне, чтобы я получила материальную помощь от Российского посольства у Нины Григорьевны. Боже, как я была счастлива, что проблема с деньгами уже решена.
Иосиф Ткач пригласил 5-го числа в еврейскую общину, где состоится встреча с Гасаном Гулиевым – профессором, пи-сателем и деловым человеком. Кстати, он готовил альманах под эгидой литературного салона «Луч»…
ЧЕСТВОВАНИЕ ЮБИЛЯРА
До начала Шолоховского вечера, нас пригласили отдель-но сесть за столы, чтобы мы проверили верстку своих стихов.
А насчёт вечера Гасана Гулиева, я была благодарна Ио-сифу за приглашение. Оказывается, профессору исполнилось 70 лет, и не скажешь! В общине было очень много людей. Встретила Галину Ивановну Шипулину, Севиндж Гейдарову и многих знакомых. После короткой вступительной речи Иоси-фа, выступил Гасан Гулиев, открыто, просто, доходчиво, рас-сказав о своём творчестве, общественной деятельности и о многих иных проблемах, что встречались ему на долгом жиз-ненном пути. Он детально рассказывал о своих связях с писа-телями, а также о преградах, стоявших перед ним. После его выступления ему задавали вопросы, и он с охотой на них отве-чал. Заур Мехтиев прочитал свои два стихотворения. Они были заумные и трудно на слух воспринимались, хотя я просила его читать, не торопясь.
Экрам был в тот вечер немного взъерошен и Иосиф смот-рел на него исподлобья, но обещал устроить нам творческий вечер в первых числах июля. Следом ожидаю презентацию на «Роднике», но об этом по порядку.
ПЕРЕУТОМЛЕНИЕ
Шестого июня предстояло много дел. Накануне звонил Болотников уточнить, буду ли я выступать в сквере у памятни-ка Пушкину. Я обещала прийти. Утром встаю с постели, а квартира перед глазами крутится. Разболелся левый глаз, будто ресница мешает. Стало подташнивать. Я снова легла. Почувст-вовала сильную слабость. Что это? Отчего мне так плохо? А ведь болеть сегодня нельзя, много дел! Нураддин забеспокоил-ся. Никак не может проверить давление. Пришлось разбудить дочку. Она смерила давление 179/120. Выпила папазол, стало лучше. Как-то, сам по себе, перестал болеть глаз. И всё я успе-ла. У памятника я увидела Шипулину с мамой, они сидели на скамейке. Немного поговорила с ними. Поздоровалась с Ми-хаилом Константиновичем.
У ПАМЯТНИКА А.С. ПУШКИНА
Вскоре я увидела, как к памятнику подошли многочис-ленные любители творчества Пушкина. Стала приглядываться к окружающим людям.
К скверу двигались группами дети и взрослые. Появились временный поверенный Российского посольства Бурдыкин, Чингиз Абдуллаев и многие представители городской интелли-генции. Видела Алину Талыбову с мамой. Любовь Тимофеевна пришла с небольшим опозданием. Я подошла к ней, и она ска-зала, что похоронила брата, накануне вечером приехала с похо-рон. Выразив соболезнование, я отошла в сторону, где меня ждал Экрам. Подошёл поближе Болотников, жестом спраши-вая, буду ли я выступать. Я ответила, что прочту два стихотво-рения. Алина объявляла фамилии участников выступления. Га-лина Ивановна читала стихи с выражением и много. Я ещё удивилась, откуда у неё такая память?
Выступали из посольства и Союза писателей, о которых уже упоминала.
После выступления мальчика лет десяти Алина взглядом намекнула, что мой выход следующий. В руках у меня книги для страховки. Но я наизусть прочла с выражением два стихо-творения «Загадочный пророк» и «Пушкинский колокол». По-дошла Галина Ивановна и с восторгом поздравила меня, сказав, что я хорошо прочитала. Видела Бахыша, а когда он подошёл поближе, поздоровалась и спросила: «Что имеешь против ме-ня?» Он ответил: «Ничего!» На вопрос: «Как будем отмечать презентацию сборников?» Он ответил: «А, знаешь, Валентина, ты отмечай у себя, а я у себя». «Всё понятно» – ответила я и отошла от него. Зачем я предстала перед ним, желая пошутить?
ОБЕЩАНИЕ
Вечером девочки позвонили и рассказали, как Бахыш всем своим существом был против моего присутствия на пре-зентации их сборника. Они просили за меня, чтобы я в качестве гостя присутствовала на их вечере. Как я поняла, он не хотел, чтобы я выступала.
Ну что же!…
После окончания выступлений ко мне подошёл Экрам и сказал, что разговаривал с Чингизом Абдуллаевым о том, что мы три года ждём приема в Союз писателей. Он удивился и обещал посодействовать, просил зайти к нему или оставить у секретаря записку. Седьмого числа мы с Экрамом поехали в Союз писателей, оставили записку и зашли этажом ниже к Арифе ханум в кабинет. Он был пуст. Мы немного подождали. Она пришла с чашкой чая в руках. Поздоровавшись, я поинте-ресовалась, как наши дела. Экрам, не слушая её, начал возму-щаться, почему нас так долго не принимают. Она спросила мою фамилию и сказала, что именно мои документы сейчас рассматривает комиссия. Когда Арифа ханум, недовольная словами Экрама, проходила к своему письменному столу, заде-ла бумаги, и весь её архив полетел на пол из шкафа. Я кинулась ей помогать, но по ее лицу поняла, что чужие документы она никому не доверит. Получилось неловко. Попросила разреше-ния позвонить по её телефону в издательство.
Договорилась о встрече с Мэтанат ханум, и мы поехали в издательство. Мэтанат предложила нам сесть. В течение часа выбирали на компьютере рисунок на обложку. Рассчитавшись за книги, я попросила оставить копирайтор за нами.
Решила позвонить Фаризу Абдуллаеву, чтобы он пришёл оформить альбом. Надписав на нем «Поэтический Родник», он пришёл ко мне и мы, разложив фотографии, предварительно наметили, где должна находиться каждая. Я понимала, что над альбомом предстояло ещё поработать.
После небольшого стресса, я пришла на работу, Но, уви-дев моё состояние, Лариса отправила меня домой. Дома выпила папазол и уснула. Проснулась через час и почувствовала себя отдохнувшей. Это было шестого июня.
А 12-го июня 2005 года позвонила Медина ханум. Дого-ворились провести презентацию нашего сборника в первых числах июля. Освободятся педагоги, значит, родниковцев будет больше. Медина ханум обрадовала, что Заур Мехтиев получил первое место за участие в викторине среди школьников, по-священной истории Азербайджана и России, ответив правиль-но на все вопросы. Ему предложили путёвку в Москву, но за неимением загранпаспорта, не поехал.
ВСТРЕЧА С АГАБЕКОМ СУЛТАНОВЫМ
Позвонила Станиславу Савельеву узнать о его здоровье, болеет с тех пор, как отметил в «Луче» своё 70-летие. Он со-общил, что Энару должны делать операцию на сердце – шун-тирование. Сколько проблем у родниковцев – только подумать! Позвонила Энару домой. Жена ответила, что его скоро переве-дут в палату.
Болотников предложил организовать в «Содружестве» встречу с главным психиатром Баку – Агабеком Султановым. Я вспомнила, что видела его на одном из вечеров в консервато-рии. Вот человек, с кем интересно встретиться. Главное, он может шутить по-доброму.
Алина Талыбова открыла вечер, и предоставили слово Агабеку Гашумовичу. Он предложил поговорить о заболевани-ях и детей, и взрослых. Рассказал о влиянии избыточной ин-формации на головной мозг, о распространении переутомле-ния, приводил много случаев из своей практики. Я задумалась о том, что и я в последнее время тоже часто переутомляюсь. После полуторачасового рассказа о психических расстройствах человека, было много вопросов.
С большим опозданием пришли супруги Воля – Светлана и Виктор. Она села рядом, а Виктор устроился чуть дальше на свободном месте. Я успела нашептать, что посвящённое ей стихотворение вошло в книгу, которая скоро выйдет. Она по-благодарила и поздравила меня.
Владимир Гомозов пришёл с женой, она давно не выхо-дила на люди. Пригласила Галину Ивановну Шипулину к нам на «Родник» на презентацию альманаха. Она пообещала прий-ти, но просила перезвонить позже.
Сабина скороговоркой дома сообщила, о явлении назы-ваемом 25-м кадром. Плюс к 24 кадрам телевизионного изо-бражения добавляется ещё один кадр с информацией, дейст-вующей на подсознание. Я представляю недалёкое будущее, когда живые люди, имея чувства и своё мнение, могут оказать-ся настоящими роботами. Эта информация прозвучала в про-грамме Владимира Молчанова «Час пик».
Свой день рождения отметила в кругу семьи и близкими друзьями. Как всегда были, Юля, Раиса и Лёва Калашниковы и Экрам.
ПРИГЛАШЕНИЕ ХАЗАРОВЦЕВ
Вскоре позвонила Лиля и пригласила на презентацию сборника, выпущенного хазаровцами. Лиля Оз и Марина Янае-ва суетились больше всех, исправляя стихи любителей поэзии, набирая их на компьютере. Когда спрашивали, кто из них ре-дактор, они смеялись: «Обе!»
Пригласив, она почему-то попросила меня сидеть молча. Я удивилась, хотя и не собиралась выступать. Но если такое говорят, это уже не шутки. Но меня приглашали и другие наши родниковцы, которые ходят на «Хазар». Я решила сделать не-большие презенты – Сиявушу и Чингизу Абдуллаеву, т.е., пре-поднести им наши с Экрамом книги.
Купив красивый букет ромашек, взяв книги и пригласи-тельные, мы пришли в Союз писателей немного раньше. Под-нимаясь с Экрамом по лестнице на третий этаж, где уже собра-лись знакомые, я попросила Ольгу Чумакову подержать букет, а сама направилась на четвёртый этаж к Мансуру и Сиявушу. Проходя мимо столика, где обычно сидит Сиявуш за шахмат-ной доской, я отвлекла его на мгновенье, вручив книгу с при-гласительным билетом на презентацию сборника «Родник». Он механически отложил книгу в сторону и, поблагодарив, про-должил разговор с приятелем.
Подошёл Экрам, и мы прошли в кабинет Мансура. Нахо-дившиеся у него в кабинете посетители не помешали нам вру-чить ему книгу и приглашение. Я предвидела, что Мансур не придёт. Принимая книгу, он, улыбаясь, назвал меня неиссякае-мой. Что бы ни было, но он может быть джентельменом. Вру-чил мне книгу Халдеева, которую я попросила, чтобы отобрать несколько четверостиший в альбом. Поблагодарив Мансура, я с Экрамом спустилась в актовый зал.
При виде меня с Экрамом, мимика Бахыша стала серьёз-ной. Наверное, боялся, что я или Экрам выйдем с выступле-ниями, и почему-то щурился, отчего выглядел усталым. Хаза-ровцы пригласили одного из членов Союза писателей - руково-дителя какого-то отдела. Он выступил на азербайджанском языке. После краткого отчёта Бахыша читали стихи хазаровцы. Я успела передать свои книги Александру Родионову и Гомо-зову Владимиру. Марина Янаева подарила мне сборник, ради которого собрались на презентацию. Один Сергей Стукалов вспомнил обо мне, как о руководителе «Родника», присутст-вующей на вечере «Хазара». Тут же изменилось лицо Бахыша, но он промолчал. Не дождавшись конца вечера, мы с Экрамом вышли из зала. За нами и другие люди стали расходиться.
НОВЫЕ СБОРНИКИ
Звонила Варвара Константиновна поблагодарить за по-священное ей стихотворение, которое вышло в свежем номере газеты «Вышка».
Медина ханум пожелала перед презентацией посмотреть альбом. Сделав небольшие поправки, она одобрила нашу с Фа-ризом работу.
Когда мы с Экрамом приехали за книгами, они лежали упакованными в коробках. Алиш,  муаллим уверил меня, что он сам проверил все книги, брака там нет.
Пять сборников родниковцев, которые мне обещала пере-издать Мэтанат, были совсем иные. И шрифт, и фотографии смотрелись совсем иначе. Поблагодарив всех, я ушла.
Вышел сборник «С любовью к людям», выпушенный ре-дакторами В.Т. Татаренко и Гасаном Гулиевым от объединения «Луч». Презентация прошла в еврейской общине.
Видные деятели литературы Азербайджана были пригла-шены на эту презентацию.
Вышел также альманах прозы того же объединения «Луч». В нём были представлены рассказы Натика Расулзаде и Чингиза Абдуллаева «История одной свадьбы».
Пришла в еврейскую общину Нелля Аташгях, вернула мою книгу «Обитель Духов», а я ей надписала на память книгу «Истина творца».
Сын Надежды Давришевой  привёз из Санкт-Петербургский журнал «Невский альманах», посвящённый 60-летию Победы, где была её публикация, а также книгу «Древ-нерусские города», сборник стихотворений «Русское слово», о котором она писала чуть раньше, и копию из газеты, со сним-ком заседания поэтов Санкт-Петербурга. Я передала через сына Надежды Давришевой пять наших с Экрамом книг и три сбор-ника. Вскоре  она  дважды звонила, и мы отдуши поговорили с ней о наболевших проблемах.
ПОКЛОННИК МОЕЙ ПОЭЗИИ
Однажды позвонил мне на работу поклонник моей по-эзии. Когда представился, я сразу вспомнила, что он опублико-вал своё стихотворение в газете «Вышка». А запомнила ещё и потому, что есть ещё одна фамилия Забелин - однофамилец Председателя Русской Общины.
Пётр Николаевич - участник Великой Отечественной войны, любит поэзию, даже поддерживал телефонную связь с Валентиной Варнаковой, которая раньше ходила на «Родник». Телефон мой он узнал в редакции «Вышки», и признался, что мои стихи ему очень понравились, произнёс несколько ком-плиментов. Я предложила Петру Николаевичу зайти ко мне на работу, чтобы подарить  ему подарю свою книгу. Несколько раз повторил, что недостоин такого внимания, но я убедила его, что всё нормально и жду с нетерпением. Через двадцать минут он появился. Когда я ему подарила свою книгу, он, це-луя мне руку, протянул коробку конфет. Потом несколько раз звонил и повторял, что мои стихи - это нечто необычное. У нас ещё будут такого рода встречи, но об этом позже.
ПРИГЛАШЕНИЕ ИБРАГИМА
О презентации родниковского сборника напишу позже, а пока о том, что меня пригласил Ибрагим в Центр Русской Культуры на концерт. Я взяла с собой четыре книги. Одну для Ларисы Виноградовой, потому что в книгу поместила посвя-щенное ей стихотворение, другую Светлане Николаевне Бари-новой и две - на всякий случай. Я поднялась на второй этаж, в кабинет Светланы Николаевны, и вручила свою очередную книгу. Она от души поздравила меня. Мы немного поговорили, но, зная, насколько она занята, я попрощалась и спустилась в зал, села на место в отдалённом ряду, с расчётом уйти порань-ше. Когда Лариса Виноградова проходила мимо меня, я оста-новила её. После коротких приветствий  подарила ей книгу, и она прошла к Светлане Николаевне в кабинет.
Ибрагим Имамалиев и Георгий Черногоров пели песни, аккомпанируя на гитаре. В следующем ряду, за мной, сидел мужчина и всё бубнил мне в ухо, что он давно просил перепи-сать мои стихи, а я ему обещала, но не дала свои книги. При-шлось подарить книгу и ему.
Я ждала звонка от мужа из Сум, где  он отдыхал у мамы. И то, что сёстры упорхнули отдыхать на Чёрное море, а муж мой остался смотреть за мамой, я знала, поэтому я ушла с кон-церта пораньше. Муж действительно звонил, а меня не было дома. Он позвонил позже.
ПРЕЗЕНТАЦИЯ НА «РОДНИКЕ»
Пять книг передала для Виктора Титовича через его жену, встретившись с ней в городе.
Теперь о презентации сборника. Приготовив заранее два торта «Кутузово чудо», я взяла такси и приехала к издательст-ву, где меня ждал Экрам. Он помог донести торты на третий этаж к нам в конференц-зал, где мы обычно проводим  «Род-ник». Родниковцы отнеслись серьёзно к встрече с гостями. Ре-бята принесли цветы. Медина ханум знала, что у нас будут гос-ти; Галина Ивановна Шипулина, Михаил Константинович Бо-лотников, Ибрагим - бард из ЦРК. Медина ханум пригласила из азербайджанского литературного объединения двоих предста-вителей. Присутствовала и Светлана Воля. Остальные были родниковцы. Диана (фотограф) немного опоздала и заставила изрядно понервничать Медину ханум и меня. Пригласили жур-налистку из газеты. Медина ханум решила остаться у стола, где ей удобнее себя чувствовать, ближе к своему кабинету, а я, Эк-рам, Галина Ивановна и Михаил Константинович сели в одном ряду, где с Экрамом обычно сидим. Медина ханум говорила о нашем сборнике, о родниковцах, о том, что мы сделали на па-мять «Вышке» прекрасный альбом. Её оценка на презентации была важной, потому что, работая с ней, всегда чувствуешь от-ветственность, чтобы всё было в норме. И я это учитывала.
Выступали поэты из азербайджанского литобъединения: руководитель «НЕМ» – младший брат «Родника» – Поэтиче-ский Меджлис Нефтяников – Замеддин Зияд оглу и Гумбат Гаджиев. У них совпала творческая радость с нашим «Родни-ком» – 6 лет назад, 6-го июля был создан при общественной политической газете «Вышка» новый поэтический клуб на азербайджанском языке. Уже выпущен первый сборник стихо-творений нефтяников. Гумбат Алекперович представил своё стихотворение нашему «Роднику» под названием «Моё жела-ние» на русском языке. И поделился с участниками мероприя-тия тем, что не раз посещал занятия «Родника». Им очень по-нравилась обстановка на нашей встрече, они часто читают под-борки с нашими стихами в газете.
Выступала и Галина Ивановна, сделав выборку из моих стихотворений и, прочитав их, говорила о нас с Экрамом, как о состоявшихся поэтах. Подчеркнула: сколько раз написано у меня «Слово» с большой буквы и сколько у Экрама. Оказыва-ется, я «переборщила», у меня 340 таких слов. И таких приме-ров у неё было много. Хорошо выступил Ибрагим со своей точкой зрения на нашу поэзию. Светлана Воля прочитала своё стихотворение ясно и чётко. В конце встречи выступили, про-читав свои стихи: Раиса Калашникова, Заур Мехтиев, Сергей Стукалав, Нина Скворцова, Вагиф Алекперов, Людмила Дудко, Светлана Сыромятникова, Экрам Меликов, Лала Андрианова, Ибрагим Имамалиев, Александр Раков, Фариз Абдуллаев из ЦРК, и многие другие.
Во второй части нашей презентации Медина ханум ушла в свой кабинет по своим делам. Болотников и Шипулина пото-ропились уйти, когда ещё не все закончили пить чай.
Оператор Серёжа снимал всё на камеру. Статья выйдет на этой же неделе, в пятницу.
Долго ещё будут говорить о презентации на «Роднике». Главное все были довольны.
Мне же предстояло ещё отправить книги Лале Ахвердие-вой. Муж отвёз мои книги в Москву, в Центральную библиоте-ку, и в Украину. Гера, моя сестра, отвезёт наши с Экрамом кни-ги в Германию.
Звонила Варвара Константиновна, восхищалась подарен-ной мною книгой, но были отдельные справедливые замечания.
ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЁННЫЙ ПАМЯТИ
В.А.КАФАРОВА
20 августа 2005 года. Статью о Н.Б.Хатунцеве пришлось дополнить, сделать поправки и передать Медине ханум диске-ту. А 7-го августа Иосиф Ткач пригласил меня в еврейскую общину. Вечер был посвящён памяти Владимира Азимовича Кафарова. Встретилась с сестрой Владимира Назимовича, она познакомила меня с его вдовой. Присутствовали в основном  друзья и родственники Владимира. Читали его произведения, в основном, переводы из «баяты». На сцене установили портрет Владимира Назимовича. Выступали Лиза Касумова, Сиявуш Мамедзаде и др. Пять лет прошло, как ушёл из жизни Влади-мир Кафаров – поэт, переводчик и человек, о котором будут помнить близкие и родные, и любители его творчества.
Иосиф спросил, есть ли у меня посвящение Владимиру?» Ответила отрицательно. Я сидела в конце зала, потому что то-ропилась на работу.
СУВЕНИР
Как-то утром на работу позвонил Пётр Николаевич Забе-лин. Он только спросил: «Буду ли я на работе в течение часа?» Я ответила: «Да». Через час он подошёл к парикмахерской с коробкой. Я предложила войти в салон, потому что там никого не было, кроме косметолога. Он с радостью протянул мне свой подарок, в знак благодарности за то, что я ему посвятила в кни-ге стихотворение на военную тему. Я объяснила ему, что мно-гих упомянула в книгах, но они мне ничем не обязаны. Это бы-ло моё желание и не больше. Вынув из коробки сувенир – Пе-гаса с часами, я восторженно вскрикнула и случайно задела за хвост. У Пегаса изо рта вырвался огонь.
- Значит, он ещё служит газовой зажигалкой и ржёт, как взаправдашний, - подумала я. Мы немного поговорили, и я проводила его к выходу, поцеловав в щёку – поблагодарив за прекрасный подарок. Дома сувенир всем понравился.
Получила письмо от Лалы Ахвердиевой. Она пишет, что только недавно ей вручили сборник стихов, где вышли наши с Экрамом стихи. Я ей передала номер телефона сына, чтобы она связалась с ним.
Приехал Нураддин из Украины, где он отдыхал и ухажи-вал за моей мамой. Он рассказал, как ухаживал в Москве за сватом, а в Сумах за тёщей. Разговоров было много и о внуках, и о моих родных, которых он видел, будучи в гостях.
ПЕЧАЛЬНАЯ НОВОСТЬ
Позвонил Геннадий Салаев, расспросил о новостях. Я сказала, что хочу собрать родниковцев и поехать на кладбище в честь годовщины Николая Борисовича Хатунцева. Потом он спросил, а знаю ли я о неприятном известии: вчера, 15-го авгу-ста, похоронили Станислава Савельева. Я опешила от неожи-данности. Геннадий сказал, что Станислав умер во сне. «Хоро-шая смерть» – не одна я подумала,- никого не мучил». После празднования семидесятилетия он сильно заболел. Многие уве-ряли, что раньше своего срока плохо отмечать юбилей, это - недоброе предзнаменование. Через два дня еле дозвонилась Медине ханум в издательство. Её тоже поразило печальное из-вестие. Она ещё сомневалась, говорила, что где-то три раза та-кое было: давали некролог в газете, а человек сидит в кабинете и получает известие, что его похоронили. Я возразила и расска-зала, что разговаривала с вдовой, и она подтвердила.
Мы договорились, что они дадут объявление с соболезно-ванием родным и близким Станислава Савельева. Экстренным выпуском утром вышли объявления в газете «Вышка» от изда-тельства и от родниковцев. Я позвонила жене Станислава и со-общила о газете. Она обещала её купить.
«РЫЦАРЬ ТИШИ»
К 24-му числу я готовилась заранее. Должно было состо-яться занятие «Родника». В тот день я с утра написала стихо-творение, посвящённое памяти Станислава Савельева «Рыцарь тиши». Накануне вечером позвонила его вдова и пригласила меня на сорок дней. Я подумала, что оставить «Родник» без ру-ководителя нельзя. Поэтому решила помянуть родниковца вме-сте с коллективом.
РЫЦАРЬ ТИШИ
Посвящается памяти
Станислава Савельева.
Закатилась яркая планета
За далёкий млечный горизонт.
Так и жизнь народного поэта
Превратилась в вечный «сладкий сон».
И пошло движение по кругу
Дальше, как в былые времена.
Только нехватать нам будет друга,
Как подпруги жизни, стремена!
Как же так случилось, что мы больше
Не посмотрим искренно в глаза,
Не сказав тех слов, что злат дороже,
Что питала соками лоза!
Он ушёл, как рыцарь, не простившись,
Не поведал, что собрался в «путь»,
Где сольётся с вечной горшей тишью,
И от этой жизни отдохнуть.
Жизнь его продлится в рифмах, слове
С теми, что взойдут в века, как стяг,
И откроет мир сей образ новый,
Где поэт посредством Слова - свят!
24.9.2005г.
Но в этот день пришло мало людей. Меня обрадовал Заур Мехтиев, приготовил мне стихотворение. Попросила перепи-сать посвящение мне на память.
По моей просьбе Сергей Стукалов обзвонил всех и сооб-щил, что «Родник» временно будет вести Экрам, а я ложусь на операцию.
Наконец вышло в газете поздравление с бракосочетанием молодой пары – Тамары и Фариза Абдуллаевых.
Вчера, 26 августа, вышла статья с подборкой стихов род-никовцев, где так же было и моё стихотворение, посвящённое Энару Гаджиеву, и стихотворное посвящение мне Раисы Ка-лашниковой. Это стихотворение она читала на презентации мо-ей пятой книги с Экрамом.
28 августа 2005 года. Как только мама вышла из больни-цы, тут же позвонила мне, а у меня отключили телефон, оста-вив только одностороннюю связь. Она-то и дала мне возмож-ность услышать мамин голос. Слава Богу, что ей лучше.
ПРИГЛАШЕНИЕ НА  РАДИОЗАПИСЬ
В двадцатых числах позвонила Земфира ханум и пригла-сила меня на радиозапись. Разговор шёл о презентации сборни-ка. Она подчеркнула: «Только о сборнике» - эта тема у неё по плану. Я подобрала четверостишия родниковцев из сборника для того, чтобы Земфира с Иосифом могли прочесть их под му-зыку.
29-го, в пятницу, в 11 часов утра я ушла с работы и на-правилась к Земфире в студию. У лифта встретила Иосифа. Увидев меня, он обрадовался, что я вовремя пришла, и поторо-пился ко мне навстречу. На третьем этаже, в комнате записи, Земфира встретила меня любезно, но в её восторженном взгля-де чувствовалась тайная напряжённость. Чтобы её снять, я от-крыла альбом и показала Земфире. Передала ей четверостишия родниковцев и попросила сделать пару снимков в самой сту-дии, где идёт запись. Время было ограничено, и мы поторопи-лись к микрофону. Текст лежал передо мной. Вначале всё шло гладко, но где надо было рассказывать о родниковцах, я запну-лась, на меня накатил смех от моей растерянности, но, собрав-шись, я продолжила читать текст. Остальную часть записали гладко. Оставила текст и четверостишия по просьбе Земфиры покинула студию, потому что она готовилась к продолжению работы над нашей передачей. На следующий день передача должна была выйти в эфир. Я взяла с собой маленький приём-ник, чтобы послушать передачу.
«Поэзия умирает», и об этом многие говорят, а его вели-чество Слово превращается в вечное «Ничто» - с этой форму-лировкой нельзя согласиться. Вопрос остаётся открытым. А я думаю: Слово всегда рождается за мыслью! И поэтому мысли-тели всех времён сохраняют в своих словах эпоху, стиль того времени, в котором они живут, соприкасаясь с окружающим миром.
Да, действительно, поэты без цензуры свободны. Они пишут о том, что думают и чувствуют. На долю пишущих пало тяжёлое бремя, и они великодушно выносят свои творения на суд читателей. И всё сводится к тому, насколько образован и подготовлен сам читатель, чтобы воспринимать темы, предла-гаемые поэтами. Они идут в ногу со своим временем и отра-жают его.
Поэзия – это дыхание, свет и, конечно, Жизнь! И хорошо, что пишут люди, каждый в меру своего развития и образова-ния. Но ведь есть ещё почитатели поэзии наших корифеев. Ко-нечно, не всех приголубит слава, но главное - не умрёт ни по-эзия, ни дух творчества.
Может, в строках стиха и пробьётся бутон вечного Слова, орошаемый мыслями еще не родившихся гениев, которые ве-дут в вечность! Остальным остаётся учиться, учиться и ещё раз учиться мыслить и писать поэтически грамотно…
Всё время стараюсь написать о знакомом Экрама – Юре Сопове, человеке верующем, грамотном, но пока не получает-ся, потому что я почти не знакома с его биографией. Заканчи-вается цикл годового поздравления каждого члена «Родника» с днём рождения. Особенно тех, кто систематически посещал за-нятия.
В ШКОЛЕ № 46
Любовь Тимофеевна Якунина, как и обещала, устроила нам поход в 46-ую школу. В назначенный день пришли родни-ковцы, всего несколько человек - Лилия Оз, Заур Мехтиев, Людмила и я. Пришла  раньше всех и, чтобы занять время, про-гуливалась около школы, чтобы встретить своих друзей. Когда все собрались, мы вошли в здание, чтобы не беспокоить руко-водство своим опозданием. Актовый зал, куда нас проводили, находится на четвёртом этаже.  Там и собрали детей из разных классов. Стоял гул.
Мне понравилось расположение сцены и полукресла в за-ле. Всё выглядело так, будто его только что отремонтировали. Потом нам рассказали, что действительно недавно был ремонт актового зала. Его спроектировали в виде кинотеатра, с не-большим наклоном, чтобы всем зрителям была видна сцена.
Пока мы налаживали с детьми контакт, подошли школь-ники из других школ вместе с педагогами. Нескольких шумных ребят вывели из зала. Уж очень они дурачились.
Взяв на себя руководство, я познакомила детей с поэтами из литературного объединения «Родник». Первой выступала Лилия Оз, потом Заур Мехтиев. Когда Заур читал, дети и педа-гоги сосредоточили на нём своё внимание. Надо сказать, что поставленный от природы голос даёт особые преимущества, плюс пытливый ум, знания.
Хотя он, по сути, ещё ребёнок – ученик девятого класса школы № 145. После него выступила я со своими стихами. На предложение послушать учеников, которые пишут стихи, отве-та не последовало. Дети стеснялись. Я предложила задавать по-этам вопросы. Больше всего и детей и педагогов интересовал Заур Мехтиев. К нему обращались с разными вопросами: отку-да он берёт темы, кто ближе ему из писателей. Он ответил, что ближе всего ему Осип Мандельштам, хотя он раньше всем и везде говорил, что считал своим учителем Экрама Меликова.
Я взяла с собой две наши с Экрамом книги, одну в дар школе, другую Татьяне Васильевне, педагогу старших классов. В конце встречи каждому родниковцу подарили по букету цве-тов.
И ещё мы сфотографировались вместе с учителями и не-которыми учениками. Я торопилась на работу.
В ГОСТЯХ У ЮРЫ СОПОВА
Договаривались с Экрамом, после «Родника» решили зай-ти к Юре Сопову, чтобы я могла ближе познакомиться с ним. К тому же Юра болеет. Экрам рассказывал мне, что Юра в своё время учился на математика в Москве, в Бауманском в высшем учебном заведении, был женат, имеет дочь, но живёт с давних пор один…
Когда мы стали проходить между дворами, я поразилась, как ещё живут люди: в полуподвальных помещениях, в при-стройках…. Небольшой дворик, где еле можно было пройти, был чистым, как будто его только что вымыли. В стороне стоя-ла добротная деревянная лестница, ведущая на второй этаж, но казалось, что пристройка вот-вот развалится. Это было первое впечатление. Войдя в прихожую, которая служила и кухней, я увидела прямо перед собой вход в комнату больше, чем кухня. На кухне стоял небольшой стол и табуретки. Трудно описать, как одинокий мужчина живёт в квартире, где требуется жен-ская рука. Мы гости – пришли и ушли, а человек остаётся со своими мыслями и проблемами один на один. Глубоко верую-щий, он не говорил ничего лишнего, только отвечал при мне на вопросы Экрама. Юра - худощавый, лысоватый мужчина, оп-рятно одетый и побритый. Глаза с поволокой смотрели на меня изучающе. Присела у стола, где мне указали место. Юра засуе-тился, хотел заварить чай, но его в доме не оказалось. Экрам собрался в магазин, но хозяин объяснил, что поблизости мага-зинов нет, и он долго будет бродить в поисках покупки. Поэто-му решил пойти сам. Пока он собирался, пришёл их общий знакомый – Александр. Невысокого роста, упитанный, добро-душный болтун, какого я ещё не видела. Прямо у двери он «нашёл», о чём говорить, и пошёл, поехал со своими приклю-чениями на родине и заграницей – в Китае, Японии, Германии. Немного необычно было слушать настырного, но интересного рассказчика. Вскоре подошла дама, о которой Юра рассказы-вал, что она приехала из Великого Новгорода. Экрам объяснил мне, что это жена Владимира Исакова, что живёт в Великом Новгороде. Из рассказов я поняла, что Рена давно живёт с Вла-димиром и у них общая дочь. В последнее время Володя не пишет стихов, перешёл на прозу, и весь в делах, как и его жена. Рена сидела напротив меня, и мы иногда обменивались не-сколькими отрывками  слов. Оказались общие интересы - кни-ги. Она знает, что мы с Экрамом выпускаем книги со стихами, и давно восхищается его талантом. У нас было с собой не-сколько книг, и мы подарили их и ей с Володей, и для цен-тральной библиотеки Великого Новгорода. Ещё одну книгу по-дарили Александру, надписав, что, удивлены его энергии, и пожелали, чтобы он всегда был таким, какой он сейчас, потому что его активность придаёт ему шарм. Юре я обещала передать книгу через Экрама.
Чай с лимоном мне подали в небольшой чашечке. Я не-много утолила жажду. Выпив чаю, я извинилась, что должна идти на концерт к Шипулиной, но прежде мне надо купить цветы. Пожелала Рене… и Александру успехов. Юра проводил нас долгим понимающим взглядом, повторив несколько раз: «Добрых вам успехов и всех благ во всех делах». Спускаясь по лестнице, Экрам предупредил меня, что в проходе, когда вый-дем со двора, Юра будет смотреть нам вслед, пока мы не скро-емся из вида. Так и было.
Экрам хотел проводить меня до автобусной остановки, но я уговорила его вернуться к друзьям, потому что этот район го-рода я знаю хорошо и сама доеду до консерватории.
ВЕЧЕР С.ЕСЕНИНА
Действительно, я спокойно прошлась до остановки по улице и села в автобус № 145. Вышла около кассы дворца Гей-дара Алиева. Время было в запасе. Поэтому, не торопясь, про-гулялась к кинотеатру «Низами», району, где прошло моё дет-ство, потом снова вернулась к кассе, где продают цветы. Букет выбрала из полевых цветов, очень хорошо оформленный. Уже в актовом зале, заняв свободное место, я подошла к Александре Михайловне, маме Галины Ивановны, поблагодарила за при-глашение на концерт. До начала вечера, кроме Михаила Кон-стантиновича Болотникова, никого из знакомых не встретила. Зал был переполнен. Ближе к началу концерта увидела Любовь Тимофеевну, пригласила её пройти на свободное место и сесть около меня, но она отказалась и прошла к передним рядам, где её ждали друзья по работе.
Галина Ивановна выглядела на сцене удивительно хоро-шо. Рассказывая о Есенине, подбирала такие слова, которые текли полноводной рекой. Она была в своей стихии. В конце вечера преподнесла ей цветы и поблагодарила за прекрасный концерт.
Позвонила Лала из Тулы, и я поблагодарила её за внима-ние, что получила бандероль через Аллу - две книги Валентина Киреева, который предложил нам войти в Новороссийский сборник стихов. Стихи его простые, без апломба, даже заду-шевные. Он в них весь - с приколами и шутками. Привлекает своими строками.
РАДОСТНЫЕ ВСПЛЕСКИ И…
Чтобы не спутать дни, которые у меня перемешались в голове из-за многих событий, возвращаюсь к первому октября, когда попала на концерт в «Клуб моряков», организованный Светланой Николаевной Бариновой. А пригласил нас Геннадий Салаев. Передние ряды, как всегда, держали для «гостей». На концерт я попала с Экрамом, но он предупредил, что через час уйдёт. Концерт открыла сама Светлана Николаевна. Вначале выступил от Российского посольства Пармен Парменович Шеншин, у него заканчивался срок пребывания у нас в Баку, и были обоюдными прощания, и слова благодарности - у Светла-ны Бариновой и представителя посольства.
Выступал бард Черногоров Георгий, после него читала стихи Никушина Александра. Она хорошо держалась на сцене, о чём я сказала ей в конце вечера. Танцевали дети, но когда за-пела молодая певица, видимо студентка, это было искусство необъяснимое. Её потрясающий голос затмил известных певиц нашего города. Она спела всего две сольные песни. Ей лет 20-25, а голос поставлен великолепно. Потом она пела с группой девушек старинные романсы, и её голос выделялся среди ос-тальных. Ими руководил хормейстер. Как жаль, что у меня не было программы, чтобы записать имена тех, кого я не знала. Я оказалась в плену необычной красоты, во мне бродили чувства счастья оттого, что я слышу красивые русские голоса, которые мы так редко слышим у нас в Баку.
Концерт подходил к концу. Я, переполненная чувствами, решила выйти немного раньше и поблагодарить Светлану Ни-колаевну за прекрасный концерт. Тем более, что мы всегда ста-рались понять друг друга, когда нам это требовалось. Мои кни-ги с Экрамом её не обходят.
В холле я встретила группу девушек из хора. Они, как пташки, вылетали с шумом из клуба, и я на ходу с восторгом благодарила за их прекрасные голоса и за удовольствие, кото-рое они дарят своим пением. Они улыбались в ответ и тоже благодарили за мой порыв. Я вошла в небольшую проходную, через которую выходят на сцену, и там встретила Георгия Чер-ногорова. Восторженно рассказала ему, какое удовольствие по-лучила от концерта, и хочу поблагодарить Светлану Николаев-ну. Он предложил мне подняться на сцену и поговорить с ней. Пройдя с боковой стороны, за кулисами, я увидела сидящую за столом Светлану Николаевну, которая наблюдала за сценой всё это время. Рядом стояла Александра Никушина. Поцеловав Светлану Николаевну, я выразила ей свои чувства восторга, и сделала комплимент в адрес Александры…
В ШКОЛЕ № 23
А вчера, 3-го сентября, нас пригласила Марина Янаева в школу №23, что находится на улице 28-ое апреля. Я однажды отказалась там выступать по уважительной причине, а вчера решила взять выходной на работе и пойти в школу, ведь пред-стояло лечь в клинику на операцию. Но об этом чуть позже. Я подошла к школе ровно в 11-15. Подошёл Экрам. Почему-то из школы вышел Гасан Гулиев. К нам присоединилась женщина из РОНО. Пока мы разговаривали о книгах, их переводах и т. д., нас пригласили войти. Когда проходила мимо классов, я за-метила, что в школе кабинетная система. Школа выглядела но-вой, будто её только построили. Чистота и оснащенные совре-менной техникой классы, говорили о заботе руководства шко-лы, что способствует повышению знаний.
Вошли в актовый зал, где нас встретила директор школы. Большинство детей были уже на сцене, репетировали програм-му. Мы сели в первом ряду. Прежде чем перейти к чтению сти-хов, я решила представить коллектив, который пришёл на встречу со школьниками. Называя по фамилиям и положению, какое занимает каждый из нас, представила профессора Гасана Гулиева, следом Экрама Меликова, Заура Мехтиева из «Родни-ка», парня из «Хазара», что пишет фантастические рассказы, себя, Марину Янаеву и представительницу из РОНО. Когда мне передали микрофон, раскрыв книгу, где лежала закладка, прочла два стихотворения «Внимая Лермонтовским строкам» и «Любовь рождает тени», в этом стихотворении есть эпиграф из лермонтовского «Демона». Но когда я прочла первую строфу второго стихотворения, дети решили преподнести цветы гос-тям. Пришлось подождать, пока шествие с цветами закончится, а потом начала читать снова. Закончив читать свои стихи, я по-дарила директору школы пятую книгу «Истина творца». Она поблагодарила за прекрасный сюрприз, и я села на своё место. Молодой фантаст, которого я видела впервые, сказал: «А я вас знаю по вашим стихам, много читал».
Так как у меня были с собой две книги, одну решила по-дарить ему, подписав от себя и Экрама на память.
Начался концерт. Дети старались читать с выражением. Больше всех мне понравился мальчик, который хорошо танце-вал, выделяясь отточенными движениями. Худенький и мелко-костный танцор так танцевал хорошо, что мышцы у него натя-гивались, как струна под ритмическую музыку. Дети читали стихи, много стихов, в основном классику. После концерта нас пригласили в библиотеку на чай с тортом. Мы говорили с педа-гогами за столом о проблемах школы, о литераторах и педаго-гах, которые отдают всю себя работе. После поблагодарили за приём и собирались уходить. Экрам вручил мне свои цветы, потому что шёл на работу.
В КЛИНИКЕ «ЛАНЦЕТ»
19 октября 2005 года. Благодаря усердию и настойчиво-сти мамы, ведь она больше всех настаивала, чтобы я сделала операцию грыжи, я на днях легла в клинику к профессору Фарману Джейранову, что делал мне операцию три года назад по утягиванию слабых мышц, как последствие активной жизни после удаления жёлчного пузыря. К нему, странное дело, все дороги-пути шли необычным способом. Вот и не верь в Судь-бу! Поиски хорошего хирурга, привели меня снова к профессо-ру, с которым познакомил меня Эльдар Эмильевич Горин.
Клиника находится напротив Центра Русской Культуры.
Пришла к врачу с дочкой. Нужно было подождать, пока он освободится после операции. Пока я разглядывала новую клинику и знакомилась с медперсоналом, успела в книге пока-зать дежурной молодой  медсестре стихотворение, посвящён-ное Фарману Джейранову, и, проглядела профессора, когда он вернулся в кабинет.
Дочка меня позвала и сказала, что профессор освободил-ся. Я пошла следом и встала у дверей. Поздоровавшись, поста-ралась напомнить ему, кто я, и что мы уже знакомы. Вспомнив меня, он пригласил войти в кабинет, но я извинилась и, взяв из сумки свою книгу для профессора, вошла в кабинет и показала страницу в книге, где было ему посвящённое стихотворение. Он уткнулся глазами в неё. Объяснила, что я пришла к нему за помощью. Он согласился сделать операцию, и мы договори-лись, что я позвоню ему, как соберусь, примерно 5-6-го октяб-ря, а разговор был в конце сентября. Вручая свою визитку, он просил позвонить ему за день до операции.
В назначенный день операции, явилась в клинику к про-фессору….
Муж с дочкой подвели меня к дверям, где медсестра про-водила меня в палату, чтобы я переоделась в больничную оде-жду. Подготовительные процедуры: рентген и анализы я про-шла спокойно. Примерно через час меня уже везли в операци-онную. Пришлось минут сорок подождать, пока врачи закончат предыдущую операцию - за небольшой стеной, где слышался звук инструментов. В зале было прохладно. Одна из медработ-ниц накрыла меня простыней по плечи, руки и ноги прикрепи-ли к хирургическому столу. Предупредила, что у меня вены тонкие и в них трудно попасть с первого раза. Медсестре при-шлось повозиться, прежде чем она направила иглу в вену. Ко-гда стали вводить раствор, я поняла, что скоро отключусь.
Полусонная, я почувствовала, что нахожусь в палате, зна-чит, живая. В течение этого дня и следующей ночи я просыпа-лась и снова уходила в забытьё, чувствуя на груди тяжесть и боль. Слышала, как подвезли капельницу и подходили врачи, но всё было, как в тумане. На следующий день я пришла в себя и почувствовала, какая жесткая постель, спина ныла от синте-тического матраса. Я это чувствовала, как принцесса горошину, а надо было неподвижно лежать на спине, чтобы швы не разо-шлись. Приходили муж и Экрам. По рекомендации врача стала понемногу подниматься. Врач часто подходил и спрашивал, как я себя чувствую. Он настойчиво советовал в течение полу-года носить лечебный пояс. Я готова была носить грацию столько, сколько понадобится. На своих ошибках я училась снова жить.
Экрам показал мне «Диплом» за стихи о Есенине от Ба-риновой Светланы Николаевны. Он занял первое место и полу-чил четыре тома «Истории мировой литературы».
Договорилась с Мединой ханум провести занятие «Род-ника» 29-го октября. В этот день у Экрама день рождения. «Вот и отметим все вместе», - подумала я. Мне необходимо было передать Духовной Людмиле книгу, где ей посвящено стихо-творение. Оставив в драмтеатре свой номер телефона, я попро-сила, чтобы она мне позвонила. Через два дня она связалась со мной, и я предложила прочесть посвященное ей стихотворение на её презентации.
В МУЗЕЕ МИНИАТЮРНЫХ КНИГ
20 и 22 октября лил сильный дождь, я волновалась, что он не прекратится и 23-го. Вместе с родниковцами я была при-глашена Людмилой Духовной на её творческий вечер, посвя-щённый выпуску её миниатюрной книги. Обзвонила всех, но, кроме Экрама, Галины и Эмиля Бабаевых, никто не пришёл. Мы долго ждали родникоцев у автобусной остановки, а потом решили найти музей. Я не знала, где он находится, а Экрам предполагал, что около «Девичьей башни», поэтому решили около метро «Баксовет» спуститься по лестнице и пройти через парк, а потом от площади Азнефти к музею. Только сделали несколько шагов, как увидели Светлану Курочкину и Алексан-дра Хакимова с супругой. Они рассказали, что музей находится в крепости, а крепостные ворота около остановки, где мы не-давно находились с Экрамом, за метро «Баксовет». Хорошо, что вовремя встретили знакомых, а то плутали бы неизвестно где. Мы пришли во время, когда гости только подходили.
Людмила Духовная выглядела свежо, всем улыбалась в окружении знакомых и красивых цветов. Оказывается, в день презентации у неё был день рождения. Я её знала и как артист-ку Драматического театра и была на её представлениях.
Подошли Мансур, барды Ибрагим и Георгий. От Росзару-бежцентра пришел Игорь Жуков, заменивший Пармена Парме-новича. Молодой высокий мужчина, он скорее напоминал при-балта, чем русского. С ним был еще один представитель по-сольства России. Присутствовали представители театрального искусства, друзья по сцене. Видные деятели нашего города рассказывали о необыкновенной интеллектуальной женщине – виновницы торжества, о её таланте, о том, что в миниатюрный сборничек вошли её стихи, посвящённые друзьями.
Меня поразило множество застеклённых витрин, в кото-рых аккуратно расставлены миниатюрные книжечки разных стран, писателей и поэтов, а значит, и знаменитой артистки бу-дет помещена миниатюрная книжечка в музее.
Людмила Духовная представила меня Зарифе Салаховой – директору музея. Я вспомнила, что видела её на презентации ми-ниатюрной книги Мансура в музее им. Низами. У меня с собой были две книги, одну я подарила Зарифе ханум, другую - Хаки-мову Александру, который упрекнул меня, что я обещала, но не подарила ему нашу с Экрамом книгу. В музее я встретила Тамил-лу, которая раньше работала манекенщицей и часто пропадала у нас в парикмахерской. Совсем недавно видела её по телевизион-ному каналу «Лидер», вела передачу «Культурные новости Азер-байджана». Мы немного поговорили, но Тамилла здесь находи-лась по работе и должна была взять интервью у Людмилы Духов-ной, поэтому я не стала отвлекать её своими разговорами.
В этот день Зарифа ханум открыла салон в честь Людми-лы Духовной и рассказала, как сама добивалась помещения, как доставала редкие книги; где в подарок, где в обмен на дру-гие книги. Как собрала большую коллекцию и теперь у нас в городе есть «Музей миниатюрной книги». Это большая заслуга Зарифы ханум. После выступления Мансура и представителей театра Экрам прочел своё стихотворение. Все насторожились, но потом громко стали аплодировать ему. Выступления снима-лись телеоператором на камеру, и я узнала, что на следующий день днём или вечером покажут передачу в новостях. Людмила предложила мне прочитать посвящённое ей стихотворение. Обращаясь к ней, я сказала: «Как не влюбиться в женщину, ко-торая всё время улыбается!» - и прочитала акростих «Духовная глубина» и подарила ей книгу. Когда я увидела, что в зале про-дают её миниатюрную книгу, я расстроилась - ведь у меня не было с собой денег. Людмила Семёновна шепнула мне, чтобы я не покупала, она мне сама подарит один экземпляр. В конце вечера, сидя за столом, где она подписывала свои книги своим знакомым на память, в окружении прекрасных цветов, она над-писала мне свою книгу и подарила. Молодые официанты раз-носили на подносах соки, вина и оригинальные закуски. Зарифа ханум ходила с представителями посольства по залу и расска-зывала интересные приключенческие истории об отдельных миниатюрных книгах.
Я увидела, как Галина Бабаева следует за ними по пятам, я решила присоединиться с Экрамом к ним.
Обходя стиллажи, прислушивалась к каждому слову За-рифы ханум и подумала: это ещё одно богатство нашей Рес-публики, которым может гордиться каждый гражданин Азер-байджана. Когда закончился осмотр стендов, я поблагодарила Зарифу ханум за прекрасные рассказы об истории маленьких книг. Люди стали расходиться. Ибрагим и Георгий, сидя в сто-роне, тихонько играли на гитаре, а мы с Экрамом попрощались со всеми, кто остался в зале, и ушли.
Сегодня купила очередной номер газеты «Вышка» и на-шла в ней статью о вечере артистки в музее. Статья была большая и интересная. На следующий день переписала переда-чу по телевидению себе на кассету о торжественном вечере Людмилы Духовной.
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЭКРАМА
29-го октября на «Роднике» решили отметить день рож-дения Экрама. Я купила два торта и попросила по телефону Экрама и Пашу Юсупова помочь отнести их на занятие, потому что мне тяжести носить никак нельзя. Оба приехали заранее, мы взяли с собой еще электрический чайник. Родниковцы ку-пили к чаю конфет и печенья. Все пришли вовремя. Но Экрам по дороге жаловался, что у него сильно болят ноги. Он немного отставал от нас, но догнал у входа. Поднялись на третий этаж. Уже в зале Экрама поздравляли, кто - тёплые носки, кто шоко-ладку, кто кофейные чашки. Скромно отметили его день рож-дения и стали по традиции читать стихи. Торты заранее рас-пределили между всеми, чтобы никто не остался в обиде. Ген-надий спросил, где мой знаменитый торт «Кутузово чудо», ко-торый я пеку для торжественного случая? Я ответила, что мне после операции нельзя ничего тяжёлого делать, а мой торт тре-бует силы - надо раскатывать коржи. Поэтому придётся подож-дать. Жаль, что Заур не пришёл. Много было поздравлений и Юсупову Паше. Он тоже отмечал день своего рождения.
НА ПРЕЗЕНТАЦИИ КНИГИ АЛИНЫ
На следующий день я с Экрамом были приглашены на презентацию второй книги Алины Талыбовой в Капельхаус, что находится по улице 28 мая. По пути я зашла в оптику, где работает подруга моей дочки, чтобы купить очки для Экрама, которые обещала подарить ему на день рождения. Лейла оказа-лась на месте. Она достала из коробочки очки, заказанные мною, и протерла их бархатной салфеткой. Светлая оправа мне очень понравилась. Я подумала, что Экраму тоже понравится этот подарок. Деньги обещала занести через два дня. Я спокой-но прошлась по улице, любуясь обновлёнными витринами. Го-род выглядел нарядным. Алина с мамой уже хлопотали у вхо-да. Вошла в зал и заняла свободные места в четвёртом ряду. Встретила Ибрагима и Тамиллу Кязимову - журналистку, из га-зеты «Вышка». Мы сели рядом, чтобы обменяться впечатле-ниями о жизни. Алина Талыбова подняла нас с мест и попро-сила пересесть. Этот ряд держали для представителей посоль-ства и выступающих. Но представители посольства сели в пер-вом ряду, а на наши места сели опоздавшие её знакомые, среди них Юсупов Паша.
Появились гости из Союза писателей - Мансур, Сиявуш Мамедзаде и другие видные деятели, которых я не знаю. О них мне рассказывал Экрам. Презентацию открыли двое молодых людей, которых я заметила на творческом вечере С. Раджабова. Рассказывая очередные анекдоты, они старались вести себя не-принуждённо. Выступал С. Раджабов со своей группой. Я на-чала нервничать, потому что музыкальные инструменты звуча-ли слишком громко.
Даже Светлана Воля возмущалась, что они орут, а не по-ют, да так громко, что уши закладывает. На своём вечере Али-на прочла несколько стихотворений. Её стихи можно легко от-личить от других поэтов. В них молодость, надежда и любовь к жизни, гражданская лирика, характеризующаяся эмоциональ-ностью определённой доли юмора. Поэзия тонких чувств и здравых мыслей. Основное время заполняли известные литера-турные деятели и музыка.
Экрам сидел рядом со мной и примерял очки, а потом за-торопился домой. Домой я вернулась в десятом часу вечера. На следующий день позвонил Экрам и поинтересовался, что было на вечере после того, как он ушёл…
Сегодня позвонил Алиш из издательства «Мутарджим» и сообщил, что вышел журнал с родниковскими стихами.
Моего стихотворения там нет, а статья есть, и ещё какая! Всё о Поэзии!
Мэтанат призналась, что работникам издательства стихи «родниковцев» очень понравились!
ЧИСТКА В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ
10 ноября 2005 года. Всё волнуюсь за дочку: она, бедная, тяжело ходит. Осталось две недели, чтобы я в четвёртый раз стала бабушкой. После звонка из «Мутарджима» отправилась с Нураддином за журналами.
Мэтанат сидела за компьютером. Увидев нас, она встала и вышла навстречу. Окрылённая, что вышли стихи родниковцев, я стала дома обзванивать тех авторов, чьи стихи вошли в жур-нал. При встрече с Экрамом сразу вручила журнал. Один жур-нал решила подарить Медине ханум. Когда я преподнесла ей журнал, она не отпустила меня. Жестом руки показала не ухо-дить, потом добавила: - Куда бежишь, дай, посмотрю, что здесь написано!
И вдруг с первой страницы стала делать замечания. Я да-же не обратила внимания на то, что работники издательства добавили от себя несколько слов. У меня всё было гладко, а там было написано, что презентация газеты «Вышка» прошла в конференц-зале издательства «Азербайджан».
- При чём тут издательство «Азербайджан»? – спросила недовольно Медина ханум.
Я была в шоке. Извинялась за чужие ошибки, когда и на мою долю их выпало больше чем достаточно! Обещала прове-рить текст на дискете и выяснить.
Потом Медина ханум спросила насчёт моего здоровья. Я ответила, что чувствую себя ещё не очень хорошо и собираюсь пойти к врачу.
Дома проверила дискету, и там не было того, что напеча-тано в журнале. До меня дошло: как-то я приносила им пригла-сительный билет на презентацию сборника. И там указан адрес издательства «Азербайджан», вот и решили работники немного приукрасить. Позвонила Мэтанат. Она подошла к телефону и много раз извинялась за ошибку. Предложила сделать несколь-ко журналов для Медины, но я отказалась.
За время нашей ссоры с Экрамом я написала пять стихо-творений.
БАРДЫ НА ВЫСОТЕ
12 ноября 2005 года. Вчера в восьмом часу вечера, по приглашению Ибрагима,  Экрам и я,  пришли в Центр Русской Культуры. По пятницам они обычно собирают круг друзей и отдыхают таким образом. Ибрагима ещё не было, но я встрети-ла знакомых. Все расположились на первом этаже, за лестни-цей, где обычно стоят столы. Встретила танцовщицу Людмилу «Жириновскую». Она рассказала, что её дети учатся в Москве, остальные родственники устроились кто где. С ней осталась одна дочка. Пока собирались люди, Экрам нервничал, что вре-мя идёт, а Ибрагима нет. Наконец, он явился, за ним следом пришли Георгий Черногоров и Виталий Игольников. Ибрагим прошёл за большой стол и сел напротив меня у стены так, что ему был виден весь зал. Я же сидела спиной к залу, и никого не стеснила, потому что на этом вечере преобладали женщины, а чей именно этот вечер, я поняла потом - Ибрагим старался уст-роить встречу мне и Экраму среди завсегдатаев Центра.
В середине стола, недалеко от Ибрагима, пристроился с гитарой Виталий Игольников, недалеко от него Людмила Жу-кова из ансамбля «У самовара». Видела искусствоведа Светла-ну Курочкину с дочкой. Я ещё не знала, что дочка её поёт ро-мансы.
Ибрагим открыл вечер звонкой песней под гитару. Геор-гий Черногоров в этот день не пел, у него болело горло. После анекдотов и весёлых романсов Ибрагим предложил послушать стихи Экрама и представил его как одарённого поэта, но Экрам поправил его, что он не одаренный поэт, а сверхчеловек. Тогда Ибрагим почему-то попросил меня прочесть стихотворение, посвящённое Экраму, которое ему очень нравится. Я прочла из книги «Истина Творца». Ибрагим хотел вернуться с заказами к Экраму, но я попросила разрешения закончить своё чтение, по-тому что после Экрама ни одно стихотворение так не слушает-ся.
Вышел Экрам и читал свои стихи наизусть с выражением. Вскоре он ушёл, а я осталась послушать бардов. В этот день я получила колоссальное удовольствие от исполнения песен под гитару. Виталий Игольников пел от души вместе с Ибрагимом.
Появился представитель Росзарубежцентра Игорь Леоно-вич Жуков. Ибрагим обратился ко мне и предложил снова про-честь свои стихи. Но прежде чем выступить, я спросила при-сутствующих: «Может, кто-то хочет прочесть свои произведе-ния?» Но желающих не оказалось. Три стихотворения, прочи-танные мною, я думала, будет достаточно. Ребята много шути-ли, поддерживая атмосферу вечера.
Время было позднее, но Ибрагим попросил меня прочесть еще 3-4 стихотворения. «Степную родню», «Шершавую грусть» и ещё одно стихотворение я прочла с листа и подарила свою книгу Игорю Леоновичу. Он просмотрел её, раскрыл ти-тульный лист и вернул книгу мне, предлагая авторучку, чтобы я надписала ему на память, и тут же предложил мне свою ви-зитную карточку. Он поблагодарил за подарок, и я ушла домой. Было уже поздно. Я была благодарна Ибрагиму за то, что он дал мне возможность послушать песни и выступить на их вече-ре, в Центре Русской Культуры.
Вчера вышла газета «Вышка» с подборкой стихов родни-ковцев. Медина ханум взяла за основу название статьи из мое-го стихотворения «Арабески строф», которое вошло и в журнал «Мутарджим», где вышла подборка родниковцев. Перечислила в газете всех, кто вошёл в журнал. Вот содержание статьи, на-писанной мной для журнала:
АРАБЕСКИ СТРОФ
25-го января в конференц-зале (издательства «Азербай-джан») состоялось награждение грамотами родниковцев. Гра-моты лауреатам вручала главный редактор газеты «Вышка» Га-санова Медина. Это первый отчёт и первые призы любителей поэзии в 2005 году.
Я не ошибусь, если повторю слова предшественников о том, что поэтический «Родник», бьющий более 42-х лет на страницах «Вышки», – неиссякаем! Ещё свежи образы поэтов-переводчиков Александра Халдеева, Дмитрия Дадашидзе, Вла-димира Кафарова, Николая Хатунцева, а также оригинального поэта Экрама Меликова. Они взрастили в стенах нашей редак-ции не одно поколение поэтов и писателей, работающих ныне на передовых позициях печати.
«Родник» объединяет в своих рядах авторов с разным жизненным и литературным опытом, которых роднит одно – искренняя преданность поэтическому слову. Среди родников-цев есть люди весьма почтенного возраста - ветераны войны и труда, есть и совсем молодые, делающие первые шаги в жизни и литературе. Поистине, в поэзии, как и в любви, все возрасты покорны.
Родниковцы пишут на самые разные темы: о труде, об ис-тории родного края, о чувствах, волнующих их, о вечных во-просах жизни.
Тесное сотрудничество с издательством «Мутарджим», в частности, с его коллективом, дало возможность выпустить не одну книгу. Так, в этом издательстве были выпущены книги Экрама Меликова «Ноддегарма-Рок», «Стихи Белокурого Бес-тии», «Настежь…», Лалы Ахвердиевой «Дис Манибус», Вален-тины Эфендиевой «Неугасимый Свет», «Обитель Духов», «Ступени к Храму» и др. Некоторые родниковцы, как Илья Гинзбург, опробовали своё «перо» в этом же издательстве.
Темой творчества авторов «Родника» остаётся родной го-род Баку - древний и вечно юный, и, конечно же, горячо люби-мый, и с болью пишут о тоске по России, которая с детства ос-талась неотделимой частью их жизни. У Души и Поэзии нет границ! Поистине золотые слова!
Её ещё не оттеснили на задворки ушедшего века. Появ-ляются смелые поэты, чьё перо, скрипя, обводит мысли, рас-пыляя магнитную пыль, которая проходит через разум, как сквозь решето. И каким она выпадет осадком на долю любите-ля поэзии, будет зависеть от объективности индивидуалиста. Можно было бы вкратце сказать: кому что! Рецептов на этот случай нет. Есть духовная культура человека, которая во все века склонялась к прекрасному чувству. Ведь поэты являются художниками и проводниками в свой духовный мир, чей ин-теллект может заворожить любого своей логикой мышления.
И всё-таки поэзия – это ещё и сокровищница гармонии, которая имеет прекрасные обороты и величественное течение речи. Некоторые могут поспорить, что современное направле-ние диктует иное: есть свободный стиль, без ритма, рифмы и знаков препинания. А где мелодия, краски, всплеск чувств? Вот что сказал на этот счёт Владимир Фёдоров: «Ценность поэзии в том, что она выявляет то, что вообще выходит за пределы про-заической жизни, находится вне любого малого времени».
Иногда пишущие отвергают обычную метафору. Для них главное - душа и мысль. Это уже неплохо. Но ведь бывают раз-ные стихи - где душа замыкается, а природа подсказывает свои новые явления, и творец старается вывести их на лист бумаги. Почему всё время нужно опираться на уже признанные талан-ты? Из своей духовной копилки желательно проявлять новые метафоры, употребляя аллитерацию и другие элементы. Рабо-тать одинаково - скука! Поэт всегда должен быть в поиске, да-же в другом измерении. И пусть арабески строф, нежные мело-дии душ объединит всех любителей поэзии в один прекрасный «Родник» – родник Поэзии!
Здесь живая красота может передаваться на всех языках мира по-разному, но так, чтобы это не унижало достоинства читателя, а поднимало его дух на высоту величия, где все эмо-ции имеют особое место. Как много значит внутренняя культу-ра поэта! Мысли подобны растущей вселенной, в центре кото-рой остаётся Протослово!
Хочется познакомить читателей с участниками «Родника» и пожелать больших успехов в творческих встречах и отзывах читателям журнала «Мутарджим»!
Валентина Эфендиева
Руководитель литобъединения «Родник»
Я тут же обзвонила многих и сообщила новость. Кстати, вчера мне приснился сон: несколько веток с сочными живыми листьями. И я подумала во сне: это мне для лечения, ведь боли не отпускают после операции. И только сегодня я вспомнила, что мне снился такой же сон в 90-х годах, только тогда это бы-ла голая лоза, без листьев. Подобное снилось египетским бо-гам, когда ожидалась засуха. Мне действительно было тяжело пятнадцать последних лет. Может, сон на этот раз предскажет благополучие, и начнется оно с появлением четвёртого внука или внучки?
ЗАРИФА ХАНУМ В «СОДРУЖЕСТВЕ»
27 ноября 2005 года. Десять дней назад позвонила Веста Николаевна и пригласила в «Содружество». Потом позвонил Михаил Константинович и тоже пригласил на вечер в «Содру-жество». Я обещала обязательно прийти.
В зале уже собирались гости. Присутствовали родников-цы - Светлана Сыромятникова, Экрам Меликов, Вагиф Алек-перов, Геннадий Салаев, Сергей Стукалов, Энар Гаджиев.
Пришёл Игорь Леонович Жуков, вскоре пришла Зарифа Салахова из Музея миниатюрных книг.
Узнала от Яны Кандовой «Ярулиной» о Лале Ахвердие-вой, что ей сейчас очень трудно, и она не может прислать сборники, куда вошли мои и Экрама стихи, вышедшие в Рос-сии.
Я села у стены, решив: если вечер затянется надолго, уй-ду пораньше. Алина Талыбова села напротив уважаемой гостьи и начала задавать вопросы Зарифе ханум, поменявшей свой имидж. Она собрала волосы на затылке заколкой и надела бле-стящий чёрный ободок, убрав со лба пряди, чтобы они не ме-шали ей. Чёрная кофта тоже переливалась от украшений в виде небольших чёрных стеклярус.
Зарифа ханум начала свой рассказ с того, как ей пришла мысль открыть Музей миниатюрной книги, как она познакоми-лась за границей с людьми, давно занимающимися коллекцио-нированием подобных книг. А таких книг сейчас многие тыся-чи. Она обменивалась с художественными салонами редкими книгами известных поэтов, а спонсоры дарили ей миниатюр-ные книги разных стран. Потом она вошла в искусствоведче-ское общество, где собираются в основном женщины. Зарифа ханум рассказала, что в выборе помещения ей помог бывший президент Гейдар Алиев. Музей находится в крепости, около метро «Баксовет». Она приобрела большие стеклянные шкафы, очень дорогие: часть купила, но в основном её спонсировали заграничные фирмы.
Деловая женщина! Действительно, обладая таким энер-гичным характером, она может многого добиться!
Её впечатления от поездок в Кабул и в другие зарубеж-ные страны надолго запомнятся всем, собравшимся на встречу с ней. Правда, говорила она очень пространно, с мельчайшими подробностями, но все молча слушали её. Алина продолжала задавать Земфире ханум вопросы, и она «открывала моменты истины» для присутствующих в зале. Сведущие в таких делах люди прекрасно понимали, насколько серьёзную работу взяла она на себя, но большинство присутствующих больше интере-совались её связью с издательской деятельностью по выпуску миниатюрных книг. Вопросов было много. Энар Гаджиев, за-цепил Зарифу ханум, перечислением её родственных связей в области культуры и политики. У них нашлась общая тема. Но так как времени было уже много, стали потихоньку закруглять-ся. Яна, по просьбе Михаила Константиновича, преподнесла цветы гостье.
Вскоре я написала стихотворение, посвящённое 15-летию «Содружества»:
МУДРЫЙ РАССВЕТ
Мудрый рассвет гладит Небо лучами,
Ветер затих, прикусив удила.
Жизнь в продолжении видит Начало,
В той, что легка человеку, мила!
Страстно раздвинем пространство и время,
Где родилась изначальная мысль,
Не замечая поводья и стремя
В будущем жаждали, светлую близь!
Новой страницы распахнуты двери –
Каждый входящий герой иль мастак!
Ось у «Содружества» схожая с твердью,
Что отразилась, как прочность Моста
Соединяющий души людские –
В коих сокрытые тайны наук:
Мысли поэтов – моряны и скифы…
И восхищения сладостный звук!
Стих оживает в изгибах доверья,
Мысль превращая в нетленную нить!
Сколько рождаются в строфах поверий,
Чтоб красотою мир новый пленить!
Встречи на уровне важных решений,
Мирно ведут знатоки за столом!
Вспышкой проявится свет отраженья
В день торжества, освещая «Салон»!
Что нас сближает на прочной ступени?
Ну-ка, найди здесь ответ для себя!
Радость Свободы постигни, как пленник,
Если всей мудростью славит Судьба!
28.11.2005г.
ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЕННЫЙ 90–ЛЕТИЮ          КИНОРЕЖИССЁРА
Недавно звонила Варваре Константиновне узнать, как её здоровье, уж очень давно мы с ней не перезванивались. Я по-старалась ввести её в курс событий, интересующих пожилого человека.
Экрам с женой пригласили меня в малый зал кинотеатра «Низами» на вечер, посвящённый 90-летию со дня рождения её отца – кинорежиссёра Мамедова Джаваншира. Позвонила Алле в седьмой микрорайон. Мы встретились у кинотеатра в назна-ченное время и спокойно вошли в фойе. У входа в малый зал встретили Алмаз и Экрама Меликовых. В зале еще никого не было. Мы, первые гости торжества, заняли места там, где нам было бы удобно смотреть на сцену, на которой уже стояли кор-зина цветов и микрофон. Алмаз была в чёрном костюме. Хо-рошо, что белая кофточка немного освежала лицо. Поздравив её и Экрама с торжеством, я с Аллой села в четвёртом ряду. Зал постепенно заполнялся гостями, среди которых были знакомые Алмаз, это представители киностудии. Я удивилась, что на этот вечер пришёл И.Л.Жуков. Ему предложили место в первом ря-ду, как и положено.
Вечер открыл известный деятель кинематографии, искус-ствовед Айдын Кязимов. Помимо него выступали и другие дея-тели кино. Они говорили в основном на азербайджанском язы-ке, поэтому я не все понимала. Экрам с женой сидели во вто-ром ряду. Около него было свободное место, с краю. Вижу, идёт моя двоюродная сестра Юля и садится рядом с ним. Это я пригласила ее посмотреть фильм о первых нефтяниках.
Из рассказов киноматографов  узнала, в каких трудных условиях приходилось работать оператору фильма «Повесть о нефтяниках Каспия».
Вскоре Алмаз пригласили на сцену. Её представили как дочку юбиляра. Она дополнила рассказ своими воспоминания-ми, связанными с её детством, как он брал её на работу ещё ма-ленькую. Ведь она росла в ореоле славы отца. Представители киностудии вручили Алмаз ханум большой букет цветов. По-сле её выступления начался фильм. Мне было интересно со-поставить рассказы людей, работавших на «Нефтяных камнях», с тем, что показывал фильм. Дома, построенные из дерева, проходы между нефтяными скважинами - всё, о чём говорили кадры фильма, совпало с рассказами моих знакомых. Я удивля-лась, в какое трудное время снимался фильм. Можно сказать, в нечеловеческих условиях работали люди, рискуя в любую ми-нуту оказаться в волнах бушующего моря. Стихия природы по-казывала свой нрав. И, ещё хорошо знали нефтяники, чем мо-жет кончиться работа в бушующем море. Имя Каверочкина, который погиб в шторм, я тоже слышала. А здесь, на экране был живой герой Советского времени. Все говорили о планах того периода, о 21-м съезде КПСС. И я в душе гордилась, что являюсь частицей этого народа…
С Аллой проводили Юлю до метро «Гянджлик» и разо-шлись по своим автобусам.
В ПОИСКАХ РОДНЫХ ТЕЙМУРА ГЫЛ-МАНОВА
Позвонила на квартиру Теймура Гылманова. Трубку взял молодой парень. Я объяснила, что мне нужен дядя Теймура. Трубку передали женщине. Пришлось объяснить ей, что у меня находятся газеты, книги, журнал издательства «Мутарджим», где вышли стихи Теймура. Надо как-то передать его родным. Она обещала сообщить об этом дяде, который обязательно придёт на встречу к проходной, где находится издательство га-зеты «Вышка». В день встречи я долго его ждала, надеясь, что вот-вот появится кто-нибудь из родных Теймура. Пока стояла в ожидании встречи, мимо проходил Бахыш. Он остановился по-приветствовать меня. Несмотря на то, что он и я где-то внутри души затаили обиду друг на друга, всё же стараемся этого не показывать. После дипломатического поцелуя в щёчку он спросил, как я себя чувствую. Ответила, что было трудно, но прихожу в себя. Бросив на ходу, что надо посидеть как-нибудь в кругу моей семьи, он помчался дальше.
ОЖИДАЕМЫЕ НОВОСТИ
В конференц-зале, во время занятия на «Роднике», при-сутствовало немногим больше десяти человек. Я попросила Сергея Стукалова принести от Эльмиры ханум пять экземпля-ров журнала «Мутарджим», которые я оставила у неё на хране-ние.
Как обещала мама Заура, они пришли, но с небольшим опозданием. После того, как передала журналы и собрала за них деньги, начали читать свои стихи родниковцы. Читали те, кто хотел вынести свой труд на всеобщее внимание, а когда стал читать Заур, Экраму понравились необычные строки, и он похвалил юношу. Многие поддержали Заура, говоря, что он та-лантлив, но все же отметили, что у него получается, а что нет. Читала эротические строки Бабаева Элаза, так же коснулась исторических фактов о святых в исламе и о суфиях. Вагиф рас-сказал, как он вычислил даты событий из телефильма о Есени-не, подсчитал, когда были созданы стихи, и о встрече поэта с Айседорой Дункан. Таким образом, назвал дату смерти Есени-на. Ещё чьи-то стихи, в которых нота «ре» имела числовую структуру, и что она совпала с днём создания стиха Есениным и Бесланской трагедии. Якобы нас оповещают неведомые силы и предупреждают через магические цифры, а мы ещё так дале-ки от цифровой науки! И как мы можем изменить то, что соз-дано Всевышним? Всё это было интересно. Современная жизнь выдаёт импульсивные заряды, которые вторгаются в психику людей, и они не ведают, что творят. Ведь многим известно, как влияют на организм магнитные поля планеты, вспышки Солнца и положение Луны в различных фазах. Есть необъяснимая связь человека с Вселенной, а человек, как ребёнок, живёт своими физическими потребностями, а всё остальное для него и его ума – закрыто. Отсюда и все беды, которые нас окружа-ют! Прочёл Вагиф своё маленькое стихотворение об Иисусе и о крови, которую до сих пор люди пьют, как вино… Я была по-трясена: как он сумел в двух четверостишиях выразить всё это без лишних слов! Экрам тоже был в восторге. Я попросила пе-реписать мне стихотворение, и Вагиф обещал принести в сле-дующий раз копию стиха. А если выйдет в газете «Вышка», чему я мало верила, останется на память.
Подошёл Владимир Юсуфов – Веселицкий и сел у края стола, чтобы не мешать своим приходом. Стихи Людмилы Дудко всем очень понравились, и я предложила всем, кто не печатался в «Мутарджиме», сдать свои стихи для следующего выпуска журнала. Пока сдали свои работы Геннадий Салаев и Людмила Дудко.
Перед завершением занятий, когда обычно Серёжа Сту-калов начинает читать свои стихи, тут я попросила Владимира выступить со своими произведениями. И как всегда его оратор-ский голос выделялся артистизмом. Он прочёл три своих сти-хотворения. Выступил Сергей Стукалов. Он любит поговорить перед чтением стихов, как бы разворачивая темы и то, о чём он хотел сказать. И на этот раз его вступительное слово всем пришлось выдержать, потому что Серёжа молча ждал своего часа. Он тоже прочёл несколько стихотворений. Илья Гинзбург внимательно ознакомился с моим вступительным словом, на-печатанным в журнале перед подборкой родниковцев. Прочёл также стихи десяти участников данной публикации.
Я узнала от Паши Юсупова, что в три часа в Центре Рус-ской Культуры будет проходить вечер, посвящённый А.Блоку. Спросила Экрама, пойдет ли он. Он отказался, заявив, что ус-тал. Мы решили поехать ко мне домой.
Завтра Сабину кладём в больницу. Очень волнуюсь, но вида не подаю, не хочу, чтобы ей передавались мои волнения.
                
НОВОРОЖДЕННАЯ  ВНУЧКА
29 ноября 2005 года. Вчера был особый день для нашей семьи. Сабина тщательно готовилась к предстоящей ей опера-ции. К трём часам вышли из дома я, Сабина и Эльхан, сели на такси и направились в сторону Баилова, в роддом им. Круп-ской. На улице мы попали в час пик и передвигались медленно. Сабину слегка трясло в машине. Шофёр оправдывался, что едет тихо. Из-за большого скопления машин пришлось сойти на два квартала раньше и пройти пешком. Пришли вовремя. Врач уже ждала мою дочку. Она осмотрела, послушала буду-щую маму и передала её медсестре. Этажом ниже ей сменили одежду и ещё раз проверили расположение плода. Эльхан ждал наверху, в зале ожидания. После того, как Сабину приняли и оформили документы, её увели в палату, я направилась к Эль-хану. Всё шло по плану. Передав ему вещи, я объяснила, что нужно будет Сабине, на первый день, по совету врача: воду без газа, лимон, катыг…
Оставила зятю номер телефона Раисы Калашниковой, у которой я буду с нетерпением ждать радостную весть. Эльхан дал мне номер своего мобильного телефона. Я поднялась к Ка-лашниковым - они живут напротив больницы. Экрам уже сидел у них и ждал меня. Я разделась в коридоре, передала журнал «Мутарджим», куда вошло стихотворение Раисы, прошла на кухню. Лёва хлопотал у плиты. Он выглядел похудевшим по-сле гриппа, движения его были медлительные. Следы болезни всё ещё не сошли с его лица.
За столом мы говорили больше на тему ожидаемого чуда, кто будет - мальчик или девочка? Лёва утверждал, что будет мальчик, а я – девочка! Рассчитав по времени, что операция должна закончиться к семи часам вечера, я сидела, слегка вол-нуясь, чувствуя, что ещё рано ждать младенца. Звонила два раза домой, но Эльхан и Нураддин сказали, что из больницы нет новостей. Моё терпение подходило к концу.
К шести часам пришла с работы Раиса и тоже, перебо-левшая гриппом, держалась немного в стороне, чтобы не зара-зить нас. Экрам распрашивал об их сыне, внуке, и Лёва и Раиса рассказывали всё что знали. Я была вся сосредоточена на вре-мени и телефоне. Хозяева предложили пройти в комнату и по-смотреть по первой программе передачу «Суд идёт». Мы с Эк-рамом сели на диван-кровать, а Лёва и Раиса на стульях немно-го в стороне от нас, чтобы не заразить гриппом.
К семи часам позвонил Эльхан. Я сказала, что пока никто не звонил, и начала нервничать. Экрам меня успокаивал. Время подходило к половине восьмого, но звонка все не было. Я ре-шила подождать до восьми и самой пойти в больницу. Не заме-чая своего поведения, нервно ходила по комнате и коридору, не находя себе места.
Экрам позвонил жене, что задерживается у друзей и ждёт ответ из больницы. Алмаз ханум тоже волновалась за Сабину.
Ровно без четверти восемь позвонил Нураддин и поздра-вил меня с внучкой. Сколько было радости! Я чуть не кричала от счастья. Все заулыбались! Узнав, что вес малышки 3 кг.100гр., что Сабина сама позвонила отцу, и чувствует себя хорошо, я услышала команду от Нураддина по телефону, чтобы ехала домой. Тут я всех от счастья переобнимала, даже распла-калась от перенапряжения. Друзья проводили нас до лифта, - и мы с Экрамом отправились по домам. Эльхана дома не было.
Был у меня случай позвонить Мансуру и узнать заодно насчёт публикации моих стихов. Сначала я спросила, как он себя чувствует, потом поделилась радостью, что у меня роди-лась внучка. Он спросил: «У дочки?» Я ответила: «Да!» На во-прос, когда выйдут мои стихи, ведь я терпеливо ждала, он от-ветил, что в 11 номере, а журнал выйдет в декабре. «Это ещё одна радость!» – передала я ему.
Звонила бабушка Эльхана. Я сказала, что Сабина в боль-нице и родила дочку. Как она обрадовалась! Я ей объяснила, что Эльхан звонил ей, но её не было дома.
Эмильчик всё играл дома с кубиками, бросал их на рас-стоянии, строя цель из таких же кубиков. На вопрос, где он бу-дет сегодня спать, он ответил, что с мамой. Узнав, что она де-сять дней будет в больнице, он спокойно собрал кубики, чтобы они никому не мешали, пошёл в комнату мамы и там лёг спать. Сам, не боясь, лег один в комнате. Эльхан пришёл поздно, ко-гда мы все уже спали. Звонила Сабина и я спросила её: «На ко-го похожа наша девочка, на тебя или Эльхана?» Она ответити-ла: «Пока не пойму».
 
ПОДБОРКА В ГАЗЕТЕ
2 декабря 2005 года вышла подборка в газете «Вышка» и моё вступление к бодборке под названием «Подводим итоги».
В этот день вышли стихи: два из них мои; стихотворение, посвящённое Сиявушу Мамед-заде «Поэтический маяк» и Пет-ру Николаевичу Забелину под названием «Тревожная память». Но стихотворение вышло без названия, как продолжение сти-хотворения Павла Юсупова, где обозначено: «Ко дню рожде-ния участника ВОВ, Петра Николаевича Забелина». Остальные стихи были: Людмилы Дудко «Апшерон», Геннадия Салаева «Шторм и штиль», Фариза Абдуллаева «Зимняя роза», Заура Мехтиева «Декабрьский тост», Нины Скворцовой «Забота» и Вагифа Алекперова. «Погибшим во Второй Мировой войне». Его стихотворение с эпиграфом произвело на меня глубокое впечатление, и я решила его переписать для читателя.
ВАГИФ АЛЕКПЕРОВ
ПОГИБШИМ ВО ВТОРОЙ
МИРОВОЙ ВОЙНЕ
«И, взяв чашу и поблагодарив,
подал им и сказал: «Пейте из неё все,
ибо сие есть Кровь моя…»
Евангелие от Матфея.
          
Шесть десятилетий пролетело…
Кадр документального кино:
Пулями разорванное тело,
Кровь рекою… Горькое вино,
 
Что Христос – по ветхим документам –
Пить давал своим ученикам,
Льётся с той поры бесстрастной киноленты:
«Пейте, да поможет это вам…»
Теперь о том, что я написала в своём вступлении в газете:
ПОДВОДИМ ИТОГИ
В предверии нового – 2006 года, мы, родниковцы, решили подытожить проделанную работу в области поэтического твор-чества за 2005 год. Много событий произошло за это время, как на мировой арене, так и у нас, в «Роднике», где продолжают собираться члены литобъединения.
Мы живём не только общей радостью, нас объединяет и общая боль: Безвозвратно ушли от нас Фарида Аслан и Стани-слав Савельев, и мы искренне скорбим по своим товарищам. Их поэтический путь был светел, потому что они жили Словом, которое питало и думы, и души.
Фариз и Тамара Абдуллаевы создали семью, и это отрад-но!
К таким людям можно подойти поближе, пройдя сквозь свет, идущий от них. Можно с гордостью вспомнить о других событиях, что произошли на «Роднике» за прошедший год. Он был насыщен свежими идеями и реалиями. Появились новые сборники стихов наших поэтов, а главное – вышел в свет ещё один, в общей сложности, четвёртый альманах «Родник» –2005», и его презентация прошла в торжественной обстановке в конференц-зале редакции газеты «Вышка», при которой вот уже 42 года действует наше литературное объединение. От-крыла встречу (об этом сообщалось в газете «Вышка» за 8-е июля 2005 года) главный редактор газеты Медина Гасанова. Она рассказала об истории создания «Родника», о том, как про-водилась работа над альманахами и поэтическим альбомом, (в оформлении альбома участвовал член «Родника» – поэт Фариз Абдуллаев), о творческом вкладе родниковцев, ежемесячно публикующихся с творческим отчётом на страницах газеты.
«Родниковцы» принимают участие в других творческих объединениях, пропагандируя своё литобъединение и одну из старейших в республике русскоязычных газет - «Вышку».
Так, в ассоциации «Луч», руководителем которой являет-ся доктор филологических наук, профессор Гасан Мамедович Гулиев, вышел альманах «С любовью к людям». В его выпуске сыграла главную роль и Марина Янаева. Презентация альмана-ха состоялась в Еврейской общине.
В литобъединении общества «Содружество», зам. предсе-дателя которого является Михаил Константинович Болотников, прошёл конкурс, посвящённый 60-летию Великой победы над фашизмом в Отечественной войне. Родниковцы, в частности Геннадий Салаев, Станислав Савельев, Валентина Эфендиева, Заур Мехтиев, Светлана Сыромятникова, Александр Раков, Ольга Чумакова, Теймур Гылманов, приняли участие в альма-нахах «Содружество Меча и Пера». Составитель и редактор – Марат Шафиев.
А совсем недавно в Центре Русской Культуры - директо-ром которой, является Светлана Николаевна Баринова, прошёл поэтический конкурс, посвящённый 110-ой годовщине со дня рождения Сергея Есенина. Первое место в этом конкурсе занял «родниковец» Экрам Меликов, посвятивший Сергею Есенину несколько стихотворений, на втором месте Геннадий Салаев. Он был награждён дипломом, ему тоже присвоили звание «ди-пломант».
3-го октября, по приглашению директора школы №23 «родниковцы» Марина Янаева, Экрам Меликов, Энар Гаджиев побывали на концерте, посвящённом Сергею Есенину. Среди приглашённых гостей был также профессор Гасан Гулиев. Встреча продолжилась в дружественной обстановке. Эти и другие мероприятия спонсировало Посольство России в Азер-байджане.
И что самое приятное, родниковцы продолжают публико-ваться в местных газетах и в журнале «Литературный Азербай-джан», главным редактором которого является Мансур Веки-лов. Подборка стихов «родниковцев» под названием «Арабески строф» была опубликованна в журнале «Мутарджим» т№2 –2005.
Не умолчим и о наших активных поэтах-родниковцах: Илья Гинзбург, Раиса Калашникова, Лиля Оз, Александр Раков, Нина Скворцова, Сергей Стукалов (его творческий вечер про-шёл в Еврейской общине), Вагиф Алекперов (физик, написав-ший статью о расположении звёзд над Девичьей башней), Па-вел Кабенячкин (Юсупов) - басенник, Галина и Эмиль Бабаевы (стихи и проза), Пётр Николаевич Забелин, Алла Чернышёва, Эллада Бабаева, Людмила Дудко, Тамилла Таги-заде, Роман Азовский, Алла Андрианова, Татьяна Мехтиева. Они радуют всех нас своим творчеством, идущим от души, от сердца.
И ещё об одном. Члены литобъединения «Родник» с чув-ством большого уважения поздравляют поэта-переводчика, члена Союза писателей Азербайджана Сиявуша Мамед-заде, автора сборников «Время собирать камни», «Комендатский час», «Вехи века», с 70-летним юбилеем, который отметил не-давно, и желают ему крепкого здоровья, новых творческих ус-пехов!
Валентина Эфендиева
руководитель литобъединения «Родник»
ВНУЧКА ДОМА
4 декабря 2005 года. Наконец-то дочка с малышкой дома. В субботу Сабина уговорила врача, чтобы её выписали по-раньше, потому что в роддоме идёт ремонт и кругом сквозит и пыльно. Она попросила, чтобы мы к 12 часам пришли за обеи-ми дамами. Эльхан собрал детскую кроватку, а я постелила чистое бельё, чтобы внучке было удобно в ней лежать. Пока мы с Эльханом собирались, я предложила пойти за цветами, тем более, что Сабина просила принести букет для врача. Я с Эмильчиком спустилась в магазин, где всегда бывают свежие цветы. Надеясь на вкус продавца, попросила красиво оформить два букета. Один букет сделали в розовой упаковке, другой - в белой упаковке. Эльхан и Нураддин уже сидели в машине у подъезда и ждали нас. Время было обеденное. Поток машин настолько заполонил все улицы, что автомобили двигались очень медленно. Но приехали вовремя. Увидев в фойе врача, от Сабины преподнесла ей букет цветов. Стали ждать, когда вы-пишут наших дорогих родных: Сабину и внучку (имя пока не подобрали).
Не забыли видеокамеру. Эмильчику предстояло всех нас снимать, когда мы будем встречать новорожденную с мамой у выхода. Но получилось совсем иначе. Эмиль уже в фойе снял нас на камеру, а когда привели Сабину с малышкой в комнату, чтобы переодеться обеим, нам разрешили снимать на видеока-меру саму малышку. Эмильчик впервые увидел свою сестрён-ку, она была черноволосой и красненькой. Ее одевали в распа-шонки и пелёнки, а она немного противилась, уже проявляла свой характер - громко кричала. Сабина забрала из больницы все необходимые справки, отблагодарила медсестёр за услуги. Как только малышка была готова к выходу, её передали отцу. Эльхан торжественно смотрел на своё чадо.
У центрального входа Эмильчик снял нас на камеру не-сколько раз, и мы все направились к машине. Пока мы ехали от Баилова до «Азнефти», малышка молчала, а на середине пути, около библиотеки М.Ф.Ахундова, она стала так громко пла-кать, что мы все растерялись. Сабина призналась, что не успела покормить малышку в больнице. Пришлось Эльхану зайти в ближайшую аптеку и купить глюкозу и шприц без иглы, чтобы напоить новорожденную. Сабина объяснила, что у крошки ме-ханическая желтуха и её надо чаще поить глюкозой, чтобы бы-стрее прошла желтизна. Я смотрела на маленькое чудо и пони-мала, что в ней течёт и моя кровь, ведь я её бабушка, и я так её ждала!
Утолив жажду, малышка успокоилась. Приехали домой, с Сабиной и малышкой поднялись на пятый этаж на лифте. Все остальные поднимались своим ходом. Уже дома я не отходила от внучки, так хотелось чем-нибудь помочь нашим молодым родителям. Звонили по телефону и знакомые, и подруги, раду-ясь за Сабину, поздравляя её с дочкой.
Позвонил сын, после поздравления сообщил, что Лала передала ему два сборника, куда вошли мои и Экрама стихи. Ещё он рассказал, что москвичам понравились мои стихи, осо-бенно о России. Лала сообщила, что сведущие люди собирают-ся передать с ней благодарственное письмо за стихи о России. Я была счастлива!
Сегодня пришёл Экрам, и я рассказала ему, что сообщил сын.
В ПОИСКАХ ИМЕНИ…
7 декабря 2005 года. Вчера позвонил с работы Экрам и сказал, что в Союзе писателей я могу получить гонорар за свои стихи, хотя «Литературный Азербайджан» № 11 ещё не вышел.
Проводив Эмиля в школу, я поехала в Союз писателей и получила…. почти четыре ширвана. Я удивилась, значит, он напечатал совсем немного стихов. Но Мансур всё делает, как считает нужным. Правда, стихи он выбрал самые поэтичные.
Возвращаясь, зашла в аптеку и купила детский термос. Он был такой же, как тот, что недавно разбился, только розо-вый. И что интересно, термос был с соской. Я ещё таких термо-сов не видела. Что значит - отстаю от времени.
22 декабря 2005 года. Стихотворение «Струнный аккорд» Экраму очень понравилось, только сократили название - «Ак-корд». Экрам говорит, что оно звучит, как песня.
Когда стали искать редкое имя для внучки, и в компьюте-ре, и у бабушки Эльхана по списку, ничего оригинального най-ти не смогли. Пришёл Экрам и предложил четыре имени, среди которых было имя Беата. Снова обратились в компьютерный справочник, и там нашли пояснение, что имя Беата идёт от Бе-атриче, и она как бы несёт функцию благословения (благослов-ляющая). Вот и решили папа с мамой назвать её этим именем. Я всегда была за то, чтобы имена детям давали сами родители. Ведь это их желание иметь ребёнка и воспитывать его, зачем же отнимать то право, которое имеет каждый родитель.
С рождением внучки Беаты многие работы приостанови-лись. Дело в том, что Сабина ослабла.
ПОЭТИЧЕСКИЙ КОНКУРС В ШКОЛЕ № 23
Вчера по приглашению Любови Тимофеевны Якуниной пришла в школу №23, где проводился конкурс, посвящённый Сергею Есенину. Я была в составе жюри. Удивительно, у жюри совпадали оценки, касающиеся почти всех участников конкур-са. Оценивали по пятибальной системе. Четырнадцать призё-ров получили подарки. Кроме меня в жюри были Любовь Ти-мофеевна, Раиса Борисовна и др.
Сегодня программа «Басня» и еще один конкурс, но я не могу уходить постоянно с работы. 24-го должно состояться за-седание «Родника», так что снова придется отпрашиваться. Ин-тересно выступил Заур. Прежде, чем прочесть стихотворение о Есенине, он представил меня, объяснив, что Валентина Георги-евна Эфендиева - руководитель «Родника», в данное время в составе жюри, и что он у меня многому научился. В какое-то мгновение мне стало неудобно от его похвалы. Представитель-ница РОНО сказала в шутку, что это подкуп. Все засмеялись, а меня бросило в краску от смущения, но это состояние быстро прошло. Заур прочёл два стихотворения.
Раиса Борисовна попросила переписать ей моё двусти-шие, которое я написала на Новый год. А когда переписала, она медленно, со смаком, так его прочла, что её еле-еле было слышно, это она для себя читала.
В этот день многие педагоги ушли на похороны молодой девушки, погибшей в маршрутке. В машину, где она сидела, врезался военный «газик», именно в то место, где она находи-лась. Никто, кроме неё, не пострадал. Она единственная дочка в семье педагога этой школы.
УДАР НИЖЕ ПОЯСА
25 декабря 2005 года я вышла на работу во вторую смену. Людей в салоне было немного, и я сидела без работы. Решила позвонить Арифе ханум в Союз писателей и узнать, как там наши дела с вступлением в члены Союза. Поздравив ее с на-ступающим Новым годом, спросила её о новостях. Она тут же ответила: «Я вас должна огорчить, но вы не прошли», т. е. меня не приняли в Союз писателей. Я поинтересовалась, как дела у Экрама, она ответила, что его документы ещё не рассматрива-ли. Я была в шоке, но всё же спросила: «А как же получается: у меня пять книг, я веду литературное объединение «Родник» и не могу стать членом Союза писателя?» Ничего вразумитель-ного она не ответила, но посоветовала прийти. Я удивилась: за-чем, если ко мне такое отношение? На этом наш разговор за-кончился.
Пришла моя клиентка, и я, еле сдерживая своё негодова-ние, взялась за работу. Мне хотелось плакать от обиды: «Какая несправедливость! За что ко мне такое отношение?» Я позво-нила Медине ханум в редакцию, зная, что она в этот день отно-сительно свободна и может уделить мне внимание. Я стала рас-сказывать о своей обиде, но она, не слушая, перебила: «Как ты догадалась, что нужна мне?» У неё были ко мне личные вопро-сы. Потом она сказала, что сама не стремится в Союз писате-лей, ей это не нужно.
Я возразила: «Получается курьёз. При встречах с деловы-ми людьми меня всегда спрашивают; являюсь ли я членом Союза писателей? Когда я отвечаю отрицательно, ко мне тут же меняется отношение. И на меня смотрят, как на человека второго сорта. Такое отношение к талантливым людям не толь-ко у нас в Азербайджане».
А когда пройдет волна обид, я вспомню многих творче-ских людей, которые вообще не знали, что такое Союз писате-лей, но оставили после себя свои произведения и живут в на-ших душах как классические примеры настоящих творцов.
23-го декабря меня снова пригласили в школу № 23. Нужно было отобрать на конкурсе несколько исполнителей есенинских стихов и группу танцовщиц для награждения и участия в заключительном выступлении 26-го декабря в четыре часа дня. От детских выступлений я была в восторге. Родители много сделали для организации конкурса. Видеозаписи, кос-тюмы и прочие подготовительные работы напомнили мне о том, как я в своё время жила жизнью своих детей и тоже вол-новалась за каждый концерт сына и дочки.
Жюри было в том же составе, что и 21-го числа. Мы серь-езно подошли к отбору победителей.
Я хорошо разбираюсь в танцах, ведь моя дочка в детстве училась в хореографическом училище. Мы сделали некоторые замечания и посоветовали детям еще порепетировать. До ново-го 2006 года оставалась неделя.
В субботу занятие «Родника» прошло без Экрама. Я по-просила его отдохнуть и дать мне возможность самой провести занятие, потому что он, забывая обо мне, обычно сам ведёт всю работу с родниковцами, а для меня остается место только для объявлений. Он извинился, но я сказала, что мне самой надо чувствовать себя руководителем, хотя я и так за год сделала для объединения достаточно мероприятий. Надо будет ещё что-то придумать, чтобы «Родник» проходил интересно. Об этом мы и говорили на последнем занятии.
НОВЫЙ 2006 ГОД
1 января 2006 года. Меня переполняют разнообразные чувства: я то взлетаю в поэтическое поднебесье, то падаю в земную прозу, принимая обиды и ушибы не от судьбы, а от людей, особенно - от достаточно влиятельных. Я радовалась всему, что меня окружало, и как ребёнок, желала всему миру радости и счастья, которые испытывает добрая душа, словно преданная собачка по отношению к своему хозяину. Не ходить же обиженной на весь мир, если тебе плохо?
На работу пришёл поздравить меня Пётр Константинович Забелин. Я увидела его у входа в салон и удивилась; что он мог здесь делать? После тёплых пожеланий он вручил мне подарок, который, стесняясь, держал в руках. Я пожурила его, зачем тратился. А для него было великой радостью сделать мне что-то приятное. Хотела поцеловать его в щёку, но постеснялась и, крепко пожав ему руку, поблагодарила от души.
А в салоне открыла при всех коробку и ахнула! Серебря-ный сундучок с ключами внутри и две бумажки по одному доллару - для разведения денег. Через два дня я позвонила ему и еще раз поблагодарила, назвав его самым добрым Дедом Мо-розом. Он был очень смущен.
КОСТЮМ БЕЗ ЁЛКИ
На следующий день Любовь Тимофеевна пригласила ме-ня с Эмилем на костюмированную ёлку в 200-ую школу. По рекомендации Людмилы Духовной поехала в драмтеатр к кос-тюмерше Арифе ханум. Она обещала костюм, но только после 29-го. В этот день Эмиль не пошел в школу, и мы с ним поеха-ли, взяв на всякий случай паспорт. В костюмерной остался только один костюм, да и то фуражка была на взрослого воен-ного. Бархатный костюм зелёного цвета напоминал лермонтов-ские времена. Эполеты и картонный кинжал, ещё поясок - вот и весь костюм. Я надеялась на… лучшее, но выбирать было не из чего. Мы оставили паспорт и взяли костюм. Когда уходили, она сказала: чтобы взять хороший костюм, надо записываться за два месяца вперёд.
Тридцатого декабря Эмиль усердно готовился к Пушкин-скому утреннику в школе. Несколько раз повторил стихотворе-ние, но позвонила Любовь Тимофеевна и сказала, что утренник в школе отменили из-за лопнувших труб - в зале холодно и не-уютно. Она предложила мне билет в русский драмтеатр на дет-ский спектакль с ёлкой. Я с удовольствием согласилась, потому что можно будет сдать костюм, который уже нам не пригодит-ся. Костюмерная находится в самом театре.
ДЕТСКИЙ СПЕКТАКЛЬ
По одному билету нас не пустили, пришлось купить ещё один билет. На гостинцы для Эмиля я уже не рассчитывала - деньги остались только на дорогу. Мы сидели в конце четвёр-того ряда. Программу вели молодая клоунесса со Снегурочкой. Эмиль с удовольствием в первый раз пел со всеми караоки и участвовал на сцене в игре с шарами. Я его фотографировала. Хорошо, купила заранее фотоаппарат. Ещё несколько снимков внука в костюме я успела сделать дома. После перерыва долж-на быть вторая часть спектакля «Василиса Прекрасная». Эмиль стал настоятельно проситься домой. Мы подошли к раздевалке, и я с сожалением объяснила женщине в гардиробной, что ма-лыш не хочет оставаться на спектакль. Она посмотрела на него и сказала: «Ты сначала посмотри спектакль и, если не понра-вится, тогда уйдёшь». Мы вернулись на свои места, а когда на-чался спектакль, Эмиль так увлёкся, что решил остаться, а в конце февраля мы постараемся посмотреть весь спектакль. До-мой вернулись к трём часам дня. Мне надо было спешить на работу. Ощущения от спектакля, от игры актеров, от костюмов и декораций создали у нас приподнятое настроение. Значит, не всё в этом мире так мрачно, если дети могут общаться с живым искусством, а сказки завораживают детские души. Эмильчик и сейчас верит в Деда Мороза! А это прекрасно!
НОВОГОДНИЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ
Вчера пришёл Экрам. После гриппа он немного ослаб, но держался на ногах. Он возмущался, что меня не приняли в Со-юз писателей. Позже я поздравила Раису с днём рождения и с Новым годом. Когда я ей сказала, что меня не приняли в Союз писателей, она попросила у Лёвы стул, чтобы не упасть. Мы обменялись мнениями о тех, кто принят и почему меня отверг-ли. Но я успокоила ее, что многие поэты не были членами Союза писателей, однако о них помнят до сих пор, так что я не огорчаюсь, а просто стала понимать всю закулисную игру.
Позвонил Михаил Константинович Болотников, сказал, что я его опередила с поздравлением на Новый год! Когда я звонила, его дома не было, и он решил позвонить и поздравить сам.
Позвонила Варваре Константиновне. Трубку взяла, как всегда, её сестра Анна Константиновна и сообщила, что Варва-ра упала и теперь лежит дома и не встаёт, а она сама только что встала, у неё был инсульт. Пожелав ей всех благ, я подумала, как плохо, когда нет детей и друзей, кто смог бы помочь в та-кой ситуации. Обидно, что сочувствуешь, а сама не можешь ничем помочь. Они слишком далеко от меня живут.
Позвонила в Москву поздравить Алевтину и её маму с Новым годом, а Галина Ивановна тоже больна, простыла на со-седских похоронах. Я пожелала им скорее поправляться.
В ПОИСКАХ ГЕРОЯ
Медине ханум я позвонила с работы, поздравила с Новым 2006 годом, а она предложила написать стихотворение о неф-тяннике Курбане Абасове. Просить об этом кого-нибудь из родниковцев я не решилась и пообещала написать сама, только спросила, когда надо. Срок - пятница. Я о нём ничего не знала, и главный редактор предложила мне приехать в библиотеку и почитать о нём. На следующий день лил сильный дождь, но я приехала в издательство «Вышка» и зашла в библиотеку. Мне предложили аккуратно подшитые газеты прошлых лет.  Про-листав, нашла биографию и много ещё интересного о нём. Что-бы не повторяться, я сделала отдельные выписки о его жизни и написала стихотворение по-своему, как получится. Утром 27-го оно было готово.
СТИХИЯ ДУШИ
Посвящается памяти
Курбана Абасова.
Есть истории жизни, различных судеб,
Своя юная тайная жажда к стихии,
Где бы ветер в ушах и свистел и гудел,
А не чувства волнений давили глухие!
Древним краем ты славишься, Южный Кавказ,
Как морская душа в волнах музыкой марша!
Даже месяц застыл, словно в дымке топаз,
Освещая и крепость, и древние башни.
Жизнь кипела, надежду, любовь не тая,-
Нефть качая по трубам в цистерны из скважин.
Вышки в море, как лес, и поныне стоят.
Как столетий далёких отважные стражи!
Она помнит героев и юных бойцов,
Что сражались с природою бурной, капризной,
Подставляя и сердце своё, и лицо,
Веря делу и дружбе, и славной Отчизне.
А дорога уводит от берега вдаль,
Опускаясь на дно под напором режима!
Нервы стянуты в ком! Значит, твёрдая сталь!
Ну а руки Курбана, как будто пружины!
Если шквалом рванёт натяжение труб
И качнёт эстакаду под самые корни,
Здесь закалка и воля, терпенье и труд
Проявляются в мастере нравом упорным.
Благодарна страна рукотворным трудам,
Беспримерной отваге и зоркому взору,
И тому, что свой опыт устад
Передал молодым покорителям моря.
2007г.
В 12 часов дня я была уже у Медины ханум и передала рукопись со словами: «Если не понравится, ничего не подела-ешь». В пятницу вышла подборка родниковцев, а стихотворе-ния о Курбане Абасове не было. Стихотворение выйдет позже.
НАДЕЖДА НЕ УМИРАЕТ
5 января 2006 года. Экрам принёс одиннадцатый номер «Литературного Азербайджана».
Он прочёл мои стихи и стихи других авторов, пояснив, чем мои отличаются от остальных. Но, как говорится; каждому своё. Потом он поведал мне, что зашёл к Арифе ханум узнать, почему меня не приняли в Союз писателей. Она сама удивлена и откровенно призналась, что читала мои стихи, и они ей очень нравятся, а то, что случилось, не её вина. И она попросила Эк-рама не забирать мои документы, чтобы вложить их в новую пачку документов поступающих в члены Союза писателей. Что из этого выйдет, посмотрим.
Экрам прочитал моё стихотворение «Дитя соцветий», указал в последней строке ошибку, потом добавил: «У тебя по-лучаются характерные стихи, то аллитерация и метафоры вы-деляются, то глубокая мысль, а то просто душевные». Значит, мне надо будет их расположить их так, как я делала в преды-дущих книгах. И запретил писать стихи по заказу.
Позвонила Мансуру и поблагодарила за подборку стихов. Немного поговорили, и я рассказала, что 7-го января  делаю сладкий стол – моей внучке 40 дней.
Только что позвонила Светлана Сыромятникова и по-здравила с Новым годом, спросила, как малышка.
ОЧЕРЕДНЫЕ НОВОСТИ
Теоретическое построение В.О. Ключевского опиралось на триаду: «человеческая  лич-ность, людское общество и приро-да страны – вот те три основные исторические силы, которые строят обще-житие».
Седьмого января, в день Рождества Христова, Беаточке исполнилось сорок дней. В этот день друзья дочки по работе приходили в течение дня поздравлять Сабину с Беатой. В этот день все знакомые и соседи видели нашу малышку, которую мы до этого никому не показывали.
Сладкие блюда не переводились в доме в течение не-скольких дней. Друзья Сабины  приносили малышке подарки, теперь долго не придется покупать ей детские вещи.
Пришли и мои друзья - Раиса с Лёвой, двоюродная сестра Юля и, как всегда Экрам. Он пришёл раньше всех, а Лёва заме-тил, что у меня зять видный и интересный. Они разделили мою радость, что Сабина выбрала себе хорошую партию. А я спро-сила: «А чем моя дочка плоха? По-моему, она такая же видная. И вообще, они подходят друг другу!»
Пока все рассаживались, я показала Раисе новый номер «Литературного Азербайджана», где вышли мои стихи. И ещё показала стихотворение, посвященное новорожденной внучке. Она тоже приготовила стихотворение «Человек родился». День прошёл как всегда; в разговорах о поэзии и жизни.
Остальные дни я была занята тем,  что перенести стихи на компьютер. Экрам стал приходить реже, но каждый его приход вызывает во мне ощущение новой силы и желание писать. А он то радуется моему творчеству, то огорчается. Я вновь стала чувствовать боли, как после операции. Наверное, они возника-ют и от энергичных эмоций.
Стала реже брать малышку на руки, она всё тяжелеет, а моё здоровье не становится лучше.
С поздравлениями на Старый Новый год позвонили Ген-надий Салаев, Светлана Сыромятникова, Заур Мехтиев. Алек-сандр дважды приглашал в «Содружество» отметить Новый год, но я отказалась, ссылаясь на работу.
ХОЛОДА НА ПОРОГЕ
На работе очень холодно; два дня назад выпал снег, за-мёрзли трубы, и вода не поступает в салон. Многие не могут добраться до работы, а я живу рядом, вот и дежурю, как могу.
Сегодня пошлю маме фотографии Беаточки. Спасибо, мама помогает, что бы я делала без неё?  Беаточка уже улыба-ется, вытягивает губки и машет руками, а если голодная и под-ходит время кормления, кричит, пока не накормят.
3 февраля 2006 года. У меня забот прибавилось, а силы уходят. Заболела гриппом, две недели не выходила на работу. Экрам, пока я болела, не приходил. Я чувствовала себя неваж-но, но продолжала вести домашнее хозяйство и не забывала писать стихи.
В прошлую субботу приснился мне странный сон, будто Николай Борисович Хатунцев пришёл ко мне, опираясь на па-лочку. Он со мной не разговаривал, а прошёл мимо в комнату, которую я представляла своей. Во сне ещё подумала, чего он пришёл, ведь он не живой.
 На следующий день, в воскресенье, приснился белый, относительно большой чистый лист, а на нём чернилами напи-саны вопросы. На один вопрос: «Кто ты? - я отвечаю – Поэт!»
И пишу это слово с большой буквы и очень красиво. Рас-сказала Экраму, а он посмеялся надо мной.
ЮНЫЙ ЮБИЛЕЙ «СОДРУЖЕСТВА»
Уходим, бросая друг друга,
Махнув на прощанье в окно,
Но только земля, она круглая –
К началу придём всё равно.
Валентин Киреев. «Уходим».
Как-то зашла к Михаилу Константиновичу Болотникову, чтобы взять пригласительные билеты для родниковцев на 15–тилетие «Содружества». Но из-за сильного снегопада торжест-во отменили.
Была у Медины ханум, и мы договорились - какой нужно выбрать образец почётной грамоты для родниковцев. От неё я поехала в офис к знакомым ребятам, которые набрали на ком-пьютере подготовленный Мединой ханум текст, но я не обра-тила внимания на указанный там год. Позвонила ей на работу, а она сказала, чтобы я привезла ей форму образца для проверки и не выбрасывала деньги на ветер. Но возвращаться к ней в этот день у меня не было сил, и я решила сделать это на сле-дующий день. Проверив подготовленный лист, она добавила слова: «по итогам 2005 года» и предложила поместить мою фамилию как руководителя «Родника». Сначала я отказыва-лась, но потом передумала. Она добавила две фамилии – свою и мою. Снова поехала в знакомый офис и сделала всё, как надо.
На следующий день должно было состояться заседание «Родника», откуда мы все собирались на вечер в «Клуб моря-ков». Но вечером позвонила Ольга Чумакова и сообщила, что у Мансура умерла мама.
Позвонила Мансуру и выразила ему соболезнование по поводу кончины его мамы и пожелала крепиться.
НОВОЕ ПОТРЯСЕНИЕ
Вечером 3-гофевраля позвонила на квартиру Теймура Гылманова, чтобы кто-нибудь пришёл и забрал папку, где я приготовила для него журнал, газеты и две книги. Я знала, что он находится в больнице, и его никто давно не видел. Кварти-ранты позвали соседку Женю и передали ей мою просьбу, а она сообщила, что Теймур умер в больнице 30-го января. Я даже опешила от этого известия. Вскоре взял трубку его дядя и рассказал, что врачи перевели Теймура в другую больницу из-за пожара. Но умер он своей смертью. А когда я спросила: «Нужны ли вам газеты и журнал со стихами Теймура?» - дядя отказался. Я позвонила Севиндж, узнав, что она иногда пере-званивалась с Теймуром, и сообщила ей печальную новость. Она заохала и чуть не плакала в трубку, жалея его.
Необходимо было подготовить некролог для газеты «Вышка». Подошла к книжному шкафу, чтобы достать фото-графию Теймура, и обнаружила, что на альбомы с фотогра-фиями капала вода. Сначала я не поняла, откуда течёт влага, но потом догадалась: за шкафом отсырела и почернела стена. Шкаф стоял близко к окну у стены, где закрыли балкон. Тон-кая стенка и тепло в квартире привели к тому, что полки в шкафу совершенно намокли. Я была в ужасе! Стала все сни-мать со шкафа, удивляясь, почему в квартире так пахло сыро-стью, хотя часто проветриваю комнату, и не держу старых вещей. Прошло несколько дней, пока навели порядок в комна-те. Заметила, что в шкафу лежат ненужные книги, которыми я не пользуюсь. Несколько книг отнесла в микрорайонскую библиотеку, остальные обещала забрать сотрудница, живущая в Ахмедлах. С этим вопрос был решён.
МИНУТА МОЛЧАНИЯ
Теперь насчёт «Родника». Четвёртого февраля пришло несколько человек: Геннадий Салаев, Нина Скворцова, Светла-на Сыромятникова, Александр Родионов, Фариз Абдуллаев, Вагиф Алекперов, Экрам и я. Все почтили память Теймура Гылманова минутой молчания. Я предупредила, что мне надо уйти пораньше, а занятие продолжит Экрам. Он на занятии ра-зошёлся; одних ругал, других хвалил, у Геннадия устно попра-вил строки в стихотворении о щенке. Экрам убеждал, что надо писать как Цветаева – с надрывом, с энергией. Вот тут я не со-гласилась с ним и «защитила» Гену: в его стихотворении о ма-леньком щенке, написанном простым языком, надрыв не ну-жен. Мы с ним немного поспорили - я считала, что должна вы-сказать своё мнение. Собрала несколько стихотворений для га-зеты «Вышка» и сдала Эльмире ханум.
Итоги 2005 года были подведены, а вот с награждением Медина ханум задержалась, потому что не закончилась подписка на газету. Я была спокойна, что грамоты готовы. Сотрудники за-полнят грамоты и распределят по номинациям. Я попрощалась и направилась на 15-летний юбилей «Содружества».
НА ЮБИЛЕЕ В «КЛУБЕ МОРЯКОВ»
В «Клубе моряков» я оказалась немного раньше, чем рас-считывала. Встретила в фойе Раису Борисовну, мы любезно по-говорили, сидя рядом, в проходе, в середине зала. Я ждала род-никовцев и держала им места, но кроме Вагифа Алекперова никто не пришёл. Увидев Татьяну Алексеевну Керимову и Алину Талыбову, сообщила, что умер Теймур Гылманов. Обе проявили сочувствие, и вскоре занялись своими делами.
Ко мне подошёл Паша Юсупов, и я предложила ему сво-бодное место. Алина Талыбова разбирала свои документы в со-седнем ряду. Я спросила: буду ли я читать своё стихотворение, посвящённое «Содружеству»? Она ответила, что ещё не в кур-се, кто будет выступать.
На вечер были приглашены видные деятели из многих общин. В промежутках между выступлениями Алина пригла-шала на сцену артистов, которые исполняли музыкальные но-мера. Когда вышел читать Юсупов-Веселицкий, это стало для меня сюрпризом. Но он читал хорошо, артистически, этого у него не отнимешь! Выступали дети и взрослые. В конце вышел Александр Хакимов с певицей Марианной Мордухаевой.
РАЗНЫЕ НОВОСТИ
На следующий день мы с Экрамом были приглашены в Еврейскую общину на литературное объединение «Луч». Эк-рам пришёл чуть позже меня. Галину и Эмиля Бабаевых я уви-дела издалека, когда они подходили к зданию. Уже поднявшись на третий этаж, заметила, что Гасан Гулиев сидел вместе с Ни-ной Григорьевной Сухомяс. Со всеми встретилась с большой радостью, потому что здесь собрались, как я считала, добро-сердечные люди. Гасан Гулиев сделал мне комплимент, что я хорошо выгляжу. Энар Гаджиев сообщил, что вчера у него ро-дилась внучка, с чем от души его поздравила. Видела Мамедо-ва Юру. Он обрадовался нашей встрече, как ребёнок. А с Ио-сифом мы обнялись, как самые добрые друзья. Я передала че-рез него журнал «Мутарджим» со стихами родниковцев для Земфиры Шейхзамановой. Пришёл Экрам, сначала улыбался, а после выступления Гасана Гулиева, который решил отчитаться, о проделанной работе, почему-то стал серьёзным. Вскоре Эк-рам выступил с предложением отмечать работы современных авторов, а не тех, кто ушел в прошлое и сейчас мало кого вол-нует. Начались споры. Марина Янаева сказала, что ей очень интересно было послушать профессора Гасана Гулиева, о его творчестве и поисках. Были предложения вспомнить поэтов, уехавших из Азербайджана. Рядом со мной сидела молодая женщина, лет сорока, гостья Гасана Гулиева из Славянского университета. Она всячески поддерживала, как и многие в зале, предложения, высказанные профессором. Присутствовал гене-рал в военной форме, видимо на пенсии, близкий друг профес-сора. Он хорошо выступил, назвав «сбродом» собравшихся, и предложил искать пути, чтобы узаконить литературное объе-динение. Должен был прийти Виктор Титович Татаренко, но он не пришёл, а Нина Григорьевна призналась мне, что читала мои стихи из пятой книги, и они ей очень понравились. Я её поблагодарила за внимание к моим стихам.
Выступила и я, рассказав, как дети не хотят читать вооб-ще ничего, не говоря уже о стихах. Моё мнение было такое: «Детей надо готовить к встрече с поэтами. Всё зависит от педа-гогов и родителей! В некоторых школах нас встречают с благо-говением, а в иных пропускают наши стихи мимо ушей, как сквозной ветер». Со мной согласились педагоги, добавив, что родители в первую очередь должны участвовать в воспитании детей, но родители бывают разные! В конце Иосиф пригласил всех к столу, где гостей ждали минералка и пирожные. По до-роге домой мы долго беседовали с Экрамом. Я просила его быть мягче с людьми, но его трудно переубедить. Он всегда придерживается своего мнения. Таким образом, он наживает себе новых недоброжелателей.
Сначала Экрам был согласен провести совместный со мной творческий вечер в Еврейском центре, но потом озлобил-ся, что его не так поняли, и по дороге, когда мы шли домой, от-казался от всех вечеров и обещал больше никуда не ходить. Да, подумала я, с Экрамом трудно быть на людях. У нас дома он совсем другой.
14 февраля 2006 года. Выбрав свободное время, я позво-нила ребятам в офис, и сообщила, что они допустили ошибку в тексте Почётной грамоты. Вместо слова «политической» напи-сали «политеческой». В таком виде вручать грамоты - значит, вызвать пересуды. Ребята обещали исправить, но возмутились, что мы сами не проверили сразу. «Везде нужна цензура!» – по-думала я. Приехала, они исправили, как я просила, но при-шлось ещё добавить денег, чтобы не злились. Отвезла Медине ханум и попросила Эльмиру ханум дать объявление насчёт «Родника» в газету. С этими вопросами было решено.
Вчера поздравила внука по телефону с четырнадцатиле-тием. Оказывается, в России дети, достигшие этого возраста, получают паспорт.
17-го февраля 2006 года в газете «Вышка» вышла под-борка родниковцев и моя статья «Звучат голоса родниковцев». Отдельной колонкой статья «Он был настоящим поэтом» о Теймуре Гылманове и его патриотических стихах. Но всё по порядку:
ЗВУЧАТ ГОЛОСА РОДНИКОВЦЕВ
Новый год определил своё направление и движется по ча-совой стрелке вперёд, без остановки. Так и творчество членов «Родника» – литературного объединения при общественно-политической газете Азербайджана «Вышка» – стремится к со-вершенству. Магия музыкального стиха, гамма мыслей завора-живали во все времена и поэтов, и артистов, и бардов, которые не давали угаснуть в сутолоке бытия красоту духовного мира. Поэзия возрождается в разных формах своего существования: классика перекликается с новым импульсом времени. Можно сравнить, как относятся ко времени родниковцы, чьи взгляды на жизнь отнюдь не похожи друг на друга. Например, в своём стихотворении «Новогоднее» Ольга Чумакова пишет:
Круг замкнётся звёзд и судеб,
Жизни, чисел и дорог.
Цикл годов, торжеств и буден
Снова вступит на порог.
И опять уж кто-то снова
Всё начнёт считать с нуля.
Цикл, как вечная основа –
С ним вращается земля…
А вот что думает молодой энергичный старшеклассник Заур Мехтиев:
Родной Баку! Прошли тысячелетья,
Осела пыль от грозных их шагов.
Ты, как Пегас, крылатой опрометью
Несёшься вдаль из глубины веков.
Лазурь спокойна, море дышит ровно.
В ладонях городов пульсирует покой.
Ты соткан из большого небосклона,
Залитый солнцем, мой Баку родной!
Строки у Раисы Калашниковой складываются под влия-нием любви к природе, Отчизне. Она не может спокойно смот-реть на войны, где бы они ни велись, и об этом её стихотворе-ние: «Голос в защиту детей». (Я нашла это стихотворение в её книге «С душой наедине» и решила перенести в дневник):
ГОЛОС В ЗАЩИТУ ДЕТЕЙ
В пучину войн ввергают нас не боги,
А дьяволы, что в облике богов.
Поверьте, в рай не будет им дороги
За плач сирот и муки стариков.
Кровь Югославии, раны Карабаха,
Стон Грузии… Смерть, беженцев – полно!
Опомнитесь же, люди, все мы – братья.
Земля, как мать, одна. И солнце лишь одно.
В пожарах войн сильней страдают дети:
Нет света, школы, негде просто жить!
За что ж им в наказанье кары эти?
За грех какой? Позвольте вас спросить…
Энар Гаджиев в основном занимается переводами сур из Корана:
АЛЬ АЛАК
(сура 96, сгусток 19 аятов)
Во имя Аллаха Милостливого и Милосердного!
Читай! Во имя твоего Творца, который сотворил –
Творца, что человека сотворил из сгустка на крови.
Читай! Ведь твой Господь, чья щедрость бесконечна,
Калам тебе вручил – тростник остроконечный –
И человека к знаньям приручил навечно…
Совсем иное чувство у Нины Скворцовой, чья поэзия, как лёгкий ветерок рвётся из души, чтобы порадовать читателей:
На любимом приморском бульваре
Я – Бакинка, с Бакинцем в паре
Отдыхаю, с друзьями встречаюсь…
Город мой, я тебе улыбаюсь!
Ощущение от холодной зимы в родном городе старается выразить преданный родниковец Светлана Сыромятникова. (Переношу из газеты, за 14-ое января 2000г., её стихотворение без названия):
Мне и грустно, и зябко одной.
Дальше жить без тебя не могу,
И хотя ты на том берегу,
Верю я, что ты будешь со мной.
Ты придёшь – я дверь отворю
И к губам твоим жадно прильну,
Снова встретим мы вместе весну –
Долгожданную жизни зарю.
Я согреюсь теплом твоих рук,
Сердцем к сердцу прижмусь твоему,
И разгонит, пробившись сквозь тьму,
Луч любви лихолетье разлук.
Словом, неповторимы голоса родниковцев, как неповто-рим поэтический мир, в ракурсе которого находится душа сти-хотворца!
Валентина Эфендиева,
Руководитель литературного объединения «Родник»
Ниже стихи родниковцев: Ильяса Ганиева, Геннадия Са-лаева, Вагифа Алекперова, Нины Скворцовой, Яхьи Чеперви, Раисы Калашниковой, Фатимы Кафаровой, Экрама Меликова.
От главного редактора Медины Гасановой вошла статья в газету отдельной колонкой: «Он был настоящим поэтом», а в заключение его патриотическое стихотворение:
ОН БЫЛ НАСТОЯЩИМ ПОЭТОМ
Тридцатого января, после продолжительной болезни, ушёл из жизни Теймур Эльдар оглы Гылманов. Было верному члену литературного объединения «Родник» всего 42 года. Но за это время им написано немало замечательных стихотворе-ний, пронизанных любовью к Родине и ненавистью к врагам. Их невозможно читать без эмоций, они удивительно жизненны, актуальны и, можно даже сказать, пророчески.
Родился Теймур Гылманов в 1964 году в Баку. Таких, как он, называют коренной бакинец. Окончил АПИРЯиЛ им. М.Ф.Ахундова (ныне Славянский Университет) по специаль-ности филолог. Публиковался с 16 лет в СМИ Тбилиси и в Ба-кинских газетах «Вышка», «Вестник», «Гюнай», «Баку», «Ба-кинский рабочий», «Молодёжь Азербайджана» и других. С 1988 года периодически печатался в журнале «Литературный Азербайджан». Его стихи вошли в сборники «Родник–1998», «Родник-2001» Т.Гылманов – автор двух книг: «Корень красо-ты»(2003г.), «Третья сторона медали» 2002г. Он хорошо знал историю литературы, творчество как азербайджанских, так и русских поэтов, историю родного края. Немного замкнутый, Теймур всегда откликался на просьбу о помощи молодых род-никовцев. Его слово было верным и добрым, и у него было че-му поучиться.
Светлая память о Теймуре Гылманове навсегда останется в наших сердцах. Пусть земля ему будет пухом.
Родниковцы.
 
Теймур  Гылманов
КЛЯТВА НА ПЕПЕЛИЩЕ ХОДЖАЛЫ
Смерть придёт нежданно, беспричинно,
От неё никак не убежать.
Смерть хочу я встретить, как мужчина,
Руку ей по-дружески пожать.
Встретить смерть хочу не у сиделки,
Погружённый в сигаретный дым.
Я в её жестокие гляделки
Заглянуть хотел бы молодым.
И ещё: скажу как перед смертью,
Я от вас ничто не утаю:
Я хотел бы по весне, поверьте,
Умереть за Родину свою.
Я б хотел, чтоб ты обрёл Свободу,
Чтоб талант, который Богом дан,
Был полезен твоему народу
И тебе, родной Азербайджан!
Я умру, а пепел застучится
В новые и юные сердца,
В этом мненье не переменится,
Я не жду счастливого конца.
Мне ль, мужчине, опасаться смерти?
Ходжалинцы, клятву вам даю,
У меня одна мечта, поверьте,
Умереть за Родину в бою.
Медина ханум добавила, что в его стихах присутствуют патриотические нотки, говорящие о его характере, как гражда-нина и патриота. А в основном я считала своим долгом по от-ношению к Теймуру рассказать о нем, как о беззащитном чело-веке, ушедшем из жизни столь рано. Постаралась позвонить всем, кого включили в газетную подборку. На мой звонок Раи-са ответила с благодарностью, но как потом выяснилось, они с мужем нигде не смогли найти газету. В таком положении ока-зались многие родниковцы. Пришлось сделать для них копии через ксерокс, чтобы отдать при встрече.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ТВОРЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
С днём Святого Валентина меня утром поздравила Галина Ивановна. Чуть позже позвонили Экрам и Иосиф Ткач, Сергей Стукалов и Раиса. Даже мама никогда не забывает в этот день поздравить меня с днём ангела. Хотя я знаю, что день Святого Валентина в феврале, а настоящий день ангела Валентины, как я помню, 28-го июля по церковному календарю, меня всегда поздравлял дедушка…
Сегодня понедельник, а в субботу состоялось очередное занятие «Родника». Что-то плохо приносят родниковцы свои стихи для журнала «Мутарджим». А ещё просят выпустить сборник в этом году! Но где их стихи?
С Экрамом состоялся серьёзный разговор. Он предлагает мне выпустить самой свою книгу, без него. А у него своя идея: выпустить те стихи, которые я не пропускала в наших книгах. Он так разошёлся, что хочет сделать то, о чём давно мечтал, т.е. выпустит отдельно книгу стихов уже по своему выбору, где больше черных красок, что окончательно погубит ранимые души. Пришлось объяснять в сотый раз, что может из этого выйти…
Наконец, до него дошло, а вот когда будет выпускать книгу, посмотрим, как он будет реагировать на мои доводы. Я чувствую, что впереди предстоит трудная работа. А пока мои стихи надо пересмотреть. Есть надежда, что в следующем ме-сяце, если всё пройдёт гладко, я смогу собрать немного денег, остальные доберу позже.
Зашла к Севе в отдел ВАП и получила свидетельство на авторское право. Документ был готов, осталось расписаться при получении.
28 февраля 2006 года. Сегодня Беаточке три месяца. Рас-тёт не по дням, а по часам. Становится хорошенькой девочкой.
ЖЕНСКИЙ МЕСЯЦ
Восьмого марта было много поздравительных звонков. Александр Родионов приглашал к себе на «Содружество», но я извинилась, что занята.
Салех снова просил через своего знакомого передать сти-хи Экрама. Снова собирала на компьютере для Экрама стихи и передала ему текст по компьютерной почте.
Вчера написала афоризмы и случайно порвала их и сти-хотворение, думая, что это черновик. Такого со мной раньше никогда не было. Самое обидное, я ничего не помню, что там было написано.
Долго звонила Мансуру узнать, как его здоровье, но ни-кто не ответил.
Ходила в церковь по просьбе Ирины, чтобы поставить свечки за её здоровье и мамы. Всё исполнила, как она просила, и внесла в список о здравии всех родных. Список получился большой. Женщина, что продаёт свечи, не хотела принимать, говорила, что больше десяти человек записывать нельзя. Рань-ше такого не было.
23 марта 2006 года. Почти месяц не вносила записи в тет-радь. А сколько событий произошло! Экрам уже второй раз спрашивает меня: «Когда закончу писать свой дневник?» «Что-то должно произойти особенное, – ответила я, - на чём можно закончить мою работу». Я имела в виду: пока совершаются со-бытия, плохие или хорошие, и я в них участвую, значит и тет-радь пополняется.
В основном я разбираю с Экрамом записи мои с самого начала. То, что ошибки меня преследуют по пятам, – это есть, и мне от этого никуда не деться, значит, школьную программу русского языка я в своё время плохо освоила. В журнале «Сту-пени оракула» за этот год (2006) №4 на стр.11 (КЛИО) есть статья Михаила Фёдорова «Бес опечатки» (я не пытаюсь этим оправдаться и всё же), где приводятся примеры, сколько сдела-но ошибок со дня создания «Слова» у пишущих (гордиться не-чем). И когда выпадает какая-нибудь одна буква, какой резо-нанс получается после, можно себе представить!
Но возвращаюсь к тому, что придётся ещё долго и упорно разбирать свои записи в тетрадях, хотя в основном пишу не-плохо, как сказал Экрам. Я хорошо понимаю и то, что если дневник расширить и дополнить незначительными деталями, то можно было бы создать шедевр о «Пигмалионе» в новом об-разе, где будет интеллигенция нашего города и её козни. Мож-но только представить, как было бы сиро без злыдней! Но как больно ранят сердце завистники! Зависть – страшная, бессозна-тельная, и разрушительная сила. Она делает завистливого че-ловека ничтожным.
Моя подруга, Любовь Тимофеевна, посоветовала, чтобы я убрала свои обиды и спорные отношения с людьми: «Это ни-кому не нужно, больше пиши о литературных встречах». Кста-ти, мне хочется внести краткую автобиографию подруги, с ко-торой дружу больше тридцати лет. Её страница жизни напол-нена доброй энергетикой: быть нужной людям и помогать по силе своих возможностей, особенно детям.
Станицы её жизни: Якунина Любовь Тимофеевна роди-лась 8 июля 1948 года в городе Баку. Отец – Бердичев Тимофей Васильевич был инвалидом Великой Отечественной войны, мать – Бердичева Агафья Павловна вырастила четырёх детей.
Окончила в 1966 году среднюю общеобразовательную школу №30 Бинагадинского района г. Баку, в 1973 г. – Бакин-ский Гос. Университет, исторический факультет. Работала пе-дагогом в школе №30, директором Дома пионеров Бинагадин-ского района, инструктором ЦК ЛКСМ Азербайджана, зам.зав отделом Бинагадинского Райкома Партии, секретарём Бинага-динского Райсполкома, проректором Бакинского филиала Юж-но-Российского Гуманитарного института, зам главного редак-тора газеты «Ежедневные новости». Относится к труду как нравственному служению, сочетает работу с общественной деятельностью, является: зам. председателя Русской общины Азербайджана, председателем Ассоциации преподавателей русскоязычных учебных заведений Азербайджана, членом правления Республиканского Фонда культуры, сотрудничает с Православной Церковью, культурными и общественными фон-дами Азербайджана и России.
Замужем, имеет двух детей, сын-аспирант Санкт-Петербургской Государственной Академии финансов и креди-та, дочь – студентка Бакинского филиала Государственного Открытого Университета….
В субботу, 18-го марта, пригласил меня в «Содружество» Михаил Константинович Болотников. Я решила обязательно пойти. Вскоре получила от сына долгожданную бандероль – два сборника. Один отдала Экраму, другой оставила себе. В письме Лалы говорилось, что россиянам понравились мои сти-хи. Я удивляюсь, как Лала и Валентин Киреев умудрились вне-сти наши стихи в Новороссийский сборник (НЛО). И я решила их стихи включать в наши родниковские сборники.
Я взяла фотографии своей внучки и пошла в «Содружест-во».
В тот день в «Содружестве» собралось много людей. Как обещала Болотникову, привела Экрама. Правда, он пришёл чуть позже. Я села рядом с Раисой Борисовной и показала свой сборник (НЛО) из России.
Михаил Константинович выступил с короткой речью. Выступали Александр Родионов, Раиса Борисовна. Она расска-зала, как и когда был введён международный день Поэзии. Рас-сказала о ведущих поэтах России, о том, что у нас в Баку почи-тают их стихи и т.д.
Я предложила Алине Талыбовой участвовать в сборнике «Жемчужины Родника». Она ответила, что подумает и позво-нит.
Александр Родионов дал мне возможность рассказать о работе родниковцев и вообще о «Роднике». Рассказала, что нас связывают с «Содружеством» встречи с интересными людьми, конкурсы, о сборниках «Содружества», куда вошли родников-цы. Экрам же ответил резко на рассказ Раисы Борисовны, что поэты дружат: «Всё, враньё! Никогда поэты не дружили, а бы-ла и есть и будет зависть», и привёл пример из стихотворения А.Блока, где «каждый поэт встречает другого с надменной улыбкой». Как всегда, он обозвал людей, пишущих стихи, се-рыми. Лиля Оз вскипела, а Марина Янаева приняла за шутку и ответила с доброй улыбкой. Но что бы ни происходило, в тот момент, только один мужчина встал на защиту Экрама и под-держал его искренность в отношении к миру. Он прочёл свои стихи, отточенные, патриотические - о Карабахе и на другие темы. Я напросилась прочесть своё стихотворение.
В конце вечера Марат провёл викторину. Активным уча-стникам вручил призы. Раиса Борисовна или меня испытывала, или действительно хотела получить приз, она меня попросила написать Хокку по-японски, а я ответила, что у нас никто не может писать правильно, поэтому такие строки у нас называ-ются «верлибрами». У Хокку и Хайку есть свои правила. Наши поэты их не применяют. Что она подумала, не знаю. Через не-сколько дней, найдя листок с правилами этих стихов, продик-товала их ей по телефону.
Экрам на вечере, отвечая на вопросы викторины, выиграл словарь А.С.Пушкина. У его жены бывают ученики, вот ей этот словарь и пригодится.
На следующий день мы были приглашены в гости к Ка-лашниковым. Раиса с Лёвой радушно встретили меня с мужем и Экрама. Мы засиделись допоздна.
С дочкой попала в филармонию на концерт Леонида Се-ребренникова. Благодаря Галине Ивановне, я смогла достать билеты от Центра русской общины.
Рассчитывала на время, что выйду с дочкой пораньше, пройдусь тихонько, не спеша, хоть раз в жизни. Но Сабина за-держалась у телефона и мы, сойдя с автобуса, почти бежали в филармонию по «Губернаторскому саду» вверх по извилистым дорогам. Я ворчала на дочку, задыхаясь.
В фойе встретила Светлану Николаевну Баринову, она удивилась, увидев меня, спросила: «Где я пропадаю?» Я отве-тила, что у меня маленькая внучка и я вся в заботах. С Сабиной успели зайти в зал и сесть на свои места тогда, когда Светлана Николаевна открыла вечер московского гостя. Рассказала о творчестве Леонида Серебренникова и объявила, что Михаила Забелина наградили орденом «Славы» и наш Владыка Алек-сандр вручил ему Орден святого (не помню, какого). В первом ряду сидели представители Российского посольства и Русской общины.
Около Сабины положили красиво оформленный букет роз. Любовь Тимофеевна Якунина попросила Сабину препод-нести букет певцу. Леонид пел два с половиной часа, рассказы-вал о своих поездках за рубежом, как он участвовал в концер-тах и пел в различных фильмах (за кадром), какие были удачи и сложности. Вечер был интересен и тем, что он играл на гитаре и пел свои песни. Весь зал как бы слился с бардом и стал с ним одним существом. Я следила за дочкой, как она реагирует на песни: она вся уходила в музыку и слова. «Белую акацию» он спел в двух вариантах.
В конце вечера Сабина преподнесла артисту букет и сло-ва благодарности от Русской общины.
Звонила Мансуру справиться о его здоровье. Он оказался дома. Видимо, вернулся от сестры, которая смотрела за ним во время тяжёлой болезни. Мансур кратко сказал, что чувствует себя лучше, но не скоро выйдет на работу.
РЕДАКТОР КНИГИ «ЛАЗОРЕВАЯ ТИШЬ»
С праздником Курбан Байрам я поздравила Галину Ива-новну и её маму по телефону. Пожелала всех благ и попросила проверить мою шестую книгу «Лазоревая тишь». Мы догово-рились, что я зайду к ней в Русскую общину - в Доме прави-тельства, в четверг. В назначенный день и час я пришла в об-щину. Она сидела с лекарствами, перебирая их. Я узнала, что её мама упала и сильно ушиблась. На вопрос, сможет ли она участвовать при награждении грамотами родниковцев, она от-казалась из-за болезни мамы.
Вчера звонила Медина ханум. Я сразу  предложила, что пора проводить торжественное мероприятие. Мы договорились встретиться у неё в кабинете в понедельник.
НОВЫЕ ПЛАНЫ
1 апреля 2006 года. В субботу на «Роднике» собралось больше людей, чем обычно. Попросила всех родниковцев при-нести свои стихи для сборника «Родник» –2006. Если бы я то-гда знала, чем обернутся для меня мои старания. А вообще странно получается: в последнее время всё меньше людей по-сещают занятия «Родника». Каждый считает себя умнее дру-гих. А что пишут? Ведь поэзия – это образы, метафоры не-обычные, глубокие мысли. В основном же пишут так, как пи-сали раньше. Мало кто прислушивается к советам. Так откуда у них такое самомнение? Собрала стихи и объявила, что Медина ханум будет награждать всех родниковцев грамотами. Попро-сила у Медины ханум разрешения включить в сборник «Род-ник», кроме его членов, ряд бакинцев, пишущих стихи и прозу, чтобы интереснее было его читать. И рассказала, что хочу на-звать вторую часть книги «Союз Духовных Миров». Она согла-силась. На занятии все читали свои стихи с воодушевлением, а Марина Янаева вступила в спор с Сергеем Стукаловым, и лю-бители собрались в коридоре послушать, чем всё закончится. Понимая, что это добрый спор, быстро разошлись.
Эльмире ханум передала стихи родниковцев для подбор-ки в «Вышку». По дороге решили с Экрамом пойти ко мне до-мой просмотреть мой дневник.
В понедельник с Мединой ханум договорились провести награждение родниковцев во вторник, 28-го в три часа. Медина ханум предложила любой другой день, но мы так затянули это мероприятие, что откладывать не было смысла. Я рассказала ей, что пригласила на наше торжество Алину Талыбову и Лю-бовь Якунину.
После того, как ушёл Экрам, я стала набирать стихи род-никовцев на компьютере и обратила внимание, какие они все разные. Людмила Дудко пишет нежно, чувствительно, тогда как Фариз Абдуллаев касается не только природы, но затраги-вает и тему смерти. Невольно думается, что приводит новоис-печённого молодожёна к таким мыслям? Александр Раков любвеобилен, правдив. Его стихи мужские, чёткие. Вагиф Алекперов пробует себя везде; пишет стихи о шахматах, о Биб-лии, философии, эзотерике. Марина Янаева пишет и детские, и чисто женские стихи о любви. Зато Геннадий Салаев – шутник и лирик. Моя подруга Раиса Калашникова пишет больше по-священия друзьям и родным. Время у неё ограничено, поэтому она редкообращается к поэзии, хотя грамотная - педагог. Свет-лана Сыромятникова вся в литературе: детские стихи, сказки, басни у неё не кончаются, пишет она и стихи о неразделённой любви. Энар Гаджиев взялся за критику и помимо прочего ра-ботает над переводами Корана и разных поэтов, в основном за-рубежных…
Двадцать восьмого марта взяла выходной на работе, что-бы к трём часам приехать на «Родник». Но я так торопилась, что приехала даже раньше времени. Эльмира ханум открыла мне конференц-зал. Скоро появился Экрам.
В половине третьего появился Вагиф Алекперов с цвета-ми. Я попросила его оставить кульки с продуктами и цветы у Эльмиры ханум, чтобы с ними не бродить по коридору. Он ска-зал, что купил всё, о чём я его просила. Пришёл Геннадий Са-лаев. Девушка из компьютерного зала пригласила меня пройти к Медине ханум. Надо было подписать грамоты. Эльмира ха-нум открыла для родниковцев конференц-зал, и я вошла, села за стол и стала подписывать грамоты. Начали подходить род-никовцы и занимать свои места. Медина ханум вошла, когда все уже собрались. Она всё беспокоилась, придёт ли Светлана Сыромятникова. И Светлана не подвела, явилась во время, о чём первой узнала Медина ханум. Светлана Сыромятникова и Нина Скворцова получили первые призы. Пришёл дядя покой-ного Теймура Гылманова. Он сел недалеко от Медины ханум. Были ещё гости - одиннадцатилетняя девочка Марьям Джали-лова с мамой и бабушкой. На вид интеллигентные люди. Ме-дина ханум предложила, чтобы мы её приняли в члены «Род-ника», и создали атмосферу посвящения малышки в родников-цы.
Алина Талыбова села рядом с Александром Раковым и Геннадием Салаевым. Цветы сразу преподнесли Медине ханум и Любови Тимофеевне Якуниной. Я посадила подругу рядом с собой и Экрамом. Медина ханум много рассказывала о нашем объединении, о том, что читателям нравятся наши подборки стихов. С дрожью в голосе она рассказала о Теймуре Гылмано-ве и прочла его стихотворение, напечатанное в газете. В нём он подчеркнул, что хотел бы умереть за свою Родину. Это вновь заставило нас вспомнить о человеке, чья жизнь осложнилась перед смертью, и что совсем молодой, в 42 года, он ушёл из жизни.
Потом Медина ханум перешла к награждению грамотами и представила юную способную девочку Марьям Джалилову, успевшую выпустить небольшую книжечку. Марина Янаева опоздала, и выполнить просьбу Медины ханум, о добрых сло-вах в адрес очаровательной поэтессы, не получилось. Экспром-том попросили всех поприветствовать её и торжественно при-няли в наш «Родник». Экрам сразу принял позу добродетельно-го человека и с удовольствием, жестикулируя, обратился к Марьям. Он много не говорил, но сказал те нужные слова, ко-торые мало кто мог от него услышать. Девочка вручила свою книжечку Экраму, а цветы Любови Тимофеевне Якуниной по-сле того, как она представилась и рассказала, какую ведёт ра-боту в русской общине, передав наилучшие пожелания от сво-их коллег в адрес родниковцев.
Приз за стихотворение «Победа над фашизмом», в честь 60-летия окончания войны, присудили Раисе Калашниковой, а так как вместо нее пришёл её муж, Лёва, то грамоту вручили ему. Для Фариза Абдуллаева неправильно оформили грамоту, поэтому просто поздравили и обещали исправить и передать позже. Молодец Фариз, показал свою тактичность. Другие бы возмущались, а он улыбнулся и просил не беспокоиться. На-грады за создание лучшего патриотического образа получили Людмила Дудко, Тамилла Таги-заде и Раков Александр. Никто не остался обиженным.
Я постаралась всех сфотографировать, учитывая лучи солнца, идущие из окна по направлению к участникам и гос-тям. Но позже хороших карточек получилось мало. Тусклый свет в зале не позволил простому фотоаппарату сделать качест-венные снимки. Удачные фотографии получились только при награждении Экрама Меликова, Заура Мехтиева и Светланы Сыромятниковой. Остальные фотографии оказались тусклыми.
Медина ханум, вызывая всех поочерёдно, наградила ос-тальных родниковцев. Она не отметила только тех, кто долго не ходил на «Родник». Тут же, после окончания торжественной части, я собрала стихи для сборника. Геннадий Салаев пригла-сил меня на свой творческий вечер. И я попросила его, чтобы мне одной из первых предоставили слово на его вечере.
НА ВЕЧЕРЕ У ГЕННАДИЯ САЛАЕВА…
Дома в течение двух дней перенесла на компьютер стихи для сборника. В воскресенье взяла выходной на работе, чтобы пойти в еврейскую общину на творческий вечер Геннадия. Его жена пригласила учащихся из гимназии для участия на вечере. Присутствовал представитель Российского посольства и Росза-рубежцентра Игорь Леонович Жуков. Самым близким другом на вечере Гены был Энар Гаджиев, о чём, не скрывая, оба при-знались людям в зале. Марина Янаева и Лилия Оз сидели вме-сте с Геннадием за столом на сцене и вели его вечер. Они чита-ли стихи, а в промежутках выступали дети из гимназии, испол-няя на скрипках мелодии известных композиторов. Владимир Юсупов-Веселицкий трижды за вечер выходил читать наизусть стихи Геннадия. Прошло первое отделение. Объявили перерыв. Я попросила Марину предоставить мне слово, как руководите-лю, в начале, а не в конце. Она отказала, сославшись на то, что я не включена в числе выступающих. Тогда я обратилась к Геннадию и напомнила с возмущением, что предупреждала ещё у нас на «Роднике», что хочу выступить. Взяв стихи для сборника «Родника» у Ирины Зейналлы и Галины Бабаевой, я прочла стихотворение «Озарение». Экрам, прочитав его зара-нее, отнёсся к нему с прохладцей. После меня выступили ещё несколько человек. На этом вечер закончился.
Мы вышли с Экрамом и прошлись до остановки автобуса. Он сел в маршрутку, идущую на Потамдарт, а я на автобус № 88, который идёт к моему дому. Дома Сабина собиралась пойти погулять с детьми, и у меня появился шанс поработать на ком-пьютере.
Сегодня пятое апреля. С утра села за компьютер. Остался Саша Хакимов, его творения перенесу на компьютер вечером. Параллельно с альманахом выходит и моя книга. Я успела до-бавить два стихотворения и несколько афоризмов, доведя их до ста.
В ЦЕНТРЕ ОБЩИНЫ - У Г.ШИПУЛИНОЙ
8 апреля 2006 года. Все последние дни я занималась тем, что переносила стихи родниковцев на компьютер – с дискеты или рукописи.
Вчера ходила в Дом Правительства к Галине Ивановне Шипулиной. В комнате, отведённой для Русской общины, со-бирались люди, больше пенсионеры. Увидев меня, Галина Ивановна достала из сумки моё «достояние», черновик шестой книги «Лазоревая тишь». Сначала она показала своё предисло-вие к моим стихам, а потом каждую исправленную строчку, объясняя, какие у меня ошибки. Больше, конечно же, механи-ческие ошибки, при наборе текста. Показала существенные ошибки, так; слово «шарм» мужского рода и не подходит к предыдущим словам женского рода. Таких ошибок было две. Очень много лишних букв «и», в слове вместо буквы «е», на-писано «и» и наоборот. Было стыдно, но это были мои ошибки и я, как все «ненормальные» творцы, надеялась на работу кор-ректора - ведь не зря же они существуют. С большой благодар-ностью за поправки я направилась от неё на свою работу. На следующий день пришёл Экрам и удивился поправкам (спра-ведливым). Правда, в двух случаях он просил не изменять сло-ва согласно предложениям Галины Ивановны. Так, по его мне-нию, слово в строке «Яркой дамы из Баку» не стоит менять на «Милой стрижка на средние волосы фото для пожилых дамы из Баку». Я оставила по-своему.
Вчера закончила набирать на компьютере стихи всех уча-стников сборника. Свою книгу тоже перенесла на дискету, она, можно сказать, готова. Экраму понравилось предисловие Гали-ны Ивановны. Как она проникновенно отнеслась к моему твор-честву и поняла, что мои стихи – это настоящая поэзия.
Эльхан (зять) перенёс через принтер на бумагу стихи всех участников сборника. Многих, у кого были переписаны стихи с дискеты, я старалась не беспокоить. Остальные сами будут проверять свои стихи на «Роднике».
ПРОСТОРЫ ПРОБЛЕМ
24 апреля 2006 года. Как быстро летит время! События, одно за другим, подкашивают меня на самых крутых поворо-тах. Но я, «сделав паузу», набираю снова скорость и… раство-ряюсь в сутолоке проблем, которые сама и создаю. Могла бы жить, спокойно перелистывая страницы своей жизни, а тут причиняю себе головную боль, лезу в дебри слов, чтобы хоть чем-то помочь людям. А результаты бывают разные, отсюда и головная боль… Может быть, потом, когда пройдёт опреде-лённое время, кто-то вспомнит добрым словом меня за мою за-боту? А разве мы сами помним заботы тех, кто нам старался чем-нибудь помочь? Лично я всегда с благодарностью помню! И чтобы не акцентировать на себе внимание благодетельницы, я переключаюсь во время, на важные моменты.
Вполне сознавая, что взялась нести ношу активной жизни руководителя литобъединения «Родник», сделать её более оду-хотворённой и интересной, я надеялась выдержать натиск ос-мысленных противостояний некоторых личностей, с которыми приходится считаться.
Представьте себе: я сопоставила, как две параллели, по-эзию и современную жизнь молодёжи. Вроде бы разные линии мироздания, но их объединяет то, что это тот мир, который нас окружает. Два противостояния в мире, а в них - незримая связь времён и пространства. Кто и зачем прожигает время в бездар-ных поисках «абсолютной истины», чтобы потомки услышали (если услышат) всплески их эмоций от той жизни, что уходит и уже никогда не повторится! В ней свои оттенки страстей, горе-чи и разочарования. А кому-то повезёт: вот возьмёт и взлетит в бессмертие! Счастливчики, им можно будет позавидовать бе-лой завистью! Это будут единицы, среди тысячей одарённых и бездарных творцов, имена которых осветит ореол Славы. твор-чества, и тех людей, кто желает пройти незримо по жизни вме-сте со мной те расстояния, что отмерены духовной сутью!
НОВЫЕ ЛЮДИ, НОВЫЕ НРАВЫ
29 апреля 2006 года. Сегодня состоялось занятие на «Род-нике» Пришла новенькая - молодая женщина Алия Ахверди. Как она рассказала, пишет стихи с пяти лет.
Сейчас ей 25 лет. Она работает менеджером, видимо, в фирме. У неё своё мнение насчёт изданий книг. Она не собира-ется издавать их за свой счёт. Значит, рассчитывает на спонсо-ра. Дай-то Бог! Немногим удаётся найти такое счастье.
Пришла Алла Андрианова, узнав от Вагифа Алекперова, что выходит сборник. Когда посмотрела её стихи, то понимала, что им далеко до совершенства, но она выносит на свет свои добрые чувства и обращается к Богу. Экрам возмущался: зачем я её включаю в альманах, а я ответила: «По сути, никто у нас идеально не пишет. Хорошо, что у нас есть активные поэты, и каждый может высказать свое особое мнение». Автору остаёт-ся задуматься: принимать поэтику или нет. Светлана Сыромят-никова, жестикулируя руками, старалась участвовать в споре.
Разговаривала сегодня по телефону с Алиёй. Мне хоте-лось узнать её мнение о «Роднике». Ей понравилось, как про-ходило занятие, о чём говорилось, как спорили.
Как всегда, собрала стихи для газеты и сдала Эльмире ха-нум. Попросила Фариза Абдуллаева поехать со мной в изда-тельство, чтобы исправить ошибки на компьютере. Он сказал, что приготовил для обложки альманаха оригинальную картину. То, что он художник, я знала уже давно.
ШЛИФОВКА МЫСЛЕЙ
А мне бы хотелось, чтобы моя любовь жила в каждом одухотворённом взоре будущего читателя, осветила его мысли и подарила красоту нашей природы в том виде, в каком она есть и в каком я её вижу! Так и хочется кричать: Любите жизнь, она того стоит!
И в этой жизни, поворачивая «колесо», как говорил Жан Жак Руссо, я окунаюсь своими мыслями и образами в те мо-менты, что проскочили мимо и их надо заново воспроизводить в памяти.
После нескольких дней, безуспешных попыток получить от Алины Талыбовой стихи для сборника, она обошлась скромно, без автобиографии, только стихи. И на том спасибо, чтобы украсить свежими чувствами «Союз Духовных Миров»!
Уж точно не помню, в какой именно день, мы, несколько членов «Родника», встречались у метро «Гянджлик», чтобы со-брать работы, перепроверенные родниковцами на вёрстке, что-бы сборник вышел без ошибок…
Молодцы ребята, активно подключились к работе, корпя над собственными сочинениями, внося свои предложения. Энар принёс картинки и четверостишия, жаль, что они не во-шли. Были идеи более интересные.
Некоторые приходили ко мне домой и прямо на компью-тере исправляли свои стихи. И я всё это делала для того, чтобы нам дешевле обошлась книга. А надо было это делать? Я тогда не задумывалась.
Мне ещё надо было иметь подход к людям, которые на-стаивали на своих предложениях. В данном случае, найти спонсоров или нефтяных магнатов, обратиться в посольство России, ведь вопрос коснулся денег. Дело в том, что желания у многих были бескрайние, а возможности ограниченные. Разго-вора не было бы об этом вообще, если бы нашёлся спонсор. Но дело в том, что престиж газеты не позволяет просить у посоль-ства России помощь, а этого понять многие не могут.
Трудно, очень трудно отрывать от своего семейного бюджета те мизерные средства для книги, которые необходимы на жизнь, но пока другого выхода не было.
Параллельно с альманахом «Жемчужины Родника» выхо-дит и моя книга. Ходили с Экрамом в издательство «Мутард-жим» и выбирали обложки для альманаха и моей книги. Фариз Абдуллаев предложил свои рисунки. Мы выбрали голубой фон, а сквозь него, немного ниже, виднеется ресторан «Жемчужи-на». Переношу текст вступления к сборнику, составленного мною:
ЖУРЧАНИЕ «РОДНИКА»
Поэтический сборник «Родник – 2006», вобравший в себя знания и одухотворённость каждого члена литературного объе-динения при общественно-политической газете «Вышка», от-ражает настрой нового времени, в котором живёт современный поэт.
Его мировоззрение и представления об окружающем мире то ласкают взгляд читателя, то коробят от неустойчивости, ес-ли автор теряется в лабиринтах своих мыслей. И, тем не менее, каждый родниковец отвечает за свою строку, вынесенную на суд читателя.
Члены «Родника», переходя от ступени к ступени своего самообразования, слились в тесный Союз Духовного Мира (СДМ), от которого трудно отойти.
Встречи состоялись на разных уровнях с артистами, фи-лософами, педагогами – людьми высокой культуры, внёсшими свой вклад в развитие национального искусства нашей Респуб-лики, повышают их одухотворённость, а значит, рождаются новые произведения.
Поэты, взлетевшие ввысь на Олимп из «Родника» – ис-точника Духа, ощутили мощные взмахи крыл молодого Пегаса. Они продолжают парить, обогащая новое поколение своими произведениями. У многогранного искусства поэзия стоит не на последнем месте. Ею интересуются всё больше и больше.
«Лирика! Для суровых римлян с их гражданскими чувст-вами, преданностью интересам государства, мужественным воинам, не привыкшим к каким-либо личным излияниям, было в диковину видеть поэтов». Цицерон назвал лириков «Поэтами Новыми».
Возможно, придёт время, и поэзия проявится в новых формах, и они будут жить, как живут вместе старость и моло-дость!
А пока родниковцы будут ждать с нетерпением выхода в свет журнала издательства «Мутарджим», где выступит вторая половина творцов со своими стихами от литобъединения «Род-ник» при общественно-политической газете «Вышка».
Валентина Эфендиева
Руководитель литобъединения «Родник»
СОЮЗ ДУХОВНЫХ МИРОВ
Литобъединение «Родник» при общественно-политической газете «Вышка идуховных творцов, любителей поэзии и прозы г. Баку и собратьев из стран СНГ решили объе-диниться в один источник, имя которому «Союз Духовных Миров» (СДМ), в честь года России в Азербайджане. Это стремление к духовному родству не только бакинцев - это все-общее желание людей, одержимых творчеством.
Хочется пожелать всем творцам, чтобы читатели нашли себе духовных друзей в этом литературном альманахе!
А если мы заглянем в историю 200-летней давности, то вспомним одну из «Семи красавиц» - славянскую красавицу, созданную великим поэтом Низами. Сколько ещё можно при-вести примеров, когда два прекрасных языка - русский и азер-байджанский - не имели границ. Поэзия и проза, как искусство, рождались из глубин человеческих душ. Вспомним творческую дружбу Аббас-Кули Бакиханова с А.С.Пушкиным, Михаила Юрьевича Лермонотова с Мирзой Фатали Ахундовым. Приме-ром духовной близости наших языковых культур, является творчество Сергея Есенина, его «Персидские мотивы». Работы Антакольского, Сельвинского, Симонова по переводу с азер-байджанского языка на русский известных поэтов Азербай-джана, дружба Самеда Вургуна и Константина Симонова, пе-реводы Бахтияром Багабзаде на азербайджанский язык россий-ских поэтов. Так пусть же наш «Союз Духовных Миров» про-должит путь, начатый нашими предками! Хочется пожелать всем творческим людям, чтобы поэзия светлых идей освещала чистые души и дорогу, предначертанную Судьбой! Закончи-лись переживания за сборник (а они только начались), как я думала. Надо переходить полностью на дневниковые записи и их дорабатывать. Экрам удивляется, когда я успевала записы-вать всё это. Я ему объясняю: «Когда утром все спят, а я встаю рано, стараюсь сделать то, что считаю наиболее важным».
СЛЕДЫ ПАМЯТИ
Прошёл большой праздник Пасхи, за ним «поминание ро-дителей». Нураддин остался с малышкой, а мы - с сестрой и Экрамом, поехали на кладбище посетить могилы предков. С Юлей встретились пораньше и решили вдвоём подойти к воро-там. Экрам рассчитал время с точностью до минуты и явился вовремя, как договорились. Проходя по небольшой дорожке, мы решили на обратном пути посетить могилу Николая Бори-совича Хатунцева.
Вскоре  подошли к могилам моих дорогих родных. Ба-бушка Ефросинья Яковлевна и дедушка Михаил Алексеевич покоились вместе больше сорока пяти лет. Недавно прошёл дождь, поэтому поливать зелёные насаждения не было необхо-димости. Песчаные дорожки были покрыты большими лужами. Сирень распустила свои пушистые ветви, сочные листья вы-глядели свежо и моложаво, пели птицы.
Помянув родных поимённо, мы зажгли свечи, и молча по-стояли у могил. К нам подошёл мальчик лет 13 и стал просить милостыню. Я протянула ему хлеб с колбасой и дала немного воды. Вскоре взяли направление к могиле Василисы, матери Экрама, с трудом обходя глубокие лужи. Быстро нашли нуж-ную могилу, которая обросла зеленью. Потупив взор, Экрам стоял у могилы матери. В одной могиле с ней лежал и семилет-ний мальчик, брат Экрама.
Потом мы вышли на дорогу, и пошли к могиле Хатунце-ва. Её мы тоже быстро нашли. Чёрный крест стоял среди плит – могил его жены и отца. Поклонившись его праху, мы вышли по знакомой дорожке за пределы кладбища. Экрам поблагодарил меня, что я посоветовала ему навестить маму. Он поехал к себе, а я с сестрой отправилась домой.
НОВЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
Звонила Мансуру, Варваре Константиновне, Лёве с Раи-сой, Болотникову - всех поздравила с Днем Победы. По прось-бе Светланы Михайловны, бабушки Марьям Джалиловой, сде-лала копию маленького стихотворения девочки, напечатанного в «Вышке».
21 мая 2006 года. Мэтанат предложила проверить вёрстку сборника. Я приехала в издательство к шести часам. Фикрия ханум, находившаяся в «Мутарджиме», объяснила мне, что это она звонила и приглашала родниковцев на презентацию своей книги. Она работает преподавателем в лицее при Славянском Университете. Как она объяснила, этот день будет посвящён матерям. Предложила всем почитать стихи о матерях. Из её рассказа я поняла, что одна студентка будет читать моё стихо-творение «Плач матери!»…
Я подумала, что обойдётся сборник без проверки, а надо было проверить. Я заметила, что у Сыромятниковой в стихо-творении «Азбука» были допущены опечатки. Исправила, по-меняла расположение фотографий на внутренней стороне об-ложки: Алину Талыбову подняла выше, поместив рядом с Эк-рамом. Приготовила фотографии родниковцев и предисловие Г.И. Шипулиной к моей книге. Договорилась с Мэтанат, что приду проверять верстку своей книги на следующей неделе.
ВЕЧЕР СВИРИДОВА
Вчера попала в консерваторию на вечер Свиридова, из-вестного русского композитора 20-го века. Концерт вела Гали-на Ивановна Шипулина. Я купила цветы и явилась к началу концерта. Галина Ивановна рассказывала о жизни и творчестве Свиридова: о его рабочем происхождении, о том, как он учился играть на разных инструментах, прежде чем поступить в кон-серваторию, о более 25-ти поэтах, на чьи стихи он писал музы-ку. Он даже находил забытые фольклорные стихи и создавал к ним прекрасные мелодии. Тема труда в Советское время была очень актуальна, и Свиридов уделял ей особое место. Он соз-дал своеобразный гимн труду, которым раньше начиналась ин-формационная программа «Время».
Галина Ивановна подчеркнула, что он никогда не был женат, но мои знакомые утверждали, что у него было несколь-ко жён, среди них артистки. И еще говорили, что на старости лет он остался совершенно одиноким, забытым всеми. Не вы-держав такой участи, он выбросился из окна.
Вот ещё одна, ныне знаменитая, звезда ушла в вечность, оставив прекрасные мелодии, чтобы ими наслаждались люди. В конце вечера и Фируз Мамедов, и Лариса Виноградова, вме-сте с Галиной Ивановной и всем залом спели известную песню из кинофильма «Дон Сезар де Базан». В это время я препод-несла цветы Галине Ивановне. Концерт закончился, приятные ощущения от вечера сопровождали нас до тех пор, пока мы не окунулись в домашние дела.
НА ВЕЧЕРЕ Е. КАСУМОВОЙ
25 мая 2006 года. После вечера Г.И.Шипулиной, прове-дённого в консерватории 21-го мая, на следующий день, я была приглашена Иосифом Ткачом в Еврейскую общину на творче-ский вечер Елизаветы Касумовой. Выйдя с работы пораньше, к трём часам, я уже была на месте.
Экрам ждал меня. Людей было мало. Чуть позже подо-шли барды Ибрагим Имамалиев и Виталий Игольников. Вечер Елизаветы открыл Иосиф. Он рассказал её биографию, под-черкнув, что она член Союза писателей. Вышла её вторая не-большая книжечка,  она и была причиной и поводом данного вечера. Лиза сидела скромно, редко отвечала на вопросы. За неё говорил Иосиф. Выступал Энар Гаджиев. Что он говорил, я сейчас не помню, но, конечно же, хвалебные слова. Светлана Курочкина восторженно отзывалась о Лизе, говоря, что ей очень нравятся Лизы стихи, написанные от души. Алина, пре-жде чем преподнести букет цветов Елизавете, сказала несколь-ко добрых слов в её адрес. Я тоже не удержалась и попросила разрешения выступить. Я сказала, что именно она привела ме-ня на «Родник», давно её знаю и с удовольствием прочту своё стихотворение, имеющее к ней некоторое отношение. «Забы-тые колокола» я читала наизусть, а она всё прислушивалась, что именно объединяет идею стихотворения с нею. Когда я проходила мимо Энара Гаджиева, он показал мне знак «отлич-но», выставив большой палец вперёд. После меня Экрам тоже прочёл своё стихотворение. Я смотрела на него и удивлялась, как он похудел. Он всегда нервничает, когда читает свои стихи. И на этот раз его выдавали худые руки, они слегка тряслись. Когда мы вышли, Экрам рассказал, что Марина Янаева подо-шла к нему и заявила, что его стихи ей не нравятся. Но он сразу же ответил ей, что создает творчество не для неё. Его стихи понимают люди высокой культуры. В такие моменты он под-чёркивает, почему не любит людей. Я ответила, что тоже воз-мущена её выходкой, как это можно сказать в глаза человеку. Это была отместка за слово «бездари», которой он награждал многих
Марина напомнила, что четвёртого июня в Еврейской общине собираются члены литературного объединения «Луч». Будут читать стихи о России и Азербайджане, а Ибрагим в свой день рождения проведет творческий вечер. Я уже посвятила ему стихотворение, которое прочту четвёртого числа.
ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЕ РАДОСТИ
Во вторник с Экрамом поехали в издательство «Мутард-жим» проверить верстку моей новой книги и заодно взять не-сколько сборников «Родника». Мэтанат не было. Мы попроси-ли разрешения взять тринадцать книг, а остальные я заберу в субботу, когда поеду на «Родник». Дома я просмотрела альма-нах, всё сделано на высшем уровне. Правда, я не заметила, что четверостишия, которые Энар рекомендовал для альманаха, Мэтанат забыла внести. Две книги тут же взял Экрам, одну я подарила педагогу русского я зыка и литературы Фикрии ха-нум. Дети уже учат мои стихи о женщинах. Я уже кое-кого об-звонила и договорилась, чтобы они выступили. Заранее обзво-нила родниковцев, что альманах готов, и они могут получить свои книги на «Роднике» 27-го мая. Думаю, альманах всем по-нравится, но найдутся и недовольные авторы. Но об этом речь пойдёт после занятия. А два дня назад, проснувшись утром ра-но, когда рассвет ещё только брезжил в окнах, я сквозь сумрак разглядела на моём журнальном столе очертания вазы с роза-ми. Протёрла глаза, снова увидела розы и почувствовала их аромат. Я была заинтригована: кто принес цветы. Стала вспо-минать предыдущий вечер: Сабина с мужем ушли в город, а Нураддин допоздна сидел с малышкой. Вчера, после того, как сын поздравил меня по телефону с днём рождения, поздно ве-чером, я уже ложилась спать. Дочка подняла меня с постели, и объяснила, что они с мужем не хотят дожидаться моего дня рождения и решили преподнести подарок заранее, потому что он может мне пригодиться в любую минуту. Я терялась в до-гадках. Наконец, она вручила мне мобильный телефон и объяс-нила, как им пользоваться. Я в восторге! Понятно, что он на-много проще, чем у многих, и, тем не менее, мне подарок был очень приятен.
РАЗДАЧА СБОРНИКОВ
Пришёл Фариз Абдуллаев, и мы вместе поехали в изда-тельство «Вышка», где нас ждал Сергей Стукалов. Фариз в ма-шине рассказал, что ушёл со старой работы, так как она ему не нравилась. На новой работе он нашёл то, к чему стремился, но ходить на «Родник» ему не с руки. Теперь отпрашиваться он не сможет (а жаль). Сергей и Фариз взяли по коробке (а в каждой коробке по 50 книг) и подняли на третий этаж в конференц-зал. Эльмира ханум пришла пораньше и заранее открыла зал. Я по-просила Сергея записывать фамилии тех, кто получает книги. Пришли Ирина Зейналлы, Александр Хакимов, Калашников Лёва (вместо жены), Алла Андрианова – они взяли свои книги и ушли. Остальные остались читать стихи.
Светлана Сыромятникова читала и стихотворение, и не-большие рассказы. Лилия Оз с задором прочла свои пародии на стихи Сергея Стукалова. Он ей подыгрывал, и они по-доброму шутили. Нина Скворцова прочла наизусть небольшое стихо-творение. Заур представил новые стихи достаточно быстро. Экрам его в который раз исправил и сделал замечания Алие Ахверди после того, как она выступила со своими произведе-ниями. В этот раз она прочла более слабые стихи, чем раньше. Вагиф Алекперов сообщил, как подсчитал день смерти семьи Берберовых, которые держали в квартире хищника-льва. Еще он привёл в качестве примера, как я стала задыхаться, неудачно проглотив последнюю дольку шоколада. Правда, я понимала, что это было на нервной почве после разговора с Энаром и Ма-риной, но об этом чуть позже.
ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ СПОРЫ
Экрам в тот день был очень возбуждён: сначала он гром-ко отстаивал свою точку зрения относительно каких-то жиз-ненных проблем, потом мы заговорили о разных поэтах. Все принимали активное участие. Присутствовала Галина Козлова, и тоже  активно участвовала в разговоре, как завсегдатайка «Родника». После того, как многие прочли свои стихи, сделали перерыв. Марина снова подошла к Экраму и, шутя, его пожу-рила, заявив, что его стихи ей не нравятся, настойчиво утвер-ждая, что он пишет только для самого себя…
Как мне раздваиваться между Экрамом и остальными людьми, которые потихоньку начинают его ненавидеть? Я ему много раз говорила, что надо быть тактичнее, разговаривая с людьми. Но разве его убедишь? Вот я и становлюсь между ни-ми, и меня начинают резко задевать. Дело в том, что я стараюсь определить новые направления в поэзии и много пишу и на-стаиваю, что надо писать красиво, даже если коробит быт, где не всё так складно получается в жизни. Одни голые фразы - это не поэзия. Я добилась определённых высот и хорошо чувствую каждую строчку свою или чужую, но многого мы ещё не знаем, а главное - не можем максимально полно выражать правоту своей души, которая может родить либо величайшие произве-дения, либо просто малохудожественные слова. Нас, людей, всё и всегда не будет устраивать, потому что человек всегда недоволен и будет недоволен тем, что имеет. Ему подавай больше! Это естественное желание. Поэтому каждая личность защищается, как может, старается выстоять перед натиском другого лица, тем самым - либо топит противника любым спо-собом, унижая его, насмехаясь над ним или отвергая, либо ухо-дит в себя. Это внутреннее противоречие заводит многих в ту-пик. Мы перестаём быть снисходительными друг к другу, отка-зываемся помогать. И куда мы придём с такими нравами? Эту философию не желает принимать никто, и Экрам, который в своём индивидуализме противопоставил себя всему человече-ству. А чтобы быть лидером, надо иметь в первую очередь вы-держку.
Галина стала рекламировать на «Роднике» поэтессу Тать-яну Маркову, которая выпустила книгу «Глазами любви», и предлагала эту книгу за определённую плату. Но кто сейчас покупает книги? Я обратилась ко всем и сказала, что у нас 90% пишущих не касаются поэзии, и нет глубокой мысли. Пишут то, что думают, а поэзия – это нечто возвышенное, хотя в ней могут присутствовать и неприглядные краски, но желательно быть непохожим на остальных, быть творческой личностью, чтобы «объять необъятное». Только в этом случае можно пой-мать «госпожу поэзию, за хвост»! Создать совершенство не каждый может. Гостья попросила привести пример. Я не хоте-ла себя выпячивать, и предложила Людмиле Дудко и Зауру Мехтиеву почитать стихи. В них поэзия была на хорошем уровне. Галина промолчала. В заключение читали свои стихи Сергей Стукалов и Александр Раков.
Людмила угостила всех пирогом с начинкой из клубники. Выяснилось, что у неё был день рождения, с чем мы её поздра-вили. Занятие подходило к концу. Я попросила Вагифа задер-жаться и взять у него копию статьи о семье Берберовых, чтобы включить её в мою книгу, где уже есть его статья о Девичьей башне. Он обещал принести ее в следующий раз. Людмила Дудко предложила всем сфотографироваться, но я возразила: снимки получаются плохими, потому что в зале очень тусклый свет. Все же она не отпустила нас и сфотографировала в фойе всех вместе.
По пути домой Экрам твердил, что отстоял свою точку зрения, и поддержал меня в моих рассуждениях о поэзии. Он был доволен, что занятие прошло активно.
ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ
Эмильчик перешёл в пятый класс. Учительница с родите-лями учащихся устроила прощальный вечер, присутствовали клоун и дети, которые развлекались с участием родителей. Са-бина увлекла детей оригинальными играми, выдумывая их на ходу. Кто-то из родителей предложил ей войти в родительский комитет, но она отказалась.
У Беаточки с каждым днём появляются новые привычки. Уже сидит спокойно за игрушками, но недолго. Улыбается всем, кто с ней ласков. Даже целует, притягивая к себе за воло-сы или за щёки тех, кто жаждет от неё поцелуя.
РОДНИКОВЦЫ В ЛИЦЕЕ
Сегодня, 30-го мая, хочу договориться с Мединой ханум о презентации родниковского альманаха. А четвёртого июня мы будем с Экрамом в Еврейской общине на вечере Ибрагима Имамалиева. Я ему посвятила стихотворение. Думаю, если он меня не подведёт, то придёт на мой вечер туда же 18-го июня.
1 июня 2006 года. Сегодня первый день лета, а я проводила весну с печальными новостями для себя. Ещё утром ничто не предвещало, что после обеда ожидается «гроза», что я расста-нусь со всеми делами в издательстве газеты «Вышка». У меня было много проблем. Я поехала к десяти часам к сестрёнке Юле и поздравила её, с небольшим опозданием, с днём рождения. Вернулась на работу, надо было дождаться двенадцати часов, чтобы поехать в издательство «Мутарджим». В половине второ-го несколько человек: я, Марина Янаева, Александр Раков и Ни-на Скворцова должны были встретиться недалеко от издательст-ва «Мутарджим», чтобы пойти в 15-ую школу. Во дворе этой школы находится лицей Славянского университета. Фикрия ха-нум, преподавательница лицея, пригласила нас на презентацию своей книги и разрешила родниковцам выступить перед аудито-рией. Старшеклассники читали стихи собственного сочинения и произведения известных поэтов. С магнитофонной записи про-звучали песни в исполнении Аллы Пугачёвой, Рашида Бейбуто-ва. Одна старшеклассница, торопясь, прочла моё стихотворение «Плач матери», посвящённое знаменитой поэтессе 19-века Хур-шидбану Натаван, и села напротив меня. Я ей объяснила, что стихи быстро не читаются. Надо читать так, чтобы каждое слово доходило до слушателя. Фикрия ханум представила меня и по-казала сборник, где опубликованы произведения родниковцев. Она предложила мне почитать стихи, но я, представив Марину и Александра, предложила послушать их произведения. Саша прочёл свои стихи, не отходя от стола (столы стояли в три ряда, очень тесно, и невозможно было выйти).
Я прочла небольшое стихотворение о женщинах из пер-вой книги, а потом о своей маме, сказав, что ей 89 лет. Послы-шались одобрительные слова.
ЗАСЛУЖЕННЫЕ УПРЁКИ
Так торопилась, что взяла такси и через пятнадцать минут приехала к Медине ханум. Она была занята и просила подож-дать. Через полчаса она меня вызвала в свой кабинет и, короче говоря, начала «чистить». Я понимала свои ошибки, но Медина превзошла саму себя. Она выразила недовольство тем, что я выпустила сборник, не посоветовавшись с ней, хотя она пре-красно знала о нём, ведь мы не раз говорили об этом. Получила нагоняй за то, что книга должна была оформляться под эгидой «Вышки». Она погдчеркнула, что я нашла себе издательство, делаю то, что хочу. После некоторых её замечаний я спросила: «Что теперь мне делать?» Она вернула книги и сказала: «Делай что хочешь!» Мне ничего не оставалось, как уйти. Я положила на стол документ, дающий право проходить в издательство, и сказала, чтобы она искала другого руководителя. Дома расска-зала Экраму о происшедшем, он упрекнул меня, что я слишком много уделяю внимание тому, чему не следовало бы, что никто спасибо за моё рвение не скажет.
Вчера вечером позвонила Земфире ханум на радио и от-менила все записи и свой творческий вечер у Иосифа Ткача, о чём просила ему передать. После визита к Медине, я поехала в издательство «Мутарджим» и взяла у Мэтанат вёрстку своей книги. Дома с Экрамом мы просмотрели половину книги. Об-ложку Мэтанат поменяла. В подразделах красиво оформила на-звания тем.
Утром по телефону предупредила Любовь Тимофеевну: никого не приглашать на мой вечер, потому что его не будет. Она всё спрашивала, может, я поторопилась с выводами, и всё восстановится, будет, как прежде, но я наотрез отказалась от всего. Я поняла, что ко мне у людей возникло такое же нега-тивное отношение, как и к Экраму, хотя я никому и никогда не делала зла.
Можно много говорить об этом, но я думаю, не стоит. Я получила свободу и теперь независима от кого бы то ни было. Этот противоречивый мир меня не принял. Экрам мне расска-зал, что за год до смерти джазмена Мустафа заде его не приня-ли в Союз композиторов, а он был талантливее их всех.
 
ВЕЧЕР ПАМЯТИ САМЕДА ВУРГУНА
3 июня 2006 года. Михаил Константинович Болотников попросил пригласить родниковцев в «Содружество» на вечер, посвящённый Самеду Вургуну. Мне очень хотелось послушать его биографию и подробнее познакомиться с его творчеством. С Экрамом договорились встретиться в «Содружестве». Мне надо было передать Алине три сборника, где опубликованы её стихи. Взяла ещё книги для Галины Ивановны Шипулиной и в библиотеку «Содружества». В зале было много знакомых лю-дей. Экрам держал мне место с краю, чтобы смогли пораньше уйти. Я хорошо знала, что ему трудно высидеть около двух ча-сов, слушая рассказы. Поэтому предложила поехать ко мне до-мой и там ждать меня. Михаилу Константиновичу я передала книги для Алины и в библиотеку. Один сборник передала Га-лине Ивановне Шипулиной.
Пришли на этот вечер Мансур Векилов, представители посольства Польши и Росзарубежцентра Игорь Леонович Жу-ков, дочь Самеда Вургуна - Айбениз, которую я видела на творческом вечере в музее Самеда Вургуна, и многие гости, приглашённые членами «Содружества». Кстати, когда Алина пришла перед началом вечера и села недалеко от меня, Михаил Константинович принёс ей два сборника, а я сказала, что пере-дала три. Он тут же оправдался, что одну книгу взял себе Игорь Жуков. Алине обещала, что передам ей ещё книгу, у меня дома есть ещё сборник. Она кивнула в знак согласия.
Встретив Марину, я попросила её выйти на улицу, чтобы наш разговор не слышали другие, и предложила ей забрать журналы из «Мутарджима», когда ей позвонят. Вскоре сборни-ки будут готовы, и перечислила, у кого остались деньги и, что на остальные они могут отметить любое событие, когда собе-рутся в очередной раз. Она ласково обняла меня и стала гово-рить: «Ты что, умирать собралась? Мы ещё вместе погуляем!». Мы вернулись на свои места. Я решила, стихотворение, посвя-щённое Ибрагиму, передать с кем-нибудь на его вечер. Сама я пойти на его вечер не смогу, работаю во вторую смену. Иосифу передала сборник с условием, что он один на двоих; т.е. ему и Земфире ханум.
Раиса Борисовна краткими биографическими справками открыла вечер памяти Самеда Вургуна и предоставила слово Антонине Ивановне Третьяковой, которая рассказала о творче-стве поэта, представила его переводы и стихи о простых тру-жениках Азербайджана.
После неё выступили дети: девочка лет восьми-десяти - прочла стихотворение С.Вургуна на азербайджанском языке, а подросток-ашуг спел, играя на сазе, песню, посвящённую по-эту. Александр Родионов и Марина Янаева прочли свои посвя-щения поэту. Я уступила своё место Алие Ахверди и ушла, по-тому что торопилась. Дома я попросила Экрама, чтобы он не указывал, ходить или не ходить мне на вечера. Он оправдывал-ся, что я сама отказалась от своего вечера и решила никуда не ходить. Но это не значит, что я поставлю на себе и на тех лю-дях, которые всегда хорошо относились ко мне, крест. Он убе-дил меня, что не собирается препятствовать мне идти, куда за-благорассудится. Мы просмотрели несколько компьютерных страниц, и Экрам ушёл домой.
ДРУЖЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА
Сейчас позвонил Иосиф и поздравил меня со стихами, вышедшими в сборнике. Он даже прочел стихотворение «Веч-ное путешествие», и я ему в унисон тоже читала вслуч по па-мяти. Он поддержал меня своим сочувствием. Я извинилась, что так получилось, и пообещала осенью провести вечер.
5 июня 2006 года. Жара +37 в тени. А мне нужно ехать в издательство «Мутарджим», чтобы добавить в моём тексте сведения о Медине ханум и обо мне, которые считала необхо-димыми. Прежде, чем поехать, я позвонила Мэтанат из дома и сказала, что я долго её не задержу, и попросила сделать не-большие добавления. Предложила приехать и продиктовать ей на месте, но она отказалась и пообещала, что сама справится (чем это выльется, я узнаю потом). Теперь остаётся ждать, ко-гда выйдет моя книга. Сегодня пришёл Экрам и сказал, что раздал в Союзе писателей сборники. В ответ Мансур подарил ему свою новую книжечку с автографом.
ДЕНЬ А.С.ПУШКИНА
6 июня 2006 года. По приглашению Михаила Константи-новича Болотникова я с внуком пришла в сквер, где стоит па-мятник А.С.Пушкину. Погода стояла солнечная. Многие ещё до начала торжественной части скрывались в тени деревьев, чтобы солнце не пекло им головы. У памятника суетились те, кто собирался выступить или заснять людей для теленовостей. Подходили учителя и дети. Дочь Самеда Вургуна Айбениз ха-нум успела собрать около себя группу людей и рассказывала о своих приключениях. Приехали дипломаты из посольства. Среди них советник Посольства Российской Федерации в Азербайджанской Республике. Он же является представителем «Росзарубежцентра».
Видела Раису Борисовну, она мельком поздоровалась. Паша подошёл ко мне, когда я сидела в тени, и сообщил, что на следующий год взрослые люди и поэты будут собираться у па-мятника вечером. На что я ответила положительно. Алина Та-лыбова, узнав, что со мной внук, обещала на следующий год дать возможность выступить и ему. С Галиной Ивановной мы поздоровались, но я не стала её отвлекать, она была в кругу своих знакомых. Нелля Аташгях стояла у памятника с литера-торами.
Вскоре началась торжественная часть, потом выступле-ния известных педагогов, поэтов и бардов. День был насыщен-ный, но мы с Эмилем ушли раньше, когда праздник ещё про-должался. Мне надо было спешить на работу.
ПРИГЛАШЕНИЕ НА ВЕЧЕР
В этот день вечером я получила два билета в «Клуб моря-ков». Решила пойти с Эмилем, подумав, что его надо приучать к концертам. Позвонила Нина Григорьевна и пригласила на седьмое число в Союз писателей к трём часам, но я ответила, что меня уже пригласили в «Клуб моряков». Она сожалела, что я не приду на заседание, где Гасан Гулиев проведет встречу с поэтами «Луча».
На следующий день мы с Эмилем пришли на вечер «С любовью к России», проводимый Русской общиной. Встретила Любовь Тимофеевну, Михаила Константиновича Болотникова и знакомых педагогов из школ, где мы выступали. Был и пред-ставитель из посольства России Игорь Леонович Жуков, о ко-тором я уже напоминала, и участники концерта. Эмиль полу-чил колоссальное удовольствие и я тоже! Но праздники закан-чиваются. Пора переходить к будням. Закончила проверять трилогию «Отражения откровений» - первую книгу «Десница Судьбы». Каждый том имеет своё название. Намного объёмнее получится вторая книга.
В ГОСТЯХ У ГАЛИНЫ ИВАНОВНЫ
Во вторник, 20–го июня, вечером после работы поехала в гости к Галине Ивановне. Возле парадной двери хотела сделать вызов по телефону, чтобы она спустилась и открыла дверь. Но дверь неожиданно открылась изнутри, я обрадовалась, что можно войти без звонка, проскользнула в подъезд и быстро поднялась по лестнице. Галина Ивановна, продолжая разгова-ривать со своей мамой, открыла мне дверь, и пригласила в комнату. Домашний уют и чистота восхитили меня. Я сразу вспомнила свою квартиру, где дети раскидывают всё, что по-падается под руку. Галина Ивановна заботливо хлопотала над  чаем, а я в это время с удовольствием беседовала с ее мамой. За чаем коснулись поэзии. Галине Ивановне понравились стихи Ирины Зейналлы из сборника «Жемчужины «Родника». Я до-бавила, что у неё есть и лучше стихи. Вспомнила Галина Ива-новна и других Бакинских поэтов. Затем речь зашла о Прибал-тике, в частности, о Латвии. Я рассказала, как училась в Риге, повышая квалификацию, о друзьях, с которыми не прерывалась связь, пока не произошёл политический переворот в девяно-стом году. Мы ещё долго беседовали. Александра Михайловна всё старалась угостить меня фруктами, но надо было и честь знать. Я извинилась и заторопилась домой. Интересно, какое я оставила у них впечатление о себе?
НЕДОБРЫЕ ЭМОЦИИ
20 июня 2006 года. Начались пересуды, что в Интернете кто хвалит, кто ругает Экрама. Говорят: «Первая защита - это оборона». Видимо, у Экрама в голове засела эта мысль, он живёт с ней всю жизнь, чтобы не давать себя в обиду. Лично я много читала о подобных людях. Далеко искать не надо. Например, Виктор Гюго. Дэвид Вэйс в своём романе о скульпторе Родене «Нагим пришёл я…» описывает нрав и характер писателя. Он его любит за прекрасные произведения, но в жизни Виктор Гюго был чрезмерно груб. А как он был предан той, что лежала на од-ре смерти, как он любовался чертами постаревшего лица, и бо-ялся потерять ее в любую минуту. Скульптор Роден, прячась за шторами бель-этажа, в «Доме престарелых», боялся, что Гюго его заметит. Он делал эскизы и ваял образ, чтобы сохранить бу-дущим поколениям взгляд наидобрейшего, в эту минуту челове-ка, который на людях был совершенно иным.
Никто не может запретить высказывать свои мнения в ад-рес объекта друзьям или неприятелям, но если женщина под-чёркивает недостатки других, она вызывает огонь на себя. Все ли мы святые? Всё ли в творчестве каждого писателя или поэта присутствует чистое и доброе? Есть ли в нас культура, обаяние и шарм? Но ведь есть и защитники гениального поэта, которые тоже убеждены, что и весь мир серый, и люди серые. Экрам и раньше, и сейчас представляет в своих произведениях тот мир, в котором живет. Он хочет видеть в людях творцов, а не тех, кто только набивает себе карманы и не имеет высоких духов-ных ценностей. Экрама признали в Великом Новгороде, издают его произведения и сравнивают с великими поэтами прошлого. Да разве только Владимир Исаков ценит его творчество? Не беднеет широкий круг его почитателей в России и за рубежом!
Видела Марину в Союзе писателей. Я спросила ее как можно мягче, как могла она опуститься до того, чтобы крити-ковать в Интернете Экрама. Она стала оправдываться, что ни-чего такого не было, что она с разрешения Экрама написала на него эпиграмму. Мы поговорили о Экраме, и я попросила её остановиться, чтобы не заходить слишком далеко. Ведь нас, русскоязычных, в Азербайджане так мало осталось! И зачем тревожить людей, у которых и так нелёгкая жизнь. Марина убеждала, что меня неправильно информировали, и пыталась выяснить, кто сообщил мне о происшедшем. Она назвала Алию, которая в своей правдивости и понимании искусства превосходит многих. Алия справедливо встала на защиту Эк-рама, и теперь её тоже не любят.
ВЕЧЕР ГАСАНА ГУЛИЕВА
Для меня главным на заседании литературного объедине-ния «Луч» было встретить людей, мнение которых меня боль-ше интересует, чем сплетни о них. Встреча состоялась в Союзе писателей в актовом зале. В самую последнюю минуту перед началом выступления профессора Гасана Гулиева в зал вошел Виктор Титович. Как я обрадовалась! Со мной было три сбор-ника «Жемчужины Родника». Я тут же передала их Гасану Гу-лиеву, преподнесла книгу Виктору Титовичу и сказала, что вы-ходит моя шестая книга. Я была обеспокоена тем, что редко его встречаю на концертах. Он сказал, что болеет и, чтобы меня успокоить, попросил передать книгу на каком-нибудь вечере, где мы можем случайно встретиться. Рядом со мной сидел Ио-сиф Ткач. Я ему тоже передала сборник, чтобы и он, и Земфира ханум могли познакомиться с альманахом. Фикрия Мурадлы подарила мне свою книгу «Голубая тетрадь».
Гасан Гулиев говорил о намеченных планах, о проделан-ной работе. Выступил и Виктор Титович, советовал, как нала-живать связь с Россией, чтобы мы, поэты, вышли на россий-ские издательства и нас могли бы там печатать. Выступали пе-дагоги из разных школ, рассказывали о Самеде Вургуне, о его творчестве. Антонина Ивановна Третьякова рассказала почти то же самое, что и в «Содружестве». Прежде чем разойтись, мы с Лилей Оз и Мариной немного поговорили на балконе.
«ЛАЗОРЕВАЯ ТИШЬ»
Я не могла дождаться назначенного времени, чтобы с Эк-рамом поехать в издательство «Мутарджим» за моей книгой. Двести экземпляров, упакованные, дожидались моего прихода. Вскоре я позвонила в «Мутарджим» и узнала, что Экрам уже ждёт меня в издательстве. Я быстро приехала и, извинившись за опоздание, кинулась к книгам. Экрам поздравил меня и вы-тащил из пачки один сборник. Книга выглядела как невеста. «Наконец, вышла книга без серьёзных проблем и ошибок» – подумала я, ещё не зная, что ждёт меня впереди.
Мэтанат, видя моё восторженное состояние, попросила одну книгу на память. Я вспомнила, что с подобной просьбой обратилась и Фикрия Мурадлы в Союзе писателей. Надписав обеим книги, мы с Экрамом сели в такси и поехали домой. Дома, поговорив немного с ним, я вручила ему три книги «Лазоревая тишь», и он поехал домой. На работе я подарила книги Наташе (ей там было посвящение) и Гюле – нашей заведующей.
НОВЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ
Когда Экрам в очередной раз пришёл ко мне, он сказал, что нашёл четыре ошибки в книге. Первая из них; в цитате из персидской поэзии, слово Фирдоуси (имя величайшего поэта Востока), неправильно набранное на компьютере, получилось, как Фирдуоси. Экрам попросил, чтобы в вёрстке исправили эту фамилию, но Мэтанат, на которую я положилась полностью, забыла просмотреть первый лист, а значит, четверостишие во-шло в неисправленном виде и т. д.. Настроение было испорче-но. Экрам меня успокаивал, что ошибки технические, и они не изменят взгляда читающей публики на мою поэзию. Главное, все стихи без ошибок. Экрам отметил, что эта книга оказалась выше предыдущих книг. К такому же мнению пришла моя подруга Лариса Рустамова.
Позвонив Мансуру домой, я спросила, можно ли зайти к нему и подарить свою книгу. Я напомнила, что дискету с мои-ми стихами Иосиф Ткач передал в Союзе писателей родствен-нице Мансура Солмаз, пока он отсутствовал. Мансур пригла-сил меня прийти на следующий день.
В КАБИНЕТЕ МАНСУРА
Я пришла к нему перед работой, взяв с собой три книги. Мансур с Эльдаром сидели в кабинете и решали какой-то важ-ный для них вопрос. Подняв взгляд на меня, Мансур улыбнул-ся. Он спросил, видела ли я его книгу, которую он надписал Экраму? Я сразу вспомнила его книгу «Море моё». Он надпи-сал: «Поэтическому дуэту Валентине и Экраму. Буду третьим! Мансур – 4.6.2006г.» Я ответила, что трио бывает у бандури-стов, на что он добавил, что и у алкоголиков тоже. «А разве мы похожи на алкоголиков?» - засмеялась я. Ещё немного пошу-тив, я протянула ему и Эльдару книги. Мансур поздравил меня и добавил, что знает о дискете, на которой записаны мои стихи. И обещал отобрать кое-что для «Литературного Азербайджа-на». Эльдару же я сказала, что дарю ему книгу, чтобы он не обижался, будто я его обхожу. Мансуру была надписана книга, а у Эльдара я спросила: «Надписать или так возьмёшь?» Он от-ветил: «хочешь, надпиши, а можно и так». Я ответила, что по-дарила от души, а надписывать или нет, это по его желанию. Он согласился, что можно и так оставить. Видя, что они заня-ты, я извинилась и ушла, торопясь на работу.
Проходя мимо известного переводчика Сиявуша Мамед-заде, я вручила ему книгу, хотя знала, что он сам неоднократно говорил своим знакомым, что мои стихи не читает, но, тем не менее, решила подарить. Мне обидно, что он смотрит на меня, как на диковинку. В ответ он поблагодарил, и я вышла на ули-цу.
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЙ ДЕНЬ
Свой день рождения отметила в кругу семьи. Гостями были близкие мне люди, которые дороги при «любой погоде», а на другой день - в кругу сослуживцев, которые с удовольст-вием отведали мои кулинарные изделия. Вечером Сергей Сту-калов принёс дискету от Вагифа Алекперова, который обещал передать мне свои записи для будущей книги.
Сегодня с утра перенесла «мысли» с его дискеты на ком-пьютер несколько его материалов.  Не так давно в «Содружест-ве» я попросила Вагифа передать мне его записи о семье Бер-беровых, державших в квартире львов. Их судьба была трагич-ной: погибли и люди и животные. Я помнила, что они держали не только львов, у них были ещё и змеи. Соседи не раз жалова-лись на эту семью в разные инстанции, боясь за собственную жизнь. Каждый дрессировщик знает, что хищным животным необходимо делать прививки. Но Берберовы по каким-то при-чинам задержались с уколом. Зверь есть зверь, и он, в силу своих звериных инстинктов совершил то, что они делает на во-ле – напали на хозяев. Я решила внести материалы Вагифа в свой дневник:
ЛЕВ БЕРБЕРОВЫХ
Из телевизионных викторин Вопрос: В каком фильме Эльдара Рязанова снимался лев по кличке Кинг? Ответ: Это Кинг Первый из семьи Берберовых из г. Баку. "Невероятные приключения итальянцев в России".
У этого приятного для бакинцев факта есть и оборотная сторона. Второй лев, тоже названный Кингом, которого Берберо-вы взяли в семью после смерти первого, стал убийцей их сына.
Кровавая драма разыгралась 24 ноября 1980 года. Не все до конца ясно, но, по одной из версий, Рома бросил в льва го-рящую расческу. Она запуталась в гриве, и зверь в слепой яро-сти ударом лапы убил ребенка. Тяжелые увечья получила мать, пытавшаяся усмирить Кинга. По сценарию фильма "Невероят-ные приключения итальянцев в России", Кинг преследовал тех, кто пытался завладеть сокровищами. Тема эта перекликается с легендой о проклятии пирамид. Напоминает о мистике и поя-вившийся в кадре каменный сфинкс. Рассмотрим эпизод филь-ма, в котором опасность для жизни людей максимальна: лев прыгает в лодку с моста, итальянцы оказываются в воде и зовут на помощь. Капитан Васильев, прибывший на место происше-ствия на катере под номером 44, спасает их. Затем происходит единственная в фильме (!) сцена сражения со львом. Кинг уда-ром лапы отправляет ларец с сокровищами на дно. Капитан Ва-сильев ныряет под воду и рапортует начальству: ''1-ый! Я - Окунь. Клад наш''. Числа в этом эпизоде: катер номер - 44, по-зывной шефа Васильева - 1.
В лодке - пять человек, хромой итальянец в гипсе наблю-дает за происходящим с берега. То есть всего - 6 человек. Из-влечем корень из сформировавшегося числа 441, нажав кнопку калькулятора 6 раз - по количеству присутствующих.
Результат: 1.0998142.
Дата трагедии в семье Берберовых: 24. 11. 1980. Цифры те же.
Вагиф Алекперов
www.alekperov19vagif.narod.ru
МОИ НАБЛЮДЕНИЯ
«Мне приходилось наблюдать облачные фигуры, напо-минающие рисунки. Однажды летом предо мной, на небе, поя-вилась юрта большого размера, какие собирают казахи в степи. Она была необычно цветная. Я смотрела на людей идущих по улицам, многие смотрели себе под ноги, ничего не замечая, от-рываю взгляд от неба, чтобы проверить, не показалось ли мне видение, но она, юрта, долго стояла на небосводе, светясь под солнечными лучами. Кто-то писал, что в старину могли опре-делить по рисункам облаков судьбу. Что же вещало мне это видение?»
НОВЫЕ СВЯЗИ
Вчера неожиданно позвонил Валентин Киреев из Ново-московска тульской области. Он предложил дружить семьями (может, он имел в виду дружить объединениями, это уже ду-ховные семьи!) меня слегка удивило, но я приняла предложе-ние поддерживать с ним связь, а это значит, что я буду в курсе поэтических событий в России. Валентин попросил передать всем родниковцам большой привет, а Экраму и Лили Оз благо-дарность за понравившиеся ему стихи. Я тут же позвонила по-этессе, передала его слова, чему она очень удивилась и обрадо-валась.
МАЛЕНЬКОЕ ЧУДО
Наконец разобралась с ошибками. Вроде в книге все ис-правила. Звонила сестрёнка Ирина из Сум, и я попросила её, в мамином стихотворении исправить слово, но она ответила: «Пусть это горе у тебя будет самым большим в жизни». Я, ко-нечно, поняла, что речь идёт о маме, которая с каждым днём чувствует себя всё хуже.
Хочется немного написать о маленьком чуде, что растёт, как грибочек. У неё появляются всё новые требования и капри-зы, она хочет постоянного внимания к себе. Беата - удивитель-но милая и нежная девочка, особенно когда улыбается или ле-печет первые слова: баба, мам.
НЕОБЫЧНАЯ ЖАРА В БАКУ
Земля прогревается солнцем, а лёгкий ветерок гонит жар-кий воздух во все дома, через любую щель. Хорошо, что рас-положение наших комнат позволяет устраивать сквозняки, иначе можно было бы задохнуться. Климат в Баку изменился настолько, что забываются ветра, которые несли песок выше человеческого роста и засыпали глаза так, что трудно было их открыть, пока порывы ветра не утихомирятся. Сегодня же но-вые многоэтажные дома по всему городу препятствуют посту-плению воздуха в квартиры. Южная жара припекает, как в Аф-рике. Это ещё не пик лета. Синоптики обещают повышение температуры, а это значит, люди должны будут приспособить-ся к новому климату.      
 
ВАЛЕНТИНА  ЭФЕНДИЕВА
Мысль не прикрыть, как наготу,
Коль пышет жаром, словно печь.
Она и словом на лету
Способна всё вокруг обжечь.
Дай остудить свой пыл и жар
В холодном зале бытия!
Волною пишется скрижаль
У берега, где ты и я!
ЭКРАМ МЕЛИКОВ
ГЛАЗА ИЮЛЯ
Июля глаза золотые
Распахнуты, жгучи и шалы.
Зияют, пока что пустые,
Раскрытые улиц пеналы.
От зноя глаза затекают.
Но вышли бакинцы и гости.
И точками окон сверкают
Дома, как игральные кости.
ГРУБАЯ ОШИБКА В ЭПИГРАФЕ
Странное дело, как будто все задачи решены и можно не-много передохнуть, чтобы набраться новых сил. Но не тут-то было! Обязательно возникнет какая-нибудь неприятность. Так и случилось. Рабочий день мой вчера был в две смены. Я выру-чила сменщицу, как выручает она меня, когда  отпрашиваюсь по литературным делам. Она собиралась на свадьбу к родст-венникам. Хуже нет, когда высиживаешь без толку время. Ка-жется, оно тянется до бесконечности. Наконец можно было со-бираться домой. Голова от жары набухла, как тыква. А тут ещё звонок от Сергея Стукалова. Я понимала, что он хочет помочь мне, познакомить с библейскими персонажами ближе. Интере-совался, послала ли я свои книги в московские библиотеки. Я ответила отрицательно. Он вздохнул облегчённо и начал свой рассказ. От наплыва информации я вообще перестала сообра-жать. В книге «Лазоревая тишь» есть стихотворение «Исчез-нувшая глава (Книга Еноха)». Эпиграф я привела по памяти. Когда-то и где-то я его вычитала. И написала стихотворение, не проверив главу по Библии. Сергей напомнил, что Евангелие от Иоанна имеет двадцать одну главу, а от Матфея больше три-дцати. По телефону было слышно, что его мама болезненно от-неслась к указанным мной неточностям. Сергей под её под-сказку рассказывал о Петре, Азазеле, хотя я сама знала, кто та-кой Азазель. Он стал подробно раскрывать библейские темы, которые в данный момент для меня не имели значения. В голо-ве образовалась разбухшая подушка, я не могла отделить инте-ресующие меня строки оттого, что никак не связано в данном случае с моей книгой. Мне надо было сосредоточиться и найти точную главу цитаты, которую я использовала в своей книге. Чтобы не сомневаться в дальнейшем, я обратилась к знакомым женщинам, которые хорошо знают Библию. У неё с дочкой од-ни разговоры о Боге. Я попросила разрешения прийти к ним и кое-что выяснить для себя. Отложив все дела «в долгий ящик», через пять минут была у них. Неля, корректор моей первой книги, занималась стиркой (её имя пишу специально с одной буквы «л», чтобы отличить от имени Нелли Аташгях).
Её мама сидела на тахте в кухне среди библейских книг и множества икон. Она глядела на меня, как на пришельца из другого мира. Я поздоровалась с тетей Ирой, прочла ей стихо-творение и спросила, правильно ли я использовала цитату. Она подтвердила, что в Евангелии есть такое изречение, но где именно, она не помнит. За дело взялась Неля. Она долго листа-ла «Новый Завет» – «Псалтырь» за 1991 год, и тоже не могла найти то, что мне нужно. Чтобы не отнимать время у людей, которые занимались своими делами, мы договорились, что Не-ля позже найдёт в Библии нужное изречение и позвонит мне. Тем временем тётя Ира перелистала последние страницы моей книги и вникла в строки посвящений. Я решила перед уходом надписать им в подарок книгу, и прочла посвящения маленькой внучке. И тут увидела в её глазах блеск, она смотрела на меня, как на диво. Я её поцеловала и быстро исчезла. Дома позвонила Экраму и рассказала, что в стихотворении «Исчезнувшая гла-ва» есть ошибка в эпиграфе, и я сама нашла у себя в Библии нужную главу из «Нового Завета» - от Матфея. И теперь ис-правляю эпиграф, уже в книге. Он сердито сказал, что это не-важно, но я с ним ещё немного поспорила и настояла на своём мнении, чтобы добиться точности в стихах.
В ЦЕНТРЕ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ
Позвонила Иосифу Ткачу, но его не было дома. Трубку взяла его супруга Ирина. Вежливо попросила передать, чтобы он мне перезвонил. Не дождавшись его звонка, на следующий день сама позвонила с утра пораньше. Ирина позвала его к те-лефону. Тогда я объяснила, что Земфира ханум должна озна-комиться с моей шестой книгой, прежде чем пригласит меня на запись. Сначала он предложил принести книги в театр и оста-вить в проходной, но потом вспомнил, что вечером будет в ЦРК и там я смогу его увидеть. Этот вариант меня устраивал больше. Я могу воспользоваться ситуацией и многим знакомым подарить книги. После работы приехала в Центр и поняла, что ожидается концерт бардов. Георгий Черногоров настраивал ги-тару. Спросила его: у себя ли Светлана Николаевна? Получив утвердительный ответ, поднялась к ней. Светлана Николаевна была не одна, но я, поцеловав её в щёчку, протянула свою кни-гу на память. Она встретила меня радушно и, приняв подарок, обещала обязательно прочесть книгу. Мы поговорили ещё не-много, и я спустилась в зал, чтобы занять свободное место. Бы-ло начало седьмого вечера. Зал пустовал, и начало концерта за-держивалось. Потом выяснилось, что концерт перенесли на семь часов, но лишь к восьми часам собрались любители бар-довских песен. Много было молодёжи. Молодой, невысокого роста бард Джавид Имамвердиев, прежде чем исполнить свои песни, рассказывал анекдоты, шуточные аллегорические сцен-ки. На смену ему вышли Самир Раджабов с другом. Они часто выступают вместе. С двух сторон от меня сидели хорошо мне знакомые женщины. Одна из них Раиса Борисовна, другая – Ирина, супруга Иосифа. В тот день я узнала её ближе. Она ра-ботает в лицее. Беседа шла о поступлении в вузы, а виновницей разговора стала моя знакомая мамаша, сын которой в этом году поступал в институт. Меня поразили подробности современной сдачи вступительных экзаменов. Я сразу представила, каково будет моим внукам, когда они вырастут, если будут поступать в вуз. Засиживаться долго не могла. Раиса Борисовна тоже со-биралась к девяти часам уйти, и я присоединилась к ней, ведь дома не предупредила, что задержусь, и родные будут волно-ваться.
1 июля 2006 года. Вчера вечером был звонок, которого я ждала с нетерпением. На днях уже звонил Александр Хакимов с предложением участвовать в собрании литераторов в Доме книги. Я согласилась и предложила подключить и Экрама, зная его обширные знания в области литературы. Эльчин из этого общества пригласил меня по телефону и предложил принести с собой последнюю книгу. Он объяснил, как найти Дом книги, и сказал, что приглашены писатели и поэты, выпустившие свои сборники в этом году.
 
ПЕРЕЖИВАНИЯ
4 июля 2006 года. Несколько дней я готовилась провести мероприятия, задуманные мною по плану, но никак не получа-лось. Бытовые проблемы перехлёстывали духовные. Всё про-шедшее время было в ожидании, чем же закончатся наши раз-ногласия с Мединой ханум. Почти месяц прошёл в глубоком молчании. Ни она не звонила, ни я. Многие родниковцы меня теребили, переживая, что «Родник» закроется. Я считала себя виновной в том, что ситуация вышла из-под контроля и обер-нётся не в мою пользу. Правда, я не старалась чем-либо усугу-бить эту ситуацию, приведшую к противостоянию. Всё про-изошло молниеносно, как на ленте киножурнала, когда не все-гда улавливаешь суть происходящего (она бывает и за кадром). Я не думала, что «Родник» закроют, и где-то в глубине души чувствовала, что скоро наступит развязка, и притом благопри-ятная. Родниковцы верили в меня, уговаривали вернуться, но я не готова была сделать первый шаг, не зная, какое решение примет Медина ханум. Возможно, у неё были свои планы, и я ждала, когда она даст знать о себе. А получилось всё само со-бой. Вчера утром, после сильной жары, повеяло прохладой. Я вышла на работу и пожалела, что не взяла с собой лёгкий жакет или кофту. Ветер холодил тело, а сквозняки, которые мы соз-нательно устраивали на работе, чтобы не задохнуться от запа-хов парфюмерии и химикатов, вызывали необходимость как-то утеплиться. Я решила проверить своё здоровье и отправилась в поликлинику. С дочкой договорились встретиться к двенадцати часам, чтобы пройти УЗИ у хорошего врача. Позвонил Экрам и сообщил, что Алмаз, дочка и её муж, турок, придут к нам в гос-ти не к трём часам, как договорились, а к восьми. Сам же он придёт к половине четвёртого. Ещё был звонок от Эльмиры ха-нум из «Вышки». Она сообщила, что мне выписали зарплату, и я могу её получить сегодня. Что значил для меня такой звонок! Вот и наступил тот миг, когда все решится! Что делать? В та-кую погоду клиентов не было, можно было спокойно оставить салон без мастера и заняться своими делами.
Сабина с мужем приехали за мной на машине, и мы по-ехали в Каспаровскую больницу. Я прикинула, что это недале-ко от автобусной остановки, откуда я поеду в «Вышку». Прав-да, надо было заехать за паспортом и взять несколько книг, чтобы подарить работникам издательства и сдать в Вышкин-скую библиотеку. Попросила дочку захватить что-нибудь тёп-лое. Она вернулась очень быстро, и мы поехали к врачу. Дож-дались результата, он нас обрадовал: всё обошлось, как нельзя лучше. Опасения остались позади, но и подлечиться немного надо. Спасибо, дочка была всё время рядом. Как-то увереннее себя чувствуешь, когда ты не одна. От больницы до издатель-ства поехала на такси, потому что пошёл сильный дождь, а бо-соножки дождь не любят.
Вошла в кабинет Эльмиры ханум. Она больше всех за ме-ня переживала и всё говорила: «Иди, она не злая, у неё всё бы-стро проходит!» Кассирша только выехала в банк, пришлось долго ждать. Я надписала книги Эльмире ханум и Медине ха-нум и направилась в кабинет, где за столом сидели несколько человек. Попросила разрешения войти и протянула свою книгу в подарок. Стоя у стола, Медина ханум просматривала книгу, перекидывая веером страницы. Возникла небольшая пауза, и, чтобы её заполнить, я спросила, нужна ли я ей. Она ответила: «Нужна и очень!» - а потом продолжила: - «Хочешь вернуть свой «пропуск»?» я ответила утвердительно. Медина ханум по-ложила книгу на стол, взяла мой пропуск из сейфа и вернула мне. Когда я намекнула, что занятие «Родника» можно провес-ти в конце июля, она посоветовала, чтобы летом все отдохнули, а она сделает подборку имеющихся у неё стихов родниковцев и даст статью о моей книге. Я поблагодарила и вышла. Верну-лась к Эльмире ханум и радостно сообщила, что мы помири-лись. Эльмира ханум радовалась за меня, как ребёнок. Она вздохнула и сказала много добрых слов в адрес нас обеих. Пока мы сидели и разговаривали, пробило три часа. Я понимала, что о работе думать поздно. Смена кончалась, а значит, подойдут новые мастера, и всё войдёт в норму. Позвонила домой и пора-довала всех, что я вернулась в «Родник». Тут я поняла, что в жизни не одна. Получив деньги, я поспешила на работу. Надо было убрать инструменты в шкаф. Из дома я позвонила Меди-не ханум и поблагодарила за гонорар. Она сказала мне не-сколько добрых слов, и на этом наш разговор закончился. Эк-рам ждал меня дома и, услышав добрую весть, поздравил. Ну-раддин тоже переживал за меня.
СЕМЬЯ МЕЛИКОВЫХ У МЕНЯ В ГОСТЯХ
Заговорили о том, как мне в среду добраться до книжного клуба. Экрам успокоил, что, если есть адрес, найти нетрудно, тем более, что рядом находится 150 школа, в которой он учил-ся. До вечера, когда придут его дочка с мужем и жена, остава-лось два часа. Нам надо было подчистить 3-тью часть будущей книги. Мы кропотливо следили за каждой строкой и исправля-ли слова, написанные мною второпях.
К семи часам пришли гости. Экрам попросил Эмиля включить компьютер и вставить круглый диск, где записана свадьба его дочки с мужем. Я впервые увидела совсем иное проведение свадебного торжества, которое бывает, можно ска-зать, один раз в жизни. Ясмина выглядела полноватой невес-той, но красивой. Косметика, искусно наложенная на лице, ук-рашала ее. Нежное белое платье с фатой и букет в руке созда-вали образ девицы времён Ренессанса. Я поразилась фотогра-фиям, сделанным в Турции. Особенно понравилась одна, где они вдвоём во весь рост. Я даже посоветовала сделать большой портрет.
Обычаи разных народов всегда привлекают внимание но-визной. Меня удивили люди, собравшиеся чествовать молодую чету. Всё было предельно скромно. Жених был очень стесни-тельным. Экрам сказал, что он такой на самом деле. Ясмина прислушивалась к советам и делала всё так, как ей советовали родные жениха. Она вся светилась от счастья. Я смотрела на это торжество, и радовалась за девчонку, домашнюю девушку, которая отдавала всю себя учёбе под надзором строгой матери. Сколько было переживаний, знают только родители. Но, слава богу, Ясмина счастлива, а значит и родителям будет спокойнее. Стеснительная девчушка превратилась в молодую смелую жен-щину с твёрдым характером.
Она долго рассказывала мужу, какие обычаи в России и в Азербайджане, многое сравнивая. Нельзя сказать, где лучше. Каждая вера и обычаи имеют свои особенности.
«Человеческая личность, людское общество и природа страны» – вот триада историка В.О.Ключевского, описавшего о ранних истоках государственного правления в России. И я ос-мелилась взять эти три основы в своих воспоминаниях для по-томков.
Мопассан сказал, что все ласковые слова на свете одина-ковы. Они получают вкус тех губ, которые их произносят.
И РАДОСТЬ, И СМЯТЕНИЕ
5-ое июля 2006 года. Этот день был для меня чрезвычай-но значительным. Сначала позвонил племянник, сказав, что за-едет к нам в гости, а потом получила приглашение по телефону от Александра Хакимова в «Китаб - Клубу». Но чтобы легко найти этот клуб, где находится литература, изданная авторами нашего города, он решил собрать поэтов и прозаиков из разных литературных объединений у Центрального универмага в по-ловине третьего. Сам же, как он потом рассказывал, заранее отыскал в лабиринтах улиц и домов небольшое помещение, где мы должны будем собраться.
В этот день с утра было прохладно. Дениса, моего пле-мянника, встретили в аэропорту дочка с зятем. Он был в ко-мандировке в Душанбе, а обратный рейс проходил через наш город в Украину. Он мог целый день провести у нас, впервые попав в Баку. Мы, конечно, очень обрадовались и обещали по-казать наш город и исторические достопримечательности сто-лицы многонациональной республики. Много было вопросов, и казалось, разговорам не будет конца. Денис рассказывал, как он оказался в Душанбе по делам работы, что бабушка (моя ма-ма) болеет и за ней приходиться ухаживать, чтобы она не чув-ствовала себя одинокой в квартире. Мы говорили о жизни в Сумах и у нас в Баку, о чём мечтает Денис, и какие творческие планы строят его родители, помня, что супружеская чета (моя сестра с мужем) достигла самых больших высот в своей облас-ти, став заслуженными деятелями хореографического искусст-ва. И как бы мы ни торопились управиться с домашними дела-ми, не получилось. Уже к обеду, Сабина взяла с собой видео-камеру и вместе с Эмилем и Денисом, направилась в город по-казать племяннику наш красавец-Баку.
Я же отправилась на встречу с Александром Хакимовым к Центральному универмагу, куда должны были подойти писа-тели и поэты, чтобы сообща направиться в «Китаб - Клубу». На всякий случай, ещё не зная, какая предстоит встреча, и как это всё будет выглядеть, я решила взять с собой третью, четвер-тую, пятую и шестую книги, чтобы подарить их людям, кото-рые отдают себя работе по распространению литературы рус-скоязычных поэтов и писателей Азербайджана.
В ЦЕНТРЕ ГОРОДА
Торопливо иду мимо кинотеатра «Азербайджан» в сторо-ну Центрального универмага, смотрю себе под ноги, не замечая прохожих, и вдруг слышу голос дочки: «Идёт ещё одна жен-щина по городу и не замечает никого вокруг». Смотрю, прямо на меня направлена камера, а это дочка снимала центральную часть города и я шла прямо на неё. Как пролетела мимо Дени-са, даже и не заметила. Случилось такое, что и не придумаешь. Я попала в кадр, и эта кассета окажется на следующее утро в Украине, а мы даже не успеем её переписать для себя. Подо-звала Дениса, поцеловала его и пожурила, что он меня не ок-ликнул, когда проходил мимо. Разговаривать много не при-шлось, но по совету дочки я выразила несколько слов привет-ствий моим родным в Сумах и поспешила дальше.
«КИТАБ КЛУБУ»
(Дом книги)
Подошла к Центральному универмагу. Там уже собрались знакомые из литературных объединений. Поздоровавшись, я стала распространять свою книгу. Подходили другие наши зна-комые, пишущие рассказы и стихи на русском языке - из «Со-дружества», «Родника», «Хазара».
Вскоре подошли родниковцы, и я им вручила свои книги, объясняя всем, что моя подпись в книгах есть, остаётся доба-вить каждому своё имя. Александр посмотрел на часы и понял, что ждать остальных нет смысла, время поджимает. Мы про-шли мимо здания Министерства внутренних дел и поднялись по узкой улице. Шли довольно долго (как нам показалось). По-том повернули направо и вскоре оказались у дверей «Китаб клубу». У входа был виден стол, за которым сидели люди, и, что помещение клуба небольшое. К стене примыкали книжные стеллажи, заставленные множеством книг. Нам предложили войти и занять свободные места. Белый удлинённый стол про-изводил приятное впечатление. За ним уже устроились хозяева клуба и гости, среди которых я заметила Сиявуша Мамедзаде и Тофика Агаева. Несколько незнакомых лиц нисколько не сму-тили коллектив, и устроившийся, кто за столом, кто по краю, кто около книжных стеллажей. Я села недалеко от входной двери у стола. Эльчин, являющийся одним из соучредителей «Китаб-клубу», был доброжелателен к новым гостям, как и его коллеги. Нам показали каталог, где размещалась реклама вновь поступивших книг, и рассказали, какую деятельность проводит этот клуб и чем занимаются его сотрудники в самом клубе. Как раз в это время снимали на телекамеру Сиявуша Мамедзаде. Он принёс в подарок для клуба несколько своих книг. Когда Сиявуш закончил свой рассказ и сел на место, я взяла книги из сумки, и подошла к Эльчину. Представилась, как руководитель литобъединения «Родник», и сказала, что хочу подарить свои книги «Китаб-клубу». Эльчин попросил все повторить, чтобы записать на камеру. Я поинтересовалась, когда смогу увидеть передачу по телевизору в новостях. Молодая женщина ответи-ла, что точно не знает, сегодня или завтра в шесть часов по ка-налу «Лидер».
Сиявуш представил всех присутствующих поимённо, пропустил меня и назвал моего соседа по имени, потом про-должил рассказ о прозаиках и поэтах: Алине Талыбовой, Тофи-ке Агаеве, Лилии Оз, Татьяне Мехтиевой и т.д. Чем я так про-винилась перед ним, что он за тринадцать лет моего творчест-ва, никак не может назвать даже имя моё. Я промолчала.
ЧЕЛЯБИНСКИЙ «МАЛАХИТ» В БАКУ
Когда затянулся разговор между работниками клуба и гостями, я поняла, что пора уходить, чтобы успеть попрощать-ся с племянником перед его отъездом. Подошла к Эльчину, по-просила подарить мне каталог и оставила свои номера телефо-нов, если я буду нужна.
Взяв такси, приехала домой вовремя. Мы вместе поужи-нали и даже немного поговорили с племянником. Он собирался в аэропорт, а я в филармонию, на концерт Челябинского сим-фонического оркестра.
Времени в запасе было предостаточно, и я решила дое-хать автобусом до «Азнефти», а оттуда спокойно подняться че-рез парк к филармонии. У входа в здание собралось много лю-дей. Подъезжали машины, из них выходили представители ин-теллигенции города. У входа многие ждали своих родных или знакомых. Увидев Михаила Константиновича Болотникова в окружении женщин, я подошла поздороваться. Скорой встречи в «Содружестве» мне с ними не предвиделось. Поэтому, я про-тянула ему две книги (вторую – для Татьяны Алексеевны) в подарок, сказав, что все члены «Родника» получат книги, а эти книги, личный подарок, не для библиотеки. Он улыбнулся, с удовольствием принял подарок и обещал передать вторую кни-гу по назначению. Подошла Алина Фёдоровна из русской об-щины и предложила мне билет. Я с удовольствием взяла.
ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ МУЗЫКА
Когда начался концерт Челябинского государственного русского народного оркестра «Малахит», под управлением Виктора Лебедева, и мелодия зазвучала, как какое-то небесное, неповторимое чудо, я представила себя слушательницей музы-ки заоблачных высот. Есть ли наслаждение слаще, чем почув-ствовать себя в этой музыке, когда перед тобой открываются космические поля, наполненные ангельскими голосами, кото-рые бы слушать и слушать бесконечно! Сама природа легла на ноты тайными звуками: то взбудораженными вихрями необы-чайных красот, то отдалёнными звуками пения птиц, то шёпо-том деревьев и трав. Душа словно просыпалась и заново ухо-дила ко сну. Сколько счастья испытала я! Так хотелось про-длить эти мгновения, которые снова и снова, словно драгоцен-ные вино, словно какоё-то неистовой хмелью наполняли все клеточки души, нездешним восторгом! Какое счастье, что мы можем чувствовать музыку, ведь звуки, исполняемые на музы-кальных инструментах, сливались друг с другом в благостном восторге и…, волшебство продолжалось, уводя на просторы русской земли, смыкающейся со всей вселенной! Исполнялись мелодии азербайджанских авторов, испанских, еврейских и многих других композиторов. Музыке не было границ, она да-рила только наслаждение! Получив колоссальное удовольст-вие, я ушла под впечатлением этих Муз домой, как заворожен-ная….
На следующий день мы с мужем пришли к Любови Ти-мофеевне, чтобы поздравить её с днём рождения. Во дворе, за столом, среди раскинувшихся деревьев, мы наговорились от души, поздравив нашу виновницу с её знаменательным днём.
Звонили Алия Ахверди, Светлана Сыромятникова и Нина Скворцова и тоже обрадовались, что «Родник» продолжит своё существование. А впереди обещанные бандероли с книгами найдут своих адресатов. Ещё предстоит подготовка к выступ-лению на радио и поход к Мансуру со стихами для журнала «Литературный Азербайджан».
ЗАПРЕДЕЛЬНАЯ ВСЕЛЕННАЯ                   (О РЕРИХЕ)
Вскоре познакомилась с трудами Эрнеста Мулдашева: «От кого мы произошли?» Даниила Андреева «Роза Мира», и частично с творчеством Е.Блаватской - том второй. «Тайная Доктрина». Они открыли миру собственные гипотезы, позднее подтвержденные научными фактами учёных-физиков.
Впервые о Николае Константиновиче Рерихе (1874 – 1947), как о великом русском художнике, деятеле мировой культуры, я услышала от Николая Борисовича Хатунцева. Он всецело был предан его идеям и старался донести до людей то величие мудрости, которую постиг Н.К. Рерих. Много стихов посвятил Н.Б.Хатунцев великому творцу. И я захотела прикос-нуться к творчеству, можно сказать философа, строки которого открывали иной мир, мир медитаций, глубокого анализа зна-ний, приобретённых из научно-исследовательских работ от-крывателей новых миров. Он вёл археологические раскопки во многих городах России, был крупнейшим знатоком икон, глу-боко изучал летописи, отечественный и восточный фольклор. Можно много о нём говорить и писать, но лучше перенесу в свой дневник статью Ю.М. Ключникова из одного журнала, посвящённую самому Н.К.Рериху:
Сборник стихотворений Н.К.Рериха «Цветы Мории» вы-шел в Берлине в 1921 году.
…Мысль не новая и вместе с тем всегда современная и своевременная. Ещё и сегодня в мире немало людей, полагаю-щих, что если кое-кого «поставить к стенке», то удастся в этой стенке замазать трещины. Увы, каждая новая жертва насилия расширяет трещины мира и угрожает его стенам разрушением. Поэтому философия насилия сегодня переходит из ведомства утопии в ведомство реальности, от философов и писателей к политическим деятелям. Стихи, легенды и притчи, собранные в этой книге, так же, как и творчество Рериха, выражают его фи-лософские взгляды, известные во всём мире под названием «Живая этика». Фундамент этого нового и одновременно древ-него Учения был заложен ещё в прошлом веке в трудах Е.П.Блаватской. А затем в 20-ые и 30-ые годы выходят «Зов», «Озарение», «Община» и др. книги Учения, создавшиеся Еле-ной Ивановной и Николаем Константиновичем Рерихом.
Кстати, книгу Элизабет Хейч «Посвящение», я прочла в переводе с английского на русский язык Елены Борисовны Ха-тунцевой, сестры Н.Б.Хатунцева. Книгу читала незадолго до её смерти. Этот перевод выдержал два издания в московском из-дательстве «Сфера» (1993, 1998). Переводчица утонула в вол-нах Каспийского моря, за семь лет (1988 году) до смерти брата, Николая Борисовича.
«Живая этика» относится к тем философским учениям, которые ставят задачу не объяснить, а изменить мир.
…Одной из форм самопознания на Востоке издревле яв-ляется медитация. Стихи Рериха как раз и есть приглашение к медитации, к сосредоточенным раздумьям над главными про-блемами человеческого бытия.
Сам по себе термин «медитация» европейский, на Восто-ке ему соответствует добрый десяток синонимов. А в Европе он возник в Средние века для обозначения духовных упражне-ний, ставящих целью достижение духовной гармонии с Богом, коррекция…. «Я» по наивысшему во Вселенной эталону.
Исследователь, задумавший определить границы упот-ребления слова «медитация», окажется в затруднении. Медита-ция может означать погружение в смысл притчи, отдельной её фразы или слова. Этим термином называют также бессловес-ное, беспамятийное переживание какого-либо чувства, напри-мер, чувства радости. Наконец, медитация может означать вхождение в состояние глубокого безмолвия, когда не только слова, но и все чувства растворены в бесконечном пережива-нии. Заметим, что все эти формы медитации более или менее грамотно используются в современном аутотренинге для вос-питания мысленной и эмоциональной дисциплины.
Как употребляет это понятие Рерих? Во всех перечислен-ных выше смыслах. Но целью медитации для Рериха является не достижение экстаза и не только овладение собственной пси-хоэмоциональной сферой, цель – расширение собственной сущности до планетарного и космического масштаба. По опре-делению Рериха, медитация - это одна из форм освобождения от эгоистического и химического мышления для прорыва в «Мир Огненный», в мир мысленного быстродействия или, го-воря языком В.И.Вернадского, в «высшие слои ноосферы».
Целью медитации, по Рериху, является полное подчине-ние потока сознания максимально высокой задаче – благу че-ловечества, и такая дисциплина мысли необычайно раздвигает творческие горизонты человека.
Но по силам ли эта задача рядовому человеку? Да, отве-чает Рерих, не только по силам, но и обеспечена всей сего-дняшней космической энерговооруженностью планеты. Вопро-сы самосознания, вопросы смысла жизни, занимавшие раньше отдельных мудрецов, сегодня встали перед «человеком толпы», а проблема этического совершенствования стала условием вы-живания человечества на Земле.
Практика молитвы и медитации в прошлом культивиро-валась в уходе от мира, отколе, пустынно в житии. «Пусть йога постоянно тайно упражняется в йоге, пребывая в одиночестве», - гласит священная книга индуизма «Бхагаватгита». «Сядь или лучше стань в несветлом и безмолвном углу в молитвенном положении», – советует «Добролюбие».
Для «йоги Рериха» «шум земной» – необходимый фон и почва духовного подвига.
«…Снастей у пристани
скрипенье. И якорей тяжёлые
удары. И птиц приморских
вопли. Тебя не мог спросить я:
мешало ли тебе всё это?
Или во всём живущем ты
Черпал вдохновение? Насколько знаю,
Ты во всех решеньях от земли не удалялся».
Сказанное не означает, что Рерих вступает в спор с про-шлым подвижническим опытом. Полемика вообще не харак-терна для художника. В его сочинениях нередки заимствования из Библии и Дхаммапады, из тех же «Добролюбия» и «Гиты». Но всемогущее время не знает вечных истин. Истина всегда является в становлении и обновлении. Также религиозные ис-точники, которыми широко пользовался Рерих, не дают осно-вания рассматривать «Живую этику» как новую религию. Это именно Учение, наука, в целом ряде вопросов далеко опере-дившая современную науку. Можно также указать, что «Живая этика» подчёркивает необъемлемость Материи, ибо Дух в са-мых тончайших его основаниях явлен в материальных формах и ни в каких иных.
Мория – имя Учителя Рериха, с которым Николай Кон-стантинович встретился в Лондоне, а затем накануне своего трансгималайского путешествия в Дарджилинге. Но, судя по стихам из сборника «Цветы Мории», контакты ученика и Учи-теля начались задолго до их очной встречи. Уже первое стихо-творение сборника «Заклятье» (1911г.) - несёт «зов Востока», а не вошедшее в софию, и медицину, ботанику и живопись…. Углубление художника в пласты древней русской культуры привело его к выводу, ныне принятому на вооружение наукой, что языческий пантеон Древней Руси и Веды Индии имеют один корень, что из всех индоевропейских языков - санскрит и русский ближе всего друг другу. Что, наконец, русские и инду-сы в прошлом были одним народом. Вот откуда понятие зова, широко употребляемое Рерихом, оно из глубинных слоёв ми-ровой культуры, из памяти народной.
«Знать и помнить» – говорится в стихотворении «Свя-щенные знаки». Для Рериха нет другого. По Рериху, вера есть сигнал интуиции, организованной «старым знанием», к знанию новому, к высвобождению его из глубин Памяти.
Рериховское понятие веры – это также вера в бесстрашие разума, в его конечное торжество.
«Нам сказали: «нельзя»,
но мы всё же вошли.
Мы подходим к вратам.
Везде слышали слово «нельзя»…
Но на последних вратах
Будет начертано «можно»…
Стихотворение «Тогда» приглашает задуматься над древ-ним вопросом, волновавшим многие умы, - над вопросом об источнике зла. По-разному толковали этот вопрос Данте и Мильтон, Гёте и Лермонтов, Врубель и Булгаков. Но при всех разночтениях источник зла выносится вне человека, персони-фицируется в образе «падшего ангела».
А вот, что говорит Рерих:
«Ошибаешься, мальчик! Зла нет.
Зло сотворить Великий не мог.
Есть лишь несовершенство.
Но оно так же опасно, как то,
что злом называешь.
Князя тьмы и демонов нет.
Но каждым поступком
лжи, гнева и глупости
создаём бесчисленных тварей,
безобразных и страшных по виду,
кровожадных и гнусных…
Берегися рой их умножить…
Жанр медитативной лирики в русской поэзии имеет дав-ние традиции. Назовём ярчайший пример – пушкинского «Пророка», некоторые стихотворения Боратынского, Тютчева, Блока. Но стихи – медитации Рериха занимают особое место в этом жанре.
Полёт воображения в них выверен точным знанием. Во-вторых, голос лирического героя как бы приглушён, подобно тому, как на живописных полотнах художника человек почти никогда не даётся крупным планом.
В Новосибирской картинной галерее одно из лучших по-лотен здешней Рериховской живописной коллекции называется «Сантана» – поток жизни. В правом углу художник изобразил самого себя – небольшая фигурка в медитации. В левом углу, на фоне снежной горы, крупным планом чуть заметный абрис медицирующего Учителя. Так же крупно выписаны скалы, зе-лёный поток реки Жизни.
Преклонение перед природой, небом, Учителем проходит и через всю поэзию Рериха. Микрокосм как бы смиряет, рас-творяет себя перед ликом Макрокосмоса, тем самым, открывая себя великому дыханию жизни. Вспоминается известный афо-ризм Л.Толстого, что человек подобен дроби, где в знаменателе находится то, что он о себе думает, а в числителе - что он дей-ствительно собой представляет. Уменьшение знаменателя все-гда укрупняет величину дроби. Но эта дробь, как диалектиче-ская величина, противоречива.
Некоторые церковные писатели толкуют смирение в смысле, близком к самоуничтожению, а любые личностные устремления – как «греховные». Рерих понятие «смирения» возвышает к его этимологической основе - к смирению, т.е. со-единению с Миром, с высшими ноосферными ипостасями, Бы-тиём. При этом важно не только то, что человек получает от мира, но и что он ему отдаёт, а этот вклад тем больше, чем раз-витее личность. Рериховская этика и эстетика остерегают и против всяких видов эгоцентризма, и против бескультурного небрежения личностью, против насильственного втискивания её в любые догмы – научные, политические или религиозные.
Столь же диалектичны и другие ключевые положения Ре-риховской философии. Самосознание – всегда личный, внут-ренний, требующий уединения.
Одновременно самосознание – могучее средство, объеди-няющее мир. Как сказал Томас Мертон, если человек уединяется потому, что он устал от жизни и бежит от людей, он может уеди-ниться только с бесами. Если же уединение нацелено на благо людей, на объединение с Миром, оно мощный щит против зла.
Программа самопознания, программа духовных поисков развёрнута в символических образах, в поэме «Наставление ловцу, входящему в лес». Она – о нашем путешествии в самих себя, ибо и ловец, и лес, и добыча, которую ищет охотник в по-эме, - это сам человек с различными уровнями его сознания.
«Дал ли Рерих из России - примите,
Дал ли Аллал – Минг –
Шри-Ишвара из Тибета – примите.
Я – с ним».
Когда не только материальный, но и духовный мир пере-стаёт быть предметом личных претензий, лишь тогда начинает-ся продвижение к «самой большой добыче, укрытой на снеж-ной вершине собственной души».
Не слишком ли мудрено? Жизнь и без того нагружена за-ботами, чтобы осложнять её ещё одной - самосознанием.
Рерих на этот вопрос отвечает тоже вопросом: как же че-ловек упорядочит нарастающий хаос внешней жизни, если он не разобрался с хаосом в собственной душе? И весь мучениче-ский опыт 20-го века подтверждает ту же истину в отношении всего человечества – никакие экономические, политические, военные или иные факторы не продвинут нас к счастью, если в действие не будет введён наш духовный потенциал как позна-ваемая величина.
Одной из важнейших ипостасей человеческого бытия Ре-рих называет чувство радости. Мир создан для счастья, «ра-дость есть особая мудрость», - не однажды повторял художник в своих стихах и притчах.
…солнце
взошло для тебя сегодня. Для тебя
знамёна света развернулись,
принесли тебе былинки радость.
Ты богат, мой дух, к тебе приходит
Знанье. Знанье света
Над тобою блещет, Веселися!»
Но можно ли научиться радости, разве она не стихийная? И опять-таки для Рериха – это не вопрос философских спеку-ляций, но вопрос духовной практики.
Если эгоистическое начало в душе побеждено, «трансмути-ровано», если сознание вошло в «Мир Огненный», состояние радо-сти становится в человеке постоянным. Точно так же и противопо-ложность радости – страдание связано с эгоистическим началом, страдание – знак неверно выбранного пути. А если радость достиг-нута   задача достигшего – помочь ощутить радость другим людям. Мир создан для радости – это главная мысль рериховской филосо-фии, лейтмотивом проходит через стихи, легенды и притчи нашей книги. В ней собраны не только поэтические «сюиты» Рериха, но и проза, иногда ритмизированная, иногда – нет. Стихотворения в прозе продолжают глубокую символику «Цветов Мории». Вот притча «Заповедь Гайятри».
Герой её (Гайятри означает буквально «спасительная песнь») ушёл из своего народа, чтобы в тиши уединения пре-даться благочестивым молитвам и медитациям. А в это время «цари старой земли наслали на страну Гайятри всевозможные бедствия. Всюду «огонь и стрелы», «чёрные птицы», «отрав-ленные озёра и реки». Люди разыскали Гайятри, просят его вооружиться «смертельным глазом» и «смертельным словом» для уничтожения сил зла. И вот Гайятри просит высшие силы дать ему такое оружие. А в ответ слышит, что не получит ни смертельного слова, ни смертельного глаза. «Иди без меча!» - говорит небо. «Идёт Гайятри». Идёт тихий. Без копья и меча. Без зла и угроз.
Что случилось?
Пустили враги в Гайятри стрелы, натёртые ядом. И стре-лы их самих поразили. Другие метнули копья в Гайятри, и упа-ли пронзёнными. Ядом плеснули, – попадали в корчах».
В конце концов «цари старой земли» уничтожили самих себя, и царство зла на земле кончилось. Эту восточную кон-цепцию Апокалипсиса Рерих дополняет дневниковыми запи-сями в книгах «Врата в будущее», «Несокрушимое», «Пути бо-гословия», некоторые из них мы поместили в нашем сборнике. Здесь уже современным языком описываются главные пробле-мы мира и основы будущего его переустройства: добро, спра-ведливость, красота. Они восторжествуют и очень скоро, каким бы утопическим миражом это сегодня ни казалось.
Конечно, Рерих хорошо сознавал силу зла. Он был суро-вым реалистом, а отнюдь не прекраснодушным мечтателем.
В легенде «Лют-Великан» подчёркнут главный источник зла - обратная сторона разума, т.е. безумие. Именно оно приво-дит доброго великана к смерти. Не просто понять и принять выводы Рериха. А как же с активной жизненной позицией? Да и где, когда зло уничтожилось бы само собою? Но разве сам Рерих был сторонним наблюдателем жизни? Разве всё сделан-ное им не было активной антитезой злу? Только он побеждал зло добром, иначе говоря, неразумие – разумом.
Последовательно и неуклонно, никогда не поддаваясь унынию и бездеятельности. Ибо они тоже формы зла.
Итак, перед тобой, читатель, книга, приглашающая к раз-мышлению и к выбору. Стать ли ловцом, отправившимся на поиски драгоценной «добычи», или ограничиться ролью «за-гонщика»?
Заблудиться в дебрях леса или выйти на вершину снеж-ной горы? А может, и вовсе не ходить в лес – дома привычнее? И велика ли в действительности «добыча»? На все эти вопросы Рерих отвечает так: никогда и никуда зазывать человека не следует. Нужно лишь объяснить ему, что к чему, пусть выбира-ет сам. Лучшей же формой наставления является собственный пример наставляющего. Пример семьи Рериха – блистательно-го созвездия талантов и великих тружеников.
Наша книга – наиболее полное из выходивших собраний стихотворений Н.К.Рериха. Первый её раздел составляет сбор-ник «Цветы Мории», полностью воспроизведённый по берлин-скому изданию 1921г. Во втором разделе собраны стихотворе-ния, не вошедшие в «Цветы Мории». Среди них легенда о Чин-гисхане «Вождь» и стихотворение «Лют-Великан», публико-вавшееся в первом и единственном томе собрания сочинений (1914г.). Остальные стихи ранее не публиковались.
Раздел «Проза» назван так, конечно, условно.
Помещённые в нём легенды, притчи и «листы дневника» и по воздуху и по стилю вполне могут быть названы стихотво-рениями в прозе, на что указывали уже первые исследователи творчества Рериха. Сам Н.К.Рерих не проводил разграничения порой между своими стихотворными и прозаическими сочине-ниями. Например: «Лакшми Победительница» в ранних изда-ниях дана прозой, а в «Цветах Мории» стихами. В отдельных текстах сохранены орфография и пунктуации.
Ю.М.Ключников
Рабиндранат Тагор видит в творчестве Рериха особое ду-ховное родство с Индией.
Кроме особой литературной ценности сюиты являются ключом к толкованию многих получивших международное значение живописных задач нашего мастерства. И мы знаем, что поэзия тайны мужества и любви будет настольной книгой каждого русского и напомнит о долге утоления русского ду-ховного голода.
                                                               СТИХОТВОРЕНИЯ
«ЦВЕТЫ МОРИИ»
Поверх всяких Россий есть одна
незабываемая Россия.
Поверх всякой любви есть одна
общечеловеческая любовь.
Поверх всяких красот есть одна
красота, ведущая к
познанию Космоса.
Так сказал Рерих, давая издавать в пользу голодающих в России свои сюиты «Священные знаки», «Благословенному» и «Мальчику».
ВРЕМЯ
В толпе нам идти тяжело.
Столько сил и желаний враждебных.
Спустились тёмные твари
на плечи и лица прохожих…
НАПРАСНО
Не видно знаков священных.
Дай глазам твоим отдохнуть…
В ТАНЦЕ
…Маленькие танцующие хитрецы!
Вы готовы утопить себя в танце.
КЛЮЧИ ОТ ВОРОТ
…Самые тихие слова принесли бурю…
КАПЛИ
(11. Благословенному)
Твоя благодать наполняет
руки мои. В избытке льётся
она сквозь мои пальцы. Не удержать
мне всего. Не успеваю различать
струящие струи богатства. Твоя
благая волна через руки льётся
на землю. Не вижу, кто подберёт
драгоценную влагу? Мелкие брызги
на кого упадут? Домой не успею
дойти. Изо всей благодати в руках
крепко сжатых я донесу только
капли.
1920г.
ПОРА
Встань друг. Получена весть.
Окончен твой отдых.
Сейчас я узнал, где хранится
один из знаков священных.
Подумай о счастье, если
один знак найдём мы.
Надо до солнца пойти.
Ночью ночное, смотри,
невиданно сегодня чудесно.
Я не помню такого.
Вчера ещё Кассиопея
была и грустна и туманна,
Альдебаран пугливо мерцал.
И не показалась Венера.
Но теперь воспрянули все.
Орион и Артур засверкали.
За Алтаиром далеко
новые звёздные знаки
блестят, и туманность
созвездий ясна и прозрачна.
Разве не видишь ты
путь к тому, что
Мы завтра отыщем.
Звёздные руны проснулись.
Бери своё достоянье.
Оружье с собой не нужно.
Обувь покрепче надень.
Подпояшься потуже.
Путь будет наш каменист.
Светлеет восток. Нам
пора.
1916г.
Как устремлюсь?
…Слово твоё – океан
ветров…
Милый читатель, кто бы ты ни был, ты познакомился с достоянием великого художника и философа Н.К.Рериха. Мно-гие о нём слышали, как и я. Теперь и ты имеешь представление о нём
НЕОЖИДАННЫЙ СПОР
19 июля 2006 года. Несколько дней назад я позвонила Варваре Константиновне: всё-таки больная женщина, мало с кем общается. На мой звонок её сестра ответила: «Позвоните минут через десять, она занята». Ну что ж через десять, значит, через десять. Но позвонить в этот день мне не удалось по неко-торым причинам. Сначала находилась в роли домашней нянь-ки, т.е. смотрела за малышкой, а там пошли и другие дела, а ко-гда вспомнила про звонок, было уже довольно поздно. С наде-ждой, что как-нибудь позвоню Варваре, я ушла в домашние и компьютерные дела. Видимо, Варвара не дождавшись от меня звонка, позвонила сама. Сначала, по обыкновению, шли любез-ности с обеих сторон. Но она стала проявлять настойчивость, когда узнала, что у меня пошла полоса невезений, видимо, она привыкла чувствовать себя «ясновидящей».
Охарактеризовав некоторые мои относительные неудачи, она перешла к наступлению. Я терпеливо выслушивала её за-мечания, что надо писать не о природе, а о сегодняшнем дне, что в моих стихах нет патриотической темы, что она в своё время собиралась с друзьями и они вместе старались помочь газете своими творческими делами. Вспомнила Халдеева и других поэтов того времени, тех, кто писал стихи на злобо-дневные темы. Я старалась ей объяснить, что по заказу не пи-шу, что каждый пишущий человек должен уметь постоять за себя, когда нет за плечами «подмоги». И привела в пример, что пишут в российских газетах. Хотя наши Бакинские редакторы более строги насчёт выпуска пустозвонных произведений и т. д….. Варвара стала давить на меня своими нравоучениями в стихосложении, я не выдержала и сказала, что я ей позвонила узнать, как её здоровье, а не для того, чтобы выслушивать на-ставления. Я долго дома нервничала, и это не от меня зависело. Я понимала, что ещё пара таких звонков, и я обеспечу себе диабет. Тем более, что сахар в организме скачет то вверх, то вниз. Долго успокаивала себя тем, что она женщина в преклон-ном возрасте, и пыталась её понять. Слава богу, в поэзии-то я разбираюсь!
ОТБОР СТИХОВ ДЛЯ ЖУРНАЛА
Договорившись по телефону, что занесу Мансуру свои стихи, вчера навестила его. Он в это время пытался посмотреть мою дискету, которая никак не открывалась. Я, поздоровав-шись, передала ему другую дискету. Он раскрыл её и стал чи-тать. Ему понравились стихотворения «Сретение», «Медовая осень», «Капризы осени», «Луч жизни» и «Разлука». Оставив ему дискету, на которой он может просмотреть мои стихи, при-готовленные заранее, я сидела и смотрела на человека, который внимательно отбирал стихи из моей книги для своего журнала. Иногда мы перекидывались несколькими фразами. Ему понра-вились строки из некоторых стихотворений, не отобранных для журнала. Когда он закончил просматривать, я поняла, что от-няла у него слишком много времени. А ведь он жаловался на плохое зрение. Попрощавшись, я быстро ушла. Уже в автобусе, я мысленно прокручивала отдельные моменты наших встреч. Мне приятно сознавать, что ему понравилась моя книга. Он даже спросил, сколько я их выпустила. На что я ответила: «Шесть, не считая тоненькой книжечки с переводами Айдына Исмайлова». Он одобрительно кивнул.
Вчера и сегодня перенесла из последней, шестой, книги на компьютер те стихи, которые отобрал Мансур, отметив птичкой стихи для журнала. Просмотрю их ещё раз вечером и перенесу на дискету.
В РАДИОСТУДИИ
В ту же пятницу я отпросилась с работы и поехала на ра-диостудию к Земфире ханум, но опоздала на пятнадцать минут. Иосиф Ткач стоял у входа и ждал меня. Когда мы поднялись на третий этаж, Земфира ханум срочно отправила меня в комнату, где ведётся запись. Пока я готовила книгу для чтения, вошла и она. Как я поняла, запись заняла половину всего времени, отве-дённого для литературной передачи. Я, после краткого рассказа о вступительном слове Галины Шипулиной и Экрама Мелико-ва к моей книге, перешла к чтению стихов. Потом ушла, пото-му что остальное время заняли Земфира Шейхзаманова с Ио-сифом. Стихи читались под музыку Грига, как сказал потом Энар. Теперь с нетерпением буду ждать кассету, чтобы ещё раз послушать свои стихи со стороны.
Вчера вечером дочка собралась с детьми на Шиховский пляж и предложила поехать мне. Купаться меня не тянуло, но присмотреть за детьми и подышать морским воздухом я согла-силась. И получила большое удовольствие.
24-го, в субботу, пришёл Экрам, чтобы послушать лите-ратурную передачу по радио. В это время у меня находилась Любовь Тимофеевна. Нураддин, я, подруга и Экрам слушали передачу. Земфира ханум и Иосиф прекрасно читали мои сти-хи. В конце я упомянула Мансура, главного редактора «Лите-ратурного Азербайджана», с какой тщательностью он каждый раз отбирает мои стихи для очередного номера журнала. Экрам сказал, что я похожа на лису. То же самое сказал и Мансур, ко-гда я отнесла ему отобранные стихи на дискете и на листах. Я ответила ему, те, что отметил стихи в книге, перенесены на дискету – и протянула ему. Он улыбнулся и назвал меня лисой. Ну что ж, иногда надо быть лисой, чтобы не напрягать обста-новку.
ЭСТЕТ
Видела зубного врача Гюльбалу, решила подарить ему свою последнюю книгу, зная, как он относится к моему твор-честву. Я поразилась тому, как он принял её, поцеловал, а по-том поднёс ко лбу. Точно так, как берут в руки Коран или Биб-лию. Это почтенное отношение к искусству проявляют люди религиозного склада. Не то что некоторые – даришь им книгу, а они потом бубнят везде, что не читали ее. Вот и дари после этого «творческим» людям свои книги. Я знаю, почему так го-ворят, это фактически даёт им возможность не отвечать отри-цательно или положительно - скрытая форма умолчания.
НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ
2 августа 2006 года. Прошла неделя, как я взяла у Земфи-ры ханум кассету с последним выступлением на радио. Дома попыталась ещё раз ее прослушать, но у меня магнитофон не-много тянет звук и не очень интересно слушать. Дочка замети-ла, что ремонтировать аппарат нет смысла, легче купить новый приёмник с магнитофоном, но для нового приёмника надо ещё иметь и лишние деньги. Пока эту проблему отодвинули на не-определённое время.
Вчера вечером позвонила Мансуру узнать насчёт моих стихов, но он ответил, что ещё не смотрел. Договорились со-звониться через неделю. Я спросила насчёт той женщины, ко-торая перевела на английский язык моё стихотворение. Он продиктовал мне номер её телефона. Сегодня утром я позвони-ла ей, и мы познакомились заочно. Тамара Ивановна Вереску-нова немного старше меня. Она делала людям приятное; пере-вела книгу Мансура «Море моё», правда, книга переведена на четыре языка, а перевод на английский язык сделан ею, переве-ла она и мое единственное стихотворение. Мы с ней любезно поговорили, я поблагодарила за труд и обещала, что её стихо-творение обязательно выйдет в книге. Она ответила, что её дочка передаст по Интернету перевод моего стихотворения. Больше мы не перезванивались (а в дальнейшем, я так и не по-лучила от неё перевод).
Ещё был один ранний звонок к Иосифу. Я просила его за-бронировать зал в еврейской общине, один из воскресных дней в октябре, предполагая провести творческий вечер Экрама. По-звонила заранее, так как в еврейской общине актовый зал мо-жет быть занят, потому что в нём проводят мероприятия еврей-ская община. Будем надеяться, что всё пройдёт благополучно.
ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПОСЛЕ ОТДЫХА
9 августа 2006 года. Как быстро летит время! Ещё недав-но я с мужем готовилась к поездке на дачу к подруге Ларисе, а теперь сижу, прокручиваю в памяти все приятные впечатления от отдыха, который нам предоставила хозяйка дачи. Лариса давно говорила, что хочет пригласить меня с Нураддином к се-бе в гости, чтобы мы отдохнули, особенно мой муж. Он в по-следнее время чувствовал себя уставшим, сильно похудел, и ей очень хотелось оторвать его от домашних хлопот, дать воз-можность подышать свежим воздухом и насладиться природой. И ей это удалось. Было ещё одно приглашение от Раисы и Лёвы Калашниковых. Но Лариса настояла, чтобы мы второго авгу-ста, в пятницу, после работы поехали к ней на дачу. Лёву пре-дупредила по телефону, что соберёмся у них, по приезде от друзей, в понедельник. Собрав необходимые вещи и продукты, мы поехали на машине в сторону «Баhлар».
По дороге Лариса показывала на красивые постройки со-стоятельных людей. Исчезли плоские крыши. У многих жите-лей собственные дома имели вид прекрасных коттеджей с зе-лёными насаждениями. Но недалеко от прекрасных построек стояли жалкие дома, огороженные старой железной решёткой. Вблизи таких домов обычно сваливают бесхозный мусор, до которого никому нет дела. И только тогда, когда появится по-купатель этих земель, можно будет надеяться, что исчезнет не-приглядный вид.
Время за разговорами пролетело быстро.
Мы подъехали к железным воротам дачи в предвкушении обещанного отдыха. Не успели въехать в распахнутые ворота, выйти из машины, Лариса стала показывать выращённые ею кустарники и плодоносные деревья. За прошедшие годы, что я не была у неё, с тех пор, как умер Анатолий Гасанович, муж Ларисы, бывший лётчик, который рассказывал мне про свои полёты, про погоду, о том, как небесные светила меняют свой цвет, переходя в день или в ночь, прошло лет восемь, всё у неё изменилось. Больше стало фруктовых деревьев, расширился бассейн, выложенный мозаикой из кафеля - Эльза, её дочка, на дне бассейна создала рисунок дельфинов и зелень из разно-цветного кафеля. Деревья и виноградные кусты нависали над головами так низко, что приходилось их отводить в сторону или проходить, нагибаясь, чтобы не задеть ягоды, ещё не ус-певшие созреть. Персики так и просились их отведать. Фикусы, высаженные по краю огорода, в больших кастрюлях, откры-лись вечером, словно белые тюльпаны. Лариса поторопилась аккуратно срезать розы, чтобы аромат их пленил нас во время еды. Муж Эльзы уехал, а я, восторгаясь глухой тишиной и све-жим воздухом, удивлялась, как люди трудятся изо дня в день многие годы, чтобы получить наслаждение, вкушая плоды с деревьев, выращенных собственными руками. Вспоминала, как плохо у них было с водой, как Лариса носила воду или таскала шланги на плечах, перенося их с одного места на другое. Те-перь же колодец вырыт на достаточную глубину и протянуты крепкие тонкие шланги так, что поливаются самые далёкие за-коулки сада. Но работа на этом не заканчивается. Поблекшие листья она срывала на ходу, когда мы осматривали сад. Ещё она сказала, что верхушки деревьев сохнут от выбросов из са-молётов переработанного топлива, которое рассеивается прямо над садами многих домов и дач. Жалуются все жители «Баhлара», а кто изменит маршрут самолётов, если все районы заполонили беженцы. Идут разговоры, что некоторые корен-ные жители продают дома и тоже переселяются на дачи.
Смеркалось. Мы сидели за столом под виноградником, ожидая чай из самовара, что топят углем и дровами. Ветерок слегка теребил верхушки деревьев, и дышалось намного легче. Наслаждались гостеприимством, с благодарностью принимая хлопоты хозяйки у стола, старавшейся угодить гостям. Мы вспоминали с Ларисой прошлые годы на её даче. Говорили о жизни, о том, какие бывают дети, как их по-разному воспиты-вают. Правда, на наших детей жаловаться не приходится, хотя и они совсем не ангелы. В разговоре коснулись наших общих знакомых. Так пролетело вечернее время, незаметно опусти-лась ночь на наши ресницы. Хотелось всем крепко уснуть, что-бы утром почувствовать себя бодрыми.
Нам постелили постель в розовой комнате. Занавески, ок-раска стен эмульсией в розовый цвет, дверь розового цвета и свисающие с люстры, и розовые звёздочки на ниточках, прида-вали комнате девичий шарм. Кухня была просторнее, чем жи-лая комната. Хоть устраивай танцы!
На следующее утро мы с мужем проснулись по привычке рано. Лариса разжигала самовар. Я посмотрела на небо. Оно было синее с белыми большими облаками, как будто висели взбитые сливки над нами. Я вспомнила, что на обложке моей шестой книги точно такой же рисунок. И так стало радостно на душе! По совету Ларисы я отвела свой взгляд чуть в сторону. Из-под белых облаков вырывались разноцветные снопы солн-ца, что пряталось за облаками. Свежий воздух охватывал ещё тёплое от сна тело, отчего утро казалось прохладным. Лариса успела накормить большого пса и котят. Я обратила внимание, как играли котята между собой. Наигравшись, они пристраива-лись к соскам кошки и, причмокивая, закрывали глаза. Худая кошка смирно сидела на задних лапках, предаваясь меланхолии материнства.
В этот день я не рискнула нырнуть в бассейн, надо было адаптироваться к тем условиям, которые нас окружали. Пока Лариса с дочкой стряпали обед, мы отдыхали тут же на кухне, слыша, как кастрюли звенят от стремительных движений хозя-ек. Телевизор был включён. Эльза убавила звук, чтобы я могла уснуть. Внучка Ларисы, Наташа, в этот день работала. Обычно она не отходила от нас. Худенькая девушка с синими впалыми глазами походила на французскую актрису. Её живой темпера-мент напоминал меня в юности. Чистый взгляд и улыбка спо-собны обезоружить любой негативный настрой жизни. Смот-ришь на неё и сама становишься молодой. Такая у нас милая девушка, у которой, по сути, жизнь только начинается.
День прошёл так же непринуждённо, как и предыдущий вечер, потому что любезные хозяйки предоставили нам воз-можность расслабиться и не думать ни о чём.
На следующий день солнце настолько нагревало наши те-ла, что мы решили окунуться в бассейн. Лариса намочила толь-ко ноги, боясь перепадов температуры. Её дочка Эльза поста-ралась охладить воду в бассейне с помощью свежего сильного напора. Лариса сидела на краю широкой площадки, где можно лечь и позагорать, но она, свесив ноги, смотрела на нас, как мы визжали от удовольствия в прохладной воде. Я сделала не-сколько фотокадров. Полдень катился к закату, и надо было принять душ, чтобы приступить к вечерней трапезе.
На следующее утро мы с Нураддином встали рано. Он направился к самовару, чтобы приготовить чай и успеть позав-тракать перед отъездом в город. Нам надо было вовремя быть у Калашниковых. На этот раз самовар закипел быстрее и он, шу-тя признался, что приобрёл опыт.
Эльза собиралась на работу, и она вышла вместе с нами, неся корзинку с персиками, а Нураддин был нагружен нашими личными вещами. Электричка подошла вовремя, и мы  спокой-но доехали до метро «Азизбекова», а там, на маршрутке до до-ма. Отставив вещи, я направилась на работу. Долго я ещё нахо-дилась под впечатлением этого прекрасного рая.
«С КОРАБЛЯ НА БАЛ»
В тот же день после обеда нас (меня, Нураддина и Экра-ма) ждали у себя дома Лёва и Раиса Калашниковы. Очень трудно было согласиться с тем, что снова предстоит встреча и снова еда. День стоял жаркий, но мы прибыли к друзьям во-время. Чувствовалась большая усталость, и есть не хотелось. Лёва усердно готовил обед, и было неудобно не отведать его салаты. Пока шли разговоры между Экрамом и Лёвой, я ти-хонько попросила Раису позволить мне прилечь на тахте, что-бы прийти в себя. Она проводила меня в комнату. Ровно через полчаса я встала. Смотрю, Нураддин спит в другой комнате на диване. Вышла на балкон, где был накрыт стол. Извинившись за отлучку, включилась в разговор. Вскоре вышел Нураддин. Мы пришли к мнению, что больше не будем уставшие ходить в один и тот же день в гости, всё-таки неудобно так отключаться, понимая, что люди нас ждали и готовились к встрече. Но все неудобства исчезли, когда Экрам предложил прочитать мои и свои стихи. Вот где артистизм! Раиса и Лёва заострили всё вни-мание на Экраме. Он прочитал посвящённое ему стихотворе-ние из моей книги. И ещё одно не вошедшее в книгу, которое я написала позже. Сколько чувств и мимики было в лице Экрама. Он уходил в строки, как боец на передовую. Только я, как мо-нашка в келье, сидела тихо, боясь его потревожить. Он был весь в стихах. Его памяти и ораторскому искусству можно по-завидовать. Жаль, что у нас никто так не может читать свои стихи. А надо бы поучиться. Я не только не помню свои стихи, но и не так читаю, как Экрам – это дар Божий! Как-то мне рас-сказывала одна клиентка, что Мирза Шафи Вазех тоже не пом-нил своих стихов, и таких поэтов было немало.
От пельменей мы отказались, отведав иные блюда, и ре-шили откланяться. Мы вышли вместе. Лёва с Раисой, как все-гда, помахали рукой нам с балкона. Экрам сел на свой автобус, а я с мужем на маршрутку. Отдых наш закончился, время и по-работать.
ДЕНЬ ПАМЯТИ Н.Б.ХАТУНЦЕВА
Звонила Светлана Сыромятникова и предложила догово-риться с Бахышем, чтобы родниковцы собрались в день памяти Н.Б.Хатунцева на его могиле. Двадцатого августа будет два го-да, как он покинул этот мир. Я с Бахышем созвонилась, и мы договорились встретиться 20-го августа у памятника Самеду Вургуну к пяти часам.
Я обещала ему собрать родниковцев, которые желают на-вестить могилу бывшего руководителя «Родника» на месте его захоронения, а значит, соберемся на кладбище всем коллекти-вом. Что и было сделано.
Написала небольшую статью о восточной поэзии и вчера отнесла Медине ханум. Попросила её опубликовать, в память Савельева и Хатунцева, и их стихи в газете «Вышка». Медина ханум спросила, отдыхала ли я где-нибудь. Я ответила, что гостила с мужем два дня на даче у подруги. Она удивилась, что у меня есть муж. Думала, что живу одна. Но я ответила, что в этом году отметила 38 лет нашей совместной жизни, живу с дочкой, зятем, внуками и с мужем.
ВСТРЕЧА
Чуть не забыла. В воскресенье, 13-го августа, после пред-варительного звонка, пришёл ко мне на работу Пётр Николае-вич Забелин. Прошло почти полгода, как я его не видела. На этот раз я обещала ему свою новую книгу. Он принёс мне не только очередной сувенир, но и свою тетрадь со стихами - пе-реписку в стихотворной форме с Валентиной Варнаковой. Видно было, что эти два человека нашли на закате своей жизни последнюю нить духовного общения друг с другом. Оба фрон-товики. Им было о чём вести беседы. Моё имя и поэзия, навер-но, напоминали ему другую Валентину, поэтому он потянулся ко мне. Валентина Варнакова, член «Родника», приходила к нам на занятия давно. О том, что она похоронила единствен-ную дочку и жила одна, я знала. К ней с уважением относился Николай Борисович Хатунцев, стараясь выпускать её стихи о фронтовых событиях её жизни. Её не стало после непродолжи-тельной болезни. Хоронили соседи, и военкомат. Из тетради Петра Николаевича, я узнала, что у них сложились в своё время дружеские отношения. Только зачем он мне передал свою тет-радь, не понятно. Вот некоторые стихи из них:
Подруга дней моих суровых,
Преклонных лет, дней суеты,
Прими стихов сбор, хоть не новых –
Стихи ж не вянут, как цветы.
Они всегда, такими были,
Всё, «что написано пером
Не вырубишь, как говорили
Издревле люди, топором».
Прими подбор стихотворений
В них память наших встреч с тобой.
Они полны все вдохновений
И чувств с открытою душой.
Это стихотворение видимо, написал Пётр Николаевич, а вот её стихотворение:
П.Забелину
                      Да, нужным быть кому-нибудь
И одарить теплом и лаской,
И тихо голову на грудь
Склонить с любовью, без опаски,
Без лжи, и без инстинктов грубых
Идти на зов души другой,
Когда восторженные губы
В порыве шепчут «Дорогой».
Что может быть того прекрасней,
Ведь ты обласкан и любим.
Знай, что живёшь ты не напрасно
И этот миг неповторим!
23.ноября 1984г.
Я преклоняюсь перед памятью этих чувств, двух пожи-лых людей, которые тянулись друг к другу духовно.
 
ЭНЕРГЕТИКА В СТИХАХ
Ещё он показал, открыв мою книгу, один из своих эзоте-рических сеансов. Он держал на ниточке маленький груз из со-гнутого шурупчика, на котором был приспособлен шарик, тоже из металла. Это «грузило» стало раскачиваться над строками. Я удивленно раскрыла глаза. Мой гость объяснил, что мои стихи имеют большую энергетику. Но были и такие стихи в его тет-ради, когда маятник, находясь над ними, не шелохнулся. Когда он открыл и показал мне, какой сувенир решил мне подарить, я сначала его пожурила, зачем он тратится, но когда увидела му-зыкальную шкатулку с часами, в виде комода, обомлела от та-кого миниатюрного подарка. Назвав Петра Николаевича доб-рым Дедом Морозом, поцеловала его в щёчку и настойчиво по-просила больше не тратиться. Обещала пригласить в гости, ко-гда дети уедут в Набрань, и я буду одна с мужем. «А разве можно?» – спросил он. Я ответила, что ко мне приходят иногда поэты, так что всё в порядке. Дома показала мужу и зятю, ка-кой подарок сделал мне поклонник моей поэзии. Экрам подко-лол, шутя, но удивился подарку.
23 августа 2006 года. Как-то звонила Светлана Воля. Мы поговорили от души, потому что давно не виделись и не разго-варивали по телефону. Единственное, что я могла ей предло-жить, это прийти ко мне на творческий вечер в октябре.
НА «РОДНИКЕ»
27 августа 2006 года. Утро. Ещё все спят, а я записываю на компьютер впечатления о вчерашнем заседании «Родника». После долгого перерыва с нетерпением ждала встречи с родни-ковцами. Они стали неотъемлемой частью моей жизни. Мои ожидания меня не подвели.
Когда стали подходить члены «Родника», я была в забо-тах, как преподнести каждому его книгу. Первым пришёл Илья Гинзбург. Он выглядел похудевшим и сказал, что ночью ему предстоит принять участие в развлекательной программе, где пригодится его эрудиция. Может, от недосыпания вид у него был не совсем бодрым.
Пока он тщательно просматривал полученную книгу, по-дошла мама Марьям Джалиловой. Я сказала, что в издательстве «Мутарджим» все в отпуске, поэтому журнал не готов. Обеща-ли выпустить в следующем месяце. Она протянула мне листок с двумя нежными стихотворениями Марьям, но они были еще сырые, строчки рифмовались неправильно. Малышке очень хо-телось, чтобы вышли её стихи, но я объяснила, что в таком ви-де их не напечатают, девочка должна поработать над ними, и показала, что надо исправить. Пообещав, что дочка доработает стихи, она взяла подаренную Марьям книгу «Лазоревая тишь» и ушла.
Конференц-зал оживал на глазах. Усилился гомон, а это значит, что людей стало больше. Пришли Экрам Меликов, Ни-на Скворцова, Светлана Сыромятникова, Геннадий Салаев, Александр Раков, Заур Мехтиев, Фариз Абдуллаев, Вагиф Алекперов, Бабаев Эмиль и Сергей Стукалов.
Занятие прошло очень активно. Светлана сначала прочла стихи Н.Б.Хатунцева и Станислава Савельева, а потом и другие стихи. Эмиль написал эссе на философскую тему, в виде во-просов и ответов. Сложно сформулированные фразы трудно воспринимались на слух. Но он не торопился и объяснял, что к чему. Нечто подобное, только в другой форме, прочел Вагиф Алекперов. Он продолжает интересоваться цифровыми кабали-стическими знаками. Так, он привел пример из жизни извест-ной актрисы, которая сыграла сцену в горящем поезде где, яко-бы, погибла. В жизни её последние минуты оказались охвачены пламенем пожара. Он сложил номер поезда и число, когда это случилось. Оказалось, что цифры дня ее рождения совпали с последними цифрами.
Заур Мехтиев читал экспериментальные стихи наизусть, но Экрама не проведёшь, он хорошо знает поэтов прошлых ве-ков, тем более, зарубежных. И объяснил Зауру, что у него экс-перимент получился неудачным. Зазвучали анекдоты, потом стихи многих поэтов, в том числе и присутствующих на заня-тии, чьи строки перекликались друг с другом. Приятно было видеть друга в роли знатока, это у него хорошо получалось. Мы еще долго шутили и спорили о разных стихах. Сергей Сту-калов прочел посвящение Хатунцеву, потом другое стихотво-рение, эпиграфом к которому взял строчки из моего стихотво-рения. Сказал, что ему больше понравилось предисловие Эк-рама к моей книге, чем вступительная статья Шипулиной. Ко-му что!
Когда занятия закончились, я решила отнести Эльмире ханум новые стихи родниковцев для газеты. У выхода я побла-годарила всех за поддержку. Эльмире ханум, стоявшей в две-рях, я передала стихи, дискету и мои книги, чтобы не носить лишнюю тяжесть в следующий раз.
Прощаясь, договорилась с Экрамом продолжить работу на компьютере у меня дома на следующий день, в воскресенье.
СЛОЖНАЯ СИТУАЦИЯ
Дня три прошли как обычно: дом, работа, снова дом. На работе я узнала, что Лариса, моя подруга, попала в больницу и лежит в реанимации. Я была в шоке. Зная, что за ней присмот-рят три её любящие дочери, я была почти спокойна. Меня вол-новало, что Лариса диабетик. Сможет ли она выкрутиться из такой ситуации? Сегодня после работы пойдём навестить её в больнице.
 
В КАПЕЛЛХАУСЕ
А вчера, встретившись у Капеллхауса с Аллой и Юлей, мы вошли в зал, и заняли свободные места. В помещении рабо-тали кондиционеры, было прохладно.
Встретила Галину Ивановну, Светлану Николаевну, Же-ню, Любовь Тимофеевну с мужем. Сообщила им, что скоро со-стоится мой творческий вечер, и я обязательно их приглашу, прежде позвоню. Светлана Николаевна, узнав, что вечер состо-ится в Еврейской общине, пожурила меня, почему не у них в Центре. Единственное, чем могла я оправдаться, так это то, что я провожу вечера там, куда меня приглашают. А сама подума-ла, что в следующий раз пойду к ней.
Концерт открыл певец из частной российской оперы Александр Орлов. В качестве концертмейстера была молодая, худенькая девушка Оксана Петриченко. Орлов немного расска-зал о том, как они были приглашены в Баку. Первым произве-дением была ария Мельника из «Русалки» Даргомыжского. Ос-тальные названия я не успела записать, только помнила от-дельные фразы из песен. Оперные арии уводили меня в неиз-вестный мир авторов. Многие из них я слышала впервые. Пе-редав «эстафету» во втором отделении певице Елене Стрижев-ской, он ушёл со сцены.
Гостья их Москвы исполняла знакомые арии из извест-ных опер, а также романсы на произведения Пушкина. Знаме-нитая песня «Отцвели уж давно хризантемы в саду» и «Цыган-ский вальс» разбудили чувства давно забытых дней. В конце вечера она исполнила неаполитанские песни.
После каждой песни зал неистово аплодировал. Цветы преподносили всем артистам. В ответ на выступления артистов из России, выступил представитель Русского центра у нас в Ба-ку и поблагодарил гостей за прекрасный концерт, пожелав им дальнейших успехов.
Люди не торопились покидать зал. Когда со сцены спус-тились артисты и прошли в фойе, я решила подарить им свои книги. Александр Орлов находился в окружении мужчин. Пе-редала ему книгу и поспешила к Елене Стрижевской, которая стояла вместе с Галиной Ивановной Шипулиной. Подойдя, я протянула ей книгу и сказала, что предисловие написала Гали-на Ивановна. Галина Ивановна представила меня Бакинской поэтессой. Раскрыв книгу, она искала дарственную запись, но я объяснила, что это от автора и что я не успела подписать. По-том вернулась к своим подругам, и мы вместе вышли на улицу, проводили Юлю до метро около вокзала, ведь она плохо видит и у неё больные ноги. Юля все повторяла, что благодарна мне за приглашение на прекрасный концерт, от которого она в вос-торге.
С Аллой мы направились к маршрутке, которая идет в её сторону, через микрорайон, где живу я. Я пожелала ей быстрей поправиться от простуды и вышла из маршрутки на своей ос-тановке.
ЗВОНКИ И ВСТРЕЧИ
Домой приехала раньше обычного, позвонила Мансуру и поздравила заранее его с днём рождения. Поздравляя его и же-лая всего наилучшего, я пригласила на свой творческий вечер. Он согласился прийти.
На следующий день вечером позвонила Веста Николаев-на, извинилась за поздний звонок и сообщила, что в субботу Алина, её дочка, собирает людей на встречу с Арифом Шахба-зовым. Я переспросила: «Кто он? Что-то фамилия мне его зна-комая!» Веста Николаевна кратко объяснила, что он старейший архитектор в г. Баку.
Вчера, после работы я посетила «Содружество». Людей было мало. Михаил Константинович объяснил, почему на встречу с известным строителем нашего города Арифом Шах-базовым не пришли шестнадцать человек – они были на похо-ронах молодой девушки, попавшей в автокатастрофу. Её мать, которую хорошо знают многие люди, тяжело скорбит о потере своей дочери.
Я долго не задержалась на встрече с архитектором и ушла через час. Всё о чём говорилось в течение этого часа, включая недостатки в архитектуре и строительстве города, мне хорошо известно, а дома ждал Экрам, чтобы поработать над моим дневником.
ПЕРВЫЕ ШАГИ
Очень хочется воспроизвести на строках вчерашнее чудо: Беаточка впервые самостоятельно сделала несколько шагов. Я сидела на стуле недалеко от детского манежа, следя за малыш-кой, твёрдо державшейся ручонками за его край. Вдруг она резко повернулась и пошла наискосок к дивану, где лежала большая подушка. Дойдя до неё, она лицом уткнулась в эту по-душку. Я от радости широко раскрыла глаза и посмотрела на мужа, отреагировал ли он на шаги внучки. С восторгом поспе-шила сообщить об этом дочке. Мы стали подбадривать девоч-ку, руками показывая, чтобы она шла от родителей ко мне или к дедушке. Она несколько раз повторила свои первые шаги, но, видимо, устала и хваталась за наши пальцы, страхуя себя от падения. Наша суета мешала малышке сохранять равновесие, она резко поворачивалась и… падала на пол. Все последующие дни были наполнены восторгами и опасениями, что она упадет, и ушибётся. У Беаточки, кроме первых шагов, появляется но-вая мимика и начинает формироваться своенравный характер: она часто капризничает, чтобы добиваться желаемого. Но, как говорили мудрые мужи о детском воспитании, детей можно баловать маленьких, потихоньку запрещая то, чего делать нельзя. Сколько раз я убеждалась в том, что, воспитывая своих детей, они нас многому учат.
МОСКОВСКИЕ ПОЭТЫ В БАКУ
14 сентября 2006 года. Вчера к вечеру позвонила Оля Чу-макова. Теперь она редко ходит на «Родник», но иногда звонит мне и сообщает какие-то новости. Вот и вчера сказала, что слу-чайно узнала от знакомых о проведении в Баку Международно-го фестиваля поэзии. Он проходит на стадионе «Ручных игр», недалеко от фуникулёра. В Баку приехали поэты из России. Вход свободный. Она просила сообщить всем родниковцам. Я позвонила Вагифу Алекперову, и он обещал узнать подробно-сти и перезвонить. Позвонила Зауру Мехтиеву и поговорила с его мамой, которая объяснила, что пятнадцатое сентября – пер-вый день занятий в школах и вузах, а Заур старшеклассник и не сможет пропустить первый день занятий.
После этого я позвонила Михаилу Константиновичу Бо-лотникову, который лучше всех знает о культурных новостях в городе. Пожаловалась: как же так, у нас в городе проходит Международный фестиваль поэзии, а об этом никто ничего не знает. Он спокойно объяснил, что сейчас проходит год России в Азербайджане, в рамках которого поэты и работники печати планируют реализацию своих книг. А Министерство культуры обходит «Содружество» стороной, поэтому никто не знает, ка-кие культурные мероприятия ожидаются у нас в Баку. Он обе-щал всё разузнать и позвонить. Гости будут выступать и в Сла-вянском университете, но попасть туда на следующий день ма-ло кому удастся. Вечером позвоню Экраму, чтобы он напра-вился к стадиону, у него больше свободного времени. У меня же ожидается работа в салоне: старшеклассники и педагоги бу-дут приводить себя в порядок перед новым учебным годом.
 
ПРИГЛАШЕНИЯ НА ВЕЧЕР
Звонила многим родниковцам, но не все были дома, по-звоню позже. Самое главное, чтобы мой день прошел интерес-но. Необходимо выяснить, состоится занятие на «Роднике» 30-го сентября. В издательстве «Вышка» что-то происходит: в пятницу не вышла газета, должна выйти в среду. Я слышала, что на следующей неделе издательство не будет работать. Надо выяснить также, выйдут ли стихи родниковцев в издательстве «Мутарджим». Там тоже что-то тянут. Алиш муаллим обещал до конца месяца выпустить журнал. Все волнения ещё впереди. Главное, взять себя в руки и не волноваться.
22 сентября 2006 года. В газете «Вышка» не вышло объ-явление. Сейчас звонила в «Китаб-клубу» Эльчину и узнала, что объявление насчёт моих книг, предложенных им, в журна-ле пока не вышло, но оно в наборе.
24 сентября 2006 года. Вчера по приглашению Георгия Черногорова из ЦРК была на открытии сезона под названием «Очей очарованье». Я пригласила Аллу, Юлю, а Юля свою подругу. Все пришли вовремя. Начало концерта задержалось почти на час. Не дождавшись участников концерта, Георгий с молодой девушкой пели под гитару романсы. Песни были ме-лодичные и больше о нашем городе. Зал в ответ на их импро-визации аплодировал от души. Девушку сменил Виталий Игольников со своими песнями о Баку. Мне что-то стало не по себе. Юля с подругой решили уйти. Я тоже, посидев немного, попрощалась с Аллой и вышла из зала. На улице я встретила Ибрагима и сослалась на неважное самочувствие, когда он пы-тался вернуть меня в зал, но я отказалась. На улице при туск-лом свете фонаря я заметила Сергея Арановича. Он стоял не один, а с девушкой, дочкой жены. Когда Ибрагим представил меня, Сергей радостно протянул мне обе руки, а я в свою оче-редь пригласила их на свой творческий вечер.
С самого начала моего творчества я была знакома с Сер-геем. Видимо, он узнал меня по голосу (он слепой), поэтому и обрадовался нашей встрече. А придут ли они на мой вечер, увидим.
Я с трудом добралась домой и сразу прилегла на постель, даже не раздеваясь. Через некоторое время мне стало легче, я разделась и крепко уснула.
ВСТРЕЧА С КИНЕМАТОГРАФИСТАМИ
30 сентября 2006 года. Георгий Черногоров предложил билеты на встречу с кинематографистами, которые отмечали столетие со дня рождения Романа Лазаревича Кармена в зда-нии Театра песни им. Рашида Бейбутова. Я с удовольствием согласилась и пригласила Аллу и двоюродную сестру Юлю с её подругой. А по телефону, разговаривая с Иосифом, пригласила и его на встречу с деятелями кинематографии. Обещала пере-дать ему список приглашённых людей на вечер и отпечатан-ную вступительную речь. Иосиф с удовольствием принял уча-стие в нашем культурном мероприятии. Мы успели обговорить с ним все тонкости приёма уважаемых гостей и программу са-мого вечера.
Вспомнила, как Алмаз с Экрамом пригласили меня на 90-летие её отца, который был кинооператором, снимал докумен-тальный фильм «Нефтяные камни» в тяжелейших условиях бушующего Каспия, где нефтяники добывали нефть. Медын-ский, прибывший в Баку, был одним из операторов фильма «Покорители моря» и прекрасно сотрудничал с Джаванширом Мамедовым, отцом Алмаз.
Перед началом вечера кинематографистов я увидела в за-ле своего зятя Эльхана, который не так давно сдал экзамен на оператора и теперь работает в телестудии на канале «Лидер». Я окликнула его и помахала рукой. Увидев меня, он прошёлся камерой по нашему ряду.
Выступали министр нефтяной промышленности, ветера-ны-нефтяники, которые переехали жить в Москву и приехали на юбилей Романа Лазаревича.
Ведущая женщина занимательно рассказала о творческой деятельности юбиляра. Фрагменты из жизни выдающегося оператора, впоследствии режиссёра, говорили о том, что он всю свою жизнь посвятил любимому делу. И с кинокамерой объехал почти всю землю, снимая строителей Магнитки, арк-тические экспедиции, японскую войну, гражданскую войну в Испании. Его фильмы сохранили следы тех отдалённых времён для потомков. Роман Лазаревич был награждён многими орде-нами, в частности, получил несколько Сталинских премий. О нем подробно рассказала в своём очерке Нилуфяр Гасан гызы, опубликованном в «Вышке» 29-го сентября 2006 года.
Я с удовольствием посмотрела дома дискету, подаренную участниками вечера. Этот подарок в зале получили все. О том, что я встретила там, в зале, его жену с дочкой, я рассказала Эк-раму по телефону. Вечер мне очень понравился.
Дома я спросила Эльхана, когда этот сюжет покажут по телевизору, но он этого не знал. Потом Алмаз сказала, что пе-редача была на следующий день в шесть часов вечера. Нас по-казали мельком, на большее не стоило рассчитывать. Ведь в за-ле было много известных представителей нефтяной промыш-ленности.
Оставшиеся дни я занималась подготовкой к вечеру. Ко-му-то звонила, приглашала, кто-то звонил мне.
Сегодня я иду на «Родник». Вчера звонил Вагиф Алекпе-ров насчёт журнала. Я сказала, что журнал ещё не готов, пого-ворим на «Роднике».
Завтра состоится мой вечер. Я почти готова к нему. Оста-лось закупить продукты для фуршета. Но этим займусь завтра утром, чтобы к часу всё было готово. О вечере напишу после.
1 октября 2006 года. Сколько было волнений с предстоя-щим творческим вечером! Я знала, что высокопоставленная элита не придет. Было обидно, что я ничего не значу для них. Это был вызов мне, ведь я пригласила известных литераторов города, а пришли обычные люди, которые любят и читают по-эзию, несмотря на все перипетии жизни.
«Хотелось, как лучше, а получилось, как всегда». Моя семья мне здорово помогла в подготовке торжественного вече-ра. Наталья, дочка моей подруги, видя моё грустное настрое-ние, старалась его приподнять любыми средствами. Я была ей за это благодарна. Ведь она всё понимала и сочувствовала мне.
                        
МОЙ ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР
«Человека сопровождают по жизни Любовь и Ошиб  ки»
                                                     Эдвард Олби.
«А если добавить к сказанному Величие и Подлость, то это будет относиться к завистни-ку, который сам, по сути, ничего не стоит».
                                         Раиса Калашникова.
Мы приехали к Еврейскому Центру с запасом времени, чтобы спокойно управиться с предстоящими хлопотами. Но не тут-то было. В зале занимались дети, и руководитель детского коллектива строго предупредила нас, что раньше трёх часов зал не освободит. Сложив вещи на пол, недалеко от двери, мы тер-пеливо ждали, когда наступит наше время. Я спустилась к группе людей, которые стояли у входа, и дышали свежим воз-духом, ожидая, пока всех впустят в зал. Геннадий Салаев ста-рался поддержать меня смешными историями, чтобы я не вол-новалась из-за осложнений с залом. Эмин был серьёзен, как никогда. Лачин и Яна включались в разговор, когда это требо-валось. Я извинилась и поднялась на третий этаж, чтобы опре-делить ситуацию в зале.
Подошёл Иосиф, и, узнав обо всем, стал искать выход из положения. Его просьба, освободить зал пораньше, не имела результата. Гости и мои родные так и стояли до трёх часов у дверей, ожидая, когда выйдут дети. И только когда стрелки ча-сов показали - пять минут четвёртого, я стремительно направи-лась в зал и начала заниматься своими делами. А их было не-мало.
9 октября 2006 года. (дописываю): Доверившись дочке, что она с Натальей накроет столы, я постелила белую скатерть на центральный стол, за которым мне с Иосифом предстояло сидеть перед аудиторией. Цветы, подаренные мне родниковца-ми, я положила на сцене около усилителя, а несколько букетов - на стол. Я начала сильно волноваться, потому что увидела, что никто из руководителей общин не пришёл на вечер. Однако надо было взять себя в руки и не показывать своей обиды. Я хорошо понимала, что в «высших кругах» ко мне до сих не от-носятся серьезно. Пришли лишь те, кто принимает мою поэзию как высокое искусство и как доброго человека. Меня поразили Нелля Аташкях и Людмила Богатырёва, явились без приглаше-ния. Нелля объяснила свой визит тем, что хотела помирить ме-ня с Людмилой. Пришлось быть начеку, чтобы Людмила своим непредсказуемым поведением не испортила мне вечер. Потом я поняла, что она пришла раздать свои книги и поиграть на моих нервах.
Иосиф открыл вечер моим стихотворением. Я же совер-шенно иначе представляла себе открытие творческого вечера. Он прочёл несколько моих стихотворений и напел одно стихо-творение, подыгрывая себе на гитаре. Голос его звучал слабо, но он старался, как мог. Прочитав несколько стихотворений, я предложила Иосифу продолжить вечер. Он передал слово Га-лине Ивановне Шипулиной. Она с удовольствием рассказала о моём творчестве, с которым знакома с самого начала. Её вы-ступления всегда носили доброжелательный характер. Галина Ивановна в доступных словах, высказала свое мнение о моем творчестве, отражённом в шести томах, созданных за прошед-шие десять лет. Она немного ошиблась. Прошло тринадцать лет с того момента, как я стала писать стихи, но это было не столь важно. Я всегда благодарна ей, что она понимала мою поэзию, как крупный литературовед и в нужный момент была рядом так же, как и мой друг Экрам Меликов, который был и остаётся единственным и верным духовным наставником. Правда, в последнее время он отказался выходить в свет из-за своих неприязненных отношений с обычными людьми.
Выступали родниковцы. Нина Скворцова прочла не-сколько четверостиший из моей шестой книги, Геннадий Сала-ев приветствовал меня своим новым коротким посвящением, забыв, что у него уже было лирическое посвящение мне. Раиса Калашникова, моя подруга, прочла своё стихотворение «Дочь Земли» и сказала несколько тёплых слов в мой адрес.
Я старалась не забыть, чтобы малышка Марьям выступи-ла перед аудиторией. Иосиф перебивал мои мысли и предлагал выйти на сцену то бардам из ЦРК, то желающим - высказать своё отношение к моему творчеству. Ибрагим рассказал обо мне, как о милом, добром человеке, которого все каверзные от-ношения со стороны, так называемой «литературной элиты», совершенно не изменили, и я осталась такой же порядочной, какой и была всегда. Он спел под гитару мелодичную песню. После него вышел Виталий Игольников. Как я им была благо-дарна в тот момент за это их краткое участие в моем вечере!
Вышла на сцену Фикрия ханум, педагог Славянского уни-верситета. Её ученица, которая должна была прочитать моё стихотворение «Плач матери», посвящённое азербайджанской поэтессе Натаван, не пришла. Но бодрый настрой Фикрии ха-нум передался всему залу. Она с восхищением рассказала, как она понимает мою поэзию. Выступила и Нелля Аташгях.
Вышел Экрам, и тут началось! Он прочёл четыре моих стихотворения, но как! Его стиль чтения затмил всех высту-пивших на вечере. Правда, в конце своего выступления он на-столько вошёл в роль оратора, что казалось, будто он читает свои стихи. После его выступления я сказала: «Когда Экрам читает стихи любимых авторов, любое стихотворение можно принять за его собственное». Хотя его стиль я где-то и переня-ла в последних стихотворениях, не вошедших в шестую книгу (они были написаны позже и резче, чем все предыдущие сти-хи), всё же моя женская натура противоречит его истинно муж-ской дерзости. Выступил Валерий Макаренко. Он прочёл два коротких стихотворения иных авторов. Но они были сказаны вовремя и с большим чувством и напомнили слушателям об озарении творческих личностей в периоды зрелости.
Когда вышел читать Пётр Николаевич Забелин, почита-тель моей поэзии, он прочёл свои стихи и даже спел фронто-вую песню. Галина Бабаева посвятила мне стихотворение о за-вистниках и попала в самую точку, потому что их у меня сей-час больше чем достаточно.
Посоветовавшись с Иосифом, в связи с ограниченным временем, мы решили прекратить чтения и предложить всем пройти к столу с яствами.
Потом я раздавала свои книги тем, кто их еще не получил – это хазаровцы, Севинж Гейдарова, попросившая еще книгу  для Елизаветы Касумовой, которая пришла тихо и также тихо исчезла.
Дома я стала перечитывать стихи, подаренные мне авто-рами, выступившими на вечере, и увидела открытку, где под-писались клуб фантастов, Яна Кандова, Эльчин Асадов, хаза-ровцы, родниковцы, клуб авторской песни «Баку», Виталий Игольников и Ибрагим Имамалиев. Александр Хакимов, Эмиль и Галина Бабаевы, Нелля Аташгях и многие другие, чьи подпи-си я не разобрала. На душе было тепло от добрых пожеланий, которые шли от всего сердца.
Когда я позвонила Мансуру узнать насчёт гонорара за стихи, вышедшие в девятом номере. Он сказал, что знает об успехе моего творческого вечера.
Я позвонила Галине Ивановне, чтобы поздравить её с днём Учителя и спросила, как ее мама. Она ответила, что пока была на моем вечере, ее мама упала и сломала себе ногу. Я не знала, что сказать и обещала её навестить в скором времени.
ДЕНЬ УЧИТЕЛЯ
Седьмого октября меня пригласили в Центр Русской Культуры, чтобы почитать стихи. Я пошла и попала на боль-шое торжество, посвящённое дню Учителя. Столы были на-крыты фруктами и сладостями. Я села в сторонке, чтобы не смущать многих преподавателей, которые меня знают. Одна добродушная женщина, Алина Фёдоровна Плотникова, я её знаю давно, спросила меня, какое отношение я имею к учите-лям. Я ответила, что являюсь руководителем литературного объединения при газете «Вышка» и меня пригласила Любовь Тимофеевна. Она сразу отошла от меня и занялась распределе-нием продуктов на столах. Потом пригласила меня к своему столу, где сидели знакомые мне люди. Позже я надписала ей свою книгу. Она с гордостью сказала, что у неё уже есть одна из моих книг.
Вечер вела Любовь Тимофеевна. Она поздравила педаго-гов, присутствующих в зале, с праздником, рассказала, какую неоценимую профессию они выбрали, что она нужна будущему поколению, и как сложно работать с учениками. Затем переда-ла слово зам.министру образования Ираде ханум, которая в своем выступлении обрадовала педагогов, что у них поднимет-ся зарплата на 25%. Все захлопали в ладоши. Выступали пред-ставители фирм, с которыми сотрудничает Центр Русской Культуры. Светлана Баринова отсутствовала. Любовь Якунина преподносила педагогам по списку подарки - прекрасный сло-варь для школьников и справочник. Выступал детский танце-вальный ансамбль, который организован в Русском Центре. Аббасова вообще - великолепно танцует, она была в наряде цыганки.
За нашим столом сидел Георгий Черногоров. Он часто вставал, успевая и спеть под свою гитару романсы, и чем-то помочь в зале. С ним участвовала девушка, которую он пред-ставлял уже на предыдущем вечере, как бывшую свою учени-цу.
Вызвали меня, но почему-то по фамилии Ахундова. Я уточнила, что я, Эфендиева Валентина – руководитель литера-турного объединения «Родник». И прочла два стихотворения из книги «Ступени к Храму»: «Забытые адреса» - первое стихо-творение в книге и «Летописную Русь». Иногда наблюдала за выражениями лиц в зале, стараясь определить, как люди отно-сятся к моему выступлению. Кто-то притих, слушая меня, а кто-то продолжал разговаривать. Но когда я перешла на «Лето-писную Русь», люди перестали шептаться. Среди многих я увидела знакомую женщину и никак не могла вспомнить, где я видела её. Позже мне сказали, что это мать погибшего героя, Юры Ковалёва, а ведь я была у них когда-то дома. Она сильно пополнела, оттого я и не узнала ее. Но она стала уверенней в себе, и на многое смотрела иначе. Тонкая нить, которая нас ко-гда-то соединила на короткий срок, быстро растворилась в про-странстве, как будто её и не было.
Увидев Галину Ивановну среди педагогов, я хотела спро-сить, как её мама. Чуть позже она прошла мимо меня, и я поин-тересовалась у неё насчёт здоровья её мамы. Она ответила, как и в первый раз: «Неважно».
«Девчата» из Центра поддержали гостей тем, что стали петь русские песни.
Я всё искала глазами представителя Росзарубежцентра Игоря Леоновича Жукова, чтобы передать просьбу директора Еврейского Центра о сотрудничестве, но он так и не пришёл. В конце вечера я помогла помыть посуду, пока другие женщины убирали со стола, а столы расставляли по местам мужчины. Когда всё было убрано, женщины присели попить чаю и от-дохнуть. А сегодня, спустя два дня после этого вечера и девять дней после моего вечера, наконец, дозвонилась Жукову и пере-дала предложение директора Еврейского Центра сотрудничать в сфере культуры с Русским посольством. Игорь Леонович внимательно выслушал меня и записал данные Виталия Ми-хайловича. Я выполнила свою задачу и теперь могу заниматься своими делами.
ПЕВЦЫ ИЗ РОССИИ
10-го октября. Я приглашена Галиной Ивановной Шипу-линой и Любовью Тимофеевной Якуниной в филармонию на концерт на 11 число, где прозвучат романсы в исполнении пев-цов из России.
11 октября 2006 года. Уговорила пойти на концерт дочку и Юлю. У филармонии собрались люди, ожидая своих знако-мых или родных. Галина Ивановна передала нам два билета. Вскоре подошла Юля.
В первом отделении выступила заслуженная артистка России Любовь Исаева. После первой песни она рассказала, что вместе с гитаристом Юрием Нугмановым они приехали из Мо-сквы исполнить для нас романсы.
В ярко-красном летнем платье, с шарфом, накинутым сверху, она выглядела моложаво ещё и потому, что у неё воло-сы были белёсого цвета, подстриженные и уложенные под ка-ре. Она пела одухотворённо, и каждым романсом передавала заложенное в нём настроение. После каждой песни зал дружно аплодировал.
Правда, последнюю песню она исполнила очень груст-ную, хотя в завершение выступления должен был прозвучать более обнадёживающий романс.
Во время перерыва в фойе Сабина успела взять у артист-ки автограф. Во втором отделении выступил А.Ф.Скляр, дра-матический актёр, в репертуаре которого отрывки из опер и из-вестные песни старинных романсов.
Я заметила, что сцену оформили иначе. Открытый рояль го-ворил о том, что дальнейшие выступления будут проходить под аккомпанемент пианиста. У большого стола, на котором стояли графин и бокал, поставили объёмистое кресло. Александр Скляр вышел во фраке, борта которого были отделаны зеленоватым ат-ласом. Первые аккорды музыки и высокая тональность голоса ар-тиста произвели эффект на публику. Такого рода исполнение я могла слышать только на спектаклях в оперетте. А здесь звучал баритон с оттенками разговорной речи. Я сосредоточила всё своё внимание на артисте и его выступлении. Каждая песня меня по-ражала игривой откровенностью. Его мимика, движения рук, гиб-кость тела создавали рисунки героев песен. Всё это видеть для меня было неожиданностью. В игре слов звучали не ласкательно-возвышенные слова, а потрясающие моменты любви, которые не имели границ. В песнях присутствовали Духи героев Тьмы и су-масшедшая любовь, во имя которой человек теряет себя, и утопа-ет во власти необузданной страсти. Всё остальное уже не сущест-вовало. И такое ощущение было почти весь вечер. В конце вы-ступления вышел гитарист, выступавший с певицей Любой Исае-вой, и вместе с пианистом аккомпанировал Александру Скляру. Вскоре вышла на сцену и артистка. Оба солиста дуэтом исполни-ли песни «Белая акация» и «Гори, гори моя звезда…». Последней песней, мне незнакомой, они закончили свой концерт. Зал руко-плескал, не отпуская артистов со сцены. Никто не уходил. После того, как гости покинули сцену, зрители стали потихоньку расхо-диться. В коридоре я поблагодарила Галину Ивановну за пригла-шение на прекрасный вечер.
Я была в восторге от исполнения артистов. Во мне бурли-ли чувства, хотелось сесть и написать нечто такое, чего у меня ещё не было.
Так закончился прекрасный вечер, от которого я до сих пор в восторге! Может, я слишком эмоциональна и чрезмерно восхищаюсь концертами и вечерами. Но как не восторгаться, если душа переполнена чувствами и тем, как наделяет природа людей, которые отдают себя всецело искусству!
ПОСЕЩЕНИЕ БОЛЬНОЙ
14 октября 2006 года. Как я и договорилась с Галиной Ивановной, в этот день поехала навестить её маму, которая ле-жит в гипсе из-за перелома ноги. Я поднялась на четвёртый этаж, пройдя мимо рабочих, которые из квартиры на первом этаже сооружали магазин. Александра Михайловна лежала на диване, укрытая простыней. Она очень обрадовалась, увидев меня. Потом Галина Ивановна рассказала, как ее мама хотела увидеть меня. Худенькая женщина выглядела весёлой и бодри-лась, как могла.
Я села на маленький стульчик поближе к ней, чтобы нам было удобно разговаривать. Сама же Галина Ивановна выгля-дела уставшей, но была по отношению к матери чрезвычайно внимательна. Она наскоро разложила по тарелкам на столе пе-ченье-ассорти и конфеты в вазочке и стала уговаривать меня отведать что-нибудь. Доброе внимание и чаепитие с лимоном создали душевный уют. Но мне надо было ещё зайти к Светла-не Воля, которую я предупредила, что занесу свою книгу в по-дарок. Книга уже была надписана в день моего творческого ве-чера, на который Светлана не смогла прийти из-за ремонта до-ма. От Галины Ивановны я позвонила и предупредила Свету, что выхожу и минут через пять буду у неё.
МИМОХОДОМ, СКОРОХОДОМ
Попрощавшись, с Александрой Михайловной и Галиной Ивановной, я спустилась по лестнице и вышла на улицу. До дома, где живёт Света, я дошла быстро. Она помахала мне ру-кой с балкона и попросила подняться к ней домой, хотя я жес-том просила ее спуститься. Мне ничего не оставалось, как под-няться к ней. Но это был не просто подъём по лестнице, это был «бег» с препятствиями! На лестничной площадке лежала другая складная лестница, которую ремонтники расположили так, как у для них было удобно. Пришлось приподнять её, что-бы бочком проскакать на верхний этаж. По сравнению с тем, что я видела раньше, её квартира обрела божеский вид. Свет-лана провела меня по комнатам, показывая ремонтные пере-делки и рассказывая о своих проблемах, связанных не только со временем, но и с материальными затратами. Я ей посовето-вала не торопиться и терпеливо приводить в порядок уютную квартиру. Поговорили немного о поэзии, об общих знакомых и я ушла, чтобы успеть доехать до работы.
У ВАРВАРЫ КОНСТАНТИНОВНЫ
На работу пришла скоро, не успев даже перекусить, но, думаю, никто от этого не умер. Уже к вечеру на работу позво-нил Иосиф Ткач и попросил от имени Варвары Константинов-ны, чтобы я завтра непременно пришла к ней вместе с теми, кто хотел её навестить. Уж если сама Варвара попросила, при-шлось согласиться с Иосифом, но я объяснила ему, что сама доберусь до Варвары Константиновны немного раньше всех. Спустя некоторое время позвонила сама Варвара Константи-новна и просила меня прийти к ней в гости. Я думала, что она на меня обиделась за наш последний разговор, но она успокои-ла меня, что её возраст не позволяет много обижаться, ведь она часто болеет. Она рассказала, что читала статью в «Вышке» о моем творческом вечере. Я обрадовалась, что всё так хорошо кончается.
Дома  позвонила Экраму и предложила поехать к ней вместе со мной. Он согласился так быстро, что я даже удиви-лась. Завтра мне придётся уйти пораньше с работы.
Вчера, 15-го октября, в час дня я ушла с работы. Экрам должен был подойти ко мне домой в половине второго. Он явился во время, и мы спустились вниз, чтобы поехать к по-этессе. Я попросила его подождать меня на остановке, а сама направилась в «Чудо-печку» купить что-нибудь к столу. Потом он помог мне нести кульки с продуктами. Мы добирались ми-нут сорок и, перепутав адрес, немного побродили между дома-ми, и всё же нашли дом, где она живёт. Нас встретила, как все-гда, Анна Константиновна, сестра Варвары. В гостях у них бы-ла близкая подруга Анны Константиновны. Стол уже был на-крыт для гостей. Я не стала целовать Варвару в щёку, помня, что она не любит когда её целуют, но удивилась тому, как Алина, войдя в квартиру с мамой, подошла к ней и поцеловала. Значит, по отношению ко мне она всегда держалась на опреде-лённой дистанции, и я в этом убедилась.
Я села на диван до прихода остальных гостей. Экрам си-дел на стуле и успел немного поспорить с Варварой Констан-тиновной насчёт поэзии. Я понимала его позицию, чтобы не-много взбудоражить людей. Он говорил, что он не гений, вы-ше, сверхчеловек, а сам улыбался. Кто понимает его шутки, от-вечает шутками, а в основном люди настораживаются и начи-нают с ним спорить. Вот и Варвара встала на дыбы, доказывая, что простые стихи более доходчивы, чем его поэзия.
Пришли сразу все вместе: Мансур, Иосиф с женой, Ма-рина Янаева, Ибрагим с гитарой, Светлана Николаевна Каре-лина. Я с ней никогда не общалась, хотя она меня хорошо зна-ет. Сидя в кепке и в тёмных очках, она в основном разговари-вала с Мариной. Трудно говорить о человеке, который скрыва-ет свой взор от посторонних глаз. Я понимаю, что многим из-за плохого зрения приходится носить тёмные очки, чтобы глаза не болели. Но когда не видишь, что выражают глаза, не знаешь, как разговаривать.
Пока мы были в гостях, я успела показать фотографии внучки и сына с женой. Мансур поинтересовался: «Сколько лет сыну?», я ответила, что 37. У него в руках была статья из газе-ты «Вышка» о моём вечере. Он, читая, спросил, действительно ли мне 60 лет. Я ответила, что юбилей свой справила два года назад, когда ко мне приезжал сын с семьёй.
Марине надписала свою книгу и подарила по её просьбе.
Все активно участвовали в разговоре, даже кто-то заме-тил, что про Варвару забыли. Тут же и её подключили к разго-вору.
Ибрагим пел и играл на гитаре, чтобы как-то заполнить паузы. Вскоре Мансур, попрощавшись, ушёл. Экрам и Ибрагим разошлись, напевая песни «Биттлз», знаменитых английских рокеров.
Иосиф прочитал стихи Варвары Константиновны из жур-нала «Литературный Азербайджана». Вспоминали Бакинских поэтов – современных и тех, кто уехал за рубеж. Кто-то пред-ложил мне прочесть свои стихи, но я отказалась, ссылаясь на плохую память.
Иосиф поднялся из-за стола с женой, намереваясь ухо-дить. Я намекнула Экраму, что нам тоже пора, время было око-ло шести вечера. Попрощавшись со всеми, я пожелала Варваре Константиновне здоровья и творческих успехов. Хотя она и жаловалась, что руки уже не пишут. Тут я предложила дикто-вать сестре, которая может записывать, как это делала секре-тарша Н.Островского.
Домой я приехала в хорошем расположении духа оттого, что тяжкий груз упал с души. Главное, мы с Варварой не дер-жали обиды друг на друга.
ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ
25 октября 2006 года. Утро этого дня казалось мне обыч-ным. Как это часто бывает, муж ушёл рано утром на рыбалку, и мне пришлось проводить Эмильчика в школу, накормив его оладьями, которые он очень любит. Когда вернулась домой, внучка уже проснулась. Дочка засуетилась, ей придется пойти к клиентке с малышкой. Я предложила ей отнести малышку мне на работу, чтобы она там находилась, пока не освободится. Смотрю, она слегка вздохнула, а значит, моя помощь ей при-шлась кстати.
На работе Беата стала прохаживаться по салону, как у се-бя дома. Ей было интересно всё. Через три дня ей исполнится одиннадцать месяцев, но как она всё понимает, даже не ска-жешь, что она такая маленькая. Повторяет некоторые слова с большой лёгкостью, как обезьянка. Её ужимки, танцы с пла-стическими движениями и покачиванием бёдер уже с семи ме-сяцев отроду, завораживают людские души. Глядя на неё, нель-зя было не улыбнуться.
ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР Г. ГУЛИЕВА
Нужно отвезти фотографию и стихи Экрама в издательст-во «Вышки», чтобы от членов «Родника» поздравить с его юбилеем. Но нерабочие дни во время мусульманского празд-ника – Оруджа, не дали мне такой возможности. Придется ждать до понедельника, чтобы исполнить задуманное. А в этот день меня пригласила Нина Григорьевна в Союз писателей на презентацию книги о Карабахе, автором которой является Га-сан Гулиев. Хотя Нина Григорьевна усердно хвалила мои сти-хи, что я в стихах совсем другая, и что моя добрая душа не от-кажет ей в её просьбе, я ответила, что приду лишь ради неё. Экрам не хотел идти, но я его уговорила, и он обещал прийти в назначенное время в актовый зал Союза писателей.
У входа в здание стояла группа людей, видимо, собирались тоже подняться на третий этаж, чтобы своим присутствием ока-зать уважение профессору Гасану Гулиеву. Сначала я заметила Геннадия Салаева, который стоял ко мне спиной. Подойдя по-ближе, я удивилась, что он тоже пришёл на презентацию. Он от-ветил, что ждёт своего друга, а сам стал поглядывать на часы. В это время я увидела Виктора Титовича в окружении людей, с ка-ждым из которых он здоровался за руку. Я тоже протянула ему руку и, увидев меня, он улыбнулся. Наверное, в моём голосе про-звучали ноты сожаления, когда я сказала, как мне его не хватает. Он утвердительно помахал головой и крепко обнял меня. Надо было подниматься на третий этаж. Экрама на улице не было. «Значит, он находится наверху» – подумала я, и вместе с Се-виндж Гейдаровой поднялись в зал. Экрам ждал меня в фойе. У входа стоял журнальный столик с книгами. Кто-то расписывался в канцелярской тетради. Ещё не понимая, в чём дело. Мы прошли в актовый зал и сели чуть поодаль от средних рядов. На первых рядах устраивались гости - из русского посольства, писатели и поэты, директора школ и педагоги. Возможно, были и студенты, т.к. зал был переполнен. Сначала Севиндж села со мной, но после того, как Марина Янаева передала ей отпечатанный бланк для выступления, она встала и перешла на другое место, поближе к сцене. Экрам решил подняться на четвёртый этаж, где мужчины играют в шахматы.
Люди подходили и занимали свободные места. Виктор Ти-тович поднялся вместе с Гасаном Мамедовичем на сцену. Стоя у стола, Виктор Титович рассказывал об азербайджанской литера-туре, которая в некоторой степени потеряла обширные связи с российскими писателями и поэтами. Походило на то, что наши городские авторы варятся в собственном соку. Было много инте-ресных предложений со стороны Гасана Гулиева, Виктора Тито-вича и других выступавших. Выступил и Энар Гаджиев, прочитав выдержки из книги знаменитого русского историка Вячеслава Соловьёва, что ещё в девятнадцатом веке царские указы позволя-ли армянам заселять побережье Каспийского моря.
Гасан Гулиев вышел в фойе, а я надписала свою книгу на память Виктору Титовичу. Видя, как юбиляр раздаёт свои кни-ги, беря их со столика, я вышла, и попросила одну книгу себе на память. У Гасана Мамедовича в это время представители те-левидения брали интервью. Я стояла и терпеливо ждала, когда он закончит говорить. Экрам уже вернулся в фойе и сел на ска-мейку у стены. Когда Гасан Мамедович отошёл от корреспон-дентов, я попросила его передать мою книгу Виктору Титови-чу. Я снова вернулась на своё место, и заметила, как Гасан Ма-медович передал мою книгу Виктору Титовичу, который от-крыл и прочёл дарственную надпись. Подняв голову, он кив-ком головы поблагодарил меня за мой подарок. Сидеть дольше на презентации профессора я не смогла. Дождавшись паузы между выступающими, я покинула зал. В фойе я дала знак Эк-раму спускаться к выходу.
ЮБИЛЕЙ ЭКРАМА
29 октября 2006 года. Я очень волновалась, что не смогла дозвониться до Эльмиры ханум, чтобы она пришла в субботу открыть конференц-зал, где будут проходить занятия родни-ковцев. И когда я увидела её в издательстве, то от радости об-няла. В этот день родниковцы поздравляли Экрама с юбилеем. Скромный стол и небольшое количество людей не огорчили ни юбиляра, ни членов «Родника». Те, кто хотел прийти на «Род-ник», пришли и поздравили Экрама. Он в этот день себя чувст-вовал в приподнятом настроении, потому что его от души по-здравляли все присутствующие. Ему читали посвящения Сер-гей Стукалов и Нина Скворцова. Алия Ахверди откровенно призналась, что понимает и принимает поэзию Экрама, как от-кровение свыше. Он даже удивился, что эта молодая женщина так глубоко прониклась его творчеством, в котором отражена вся личность этого неординарного человека, что, смогла по-нять; почему он не в ладах с миром. Много споров было с Сер-геем, который мыслит по-своему на библейские темы. Каждый доказывал свой взгляд на уже сложившуюся религию, а Вагиф как физик переводил все деяния персонажей из Библии и Кора-на на цифровые знаки и представлял в рассказе интересные вы-воды, о которых мало кто знает. Несмотря на то, что мнения у всех были разные, никто никому не мешал выражать поэтиче-ские чувства в стихотворной форме. Здесь тоже мог бы поспо-рить Экрам, так как он лучше всех разбирается в стихосложе-нии. Но моя убедительная просьба к нему состояла в том, что-бы он не слишком наступал на слабые души, они и так ранимы в этой сложной жизни.
Звонила Нина Григорьевна и извинялась, что вовремя не передала мою книгу Гасану Мамедовичу, ему было не до моей книги. Как я поняла, он погрузился в свои проблемы с выпус-ком собственной книги о Карабахе. Единственное, что я могла сказать, это то, что когда я была членом объединения «Луч», мне казалось, нас всех объединяли поэзия и проза и мы были в какой-то степени одной поэтической семьёй, и делили свои мысли в среде, которая нас окружает. Сердечно поблагодарила ее за благожелательное отношение к моему творчеству и поже-лала всех благ.
Вчера вечером Александр Костин должен был меня ждать с дискетой для его газеты. Я согласилась вести поэтическую рубрику. Но его дома не оказалось. Пришлось положить диске-ту на дверную раму, и позвонить ему позже, чтобы дважды не ходить с дискетой к нему домой. Она оказалась на месте. Но он сожалел, что не получилось поговорить со мной. Тогда пред-ложила ему позвонить, если возникнут вопросы.
Сегодня Экрам придёт к нам домой, и мы всей семьёй его поздравим с юбилеем. Шестьдесят лет - это серьёзная дата. Лично я счастлива, что он нашёл во мне духовную поддержку.
ЮБИЛЯР У НАС В ГОСТЯХ И…
31 октября 2006 года. Наша семья готовилась к визиту Экрама, и он не замедлил прийти. Стол накрыли, как для осо-бого гостя. В этот день я ему прочитала своё посвящение, и он был доволен. Мой муж говорил о рыбалке, Экрам о своих про-блемах в семье: о зяте, который устраивается на работу, но что из этого получится, не знают.
Вчера в салон позвонила Варвара Константиновна. В са-лоне было шумно: кто феном работал, кто громко разговаривал (ох уж этот кавказский темперамент!). Её было плохо слышно, но она, прочитав мою книгу, хотела высказать своё мнение. Ей очень понравились стихи о природе. Я ей напомнила, что она когда-то говорила, что о природе всё написано давно, и больше писать не следует. Она стала убеждать меня в том, что у меня получаются хорошие стихи о природе и надо продолжать опи-сывать красоту, окружающую нас, но это ещё не всё. Ей кажет-ся, что мою книгу можно разделить на три части: о природе, о любви и на библейские темы. Хотя библейские темы не всех затронут, мало, кто поймёт. Но это было сказано в мягкой фор-ме, чтобы меня не обидеть. Ещё она спросила о том: хорошо ли было у неё, когда мы её навещали. Я ответила, что все были довольны и с уважением отнеслись к ней. А читать стихи я не стала потому, что не было настроения. Мы сердечно попроща-лись, и она очень просила хоть иногда ей звонить.
Заходила Алия Ахверди за книгой Фридриха Ницше, и я дала ей почитать книгу «Обитель Духов» - мою и «Стихи Бело-курого Бестии» - Экрама, в одном  переплёте. Достаточно того, что я ей подарила «Истину творца», «Лазоревую тишь», «Сту-пени к Храму». Три книги под общим переплётом с книгами Экрама «Настежь…», «Крест судьбы».
Сегодня приходил Экрам, и я с его помощью исправила ошибки в компьютерном наборе. Заканчиваем правку книги, почти шестьсот компьютерных страниц мы уже проверили. Впереди триста страниц не проверенных, и я ещё не закончила свой дневник, буду писать до тех пор, пока не появится сюжет, который станет завершением моих записей. А пока….
Экрам рассказывал, что был в Союзе писателей и говорил с Мансуром о многих людях, выпускающих свои книги. Когда Экрам спросил, как стихи Валентины, он ответил, что их не сравнить со многими пишущими. В них много философии и их не каждый поймёт, много касаюсь библейских тем.
Экрам видел Пашу Юсупова, который написал посвяще-ние и прочёл ему.
НЕОЖИДАННЫЕ ЗВОНКИ
11 ноября 2006 года. Недавно звонила Марина Янаева, приглашая меня на свой творческий вечер, который пройдёт в здании, где мы проводили несколько раз встречи с интересны-ми людьми и, где проходили литературные заседания «Луча». ВММ – так именуется фирма, где иногда проходят собрания и конференции литературно-философского плана, в которых уча-ствуют представители Бакинской интеллигенции.
А десятого ноября, в пятницу, позвонил Бахыш Бабаев. Узнав его по голосу, я удивилась, с какой стати он звонит. Он порекомендовал купить «Бакинский рабочий», в котором есть несколько слов обо мне. И добавил, чтоб я взяла несколько эк-земпляров: они согреют мне душу. Он обещал позвонить вече-ром и продолжить тему. Я тут же спустилась в киоск, но там нужной мне газеты не оказалось. Киоскёр охотно подсказал, где я ее могу купить. Как приятно такое человеческое отноше-ние. И на душе потеплело. Я подумала, что это хороший знак. На почте я купила две газеты - на всякий случай. Прочитала дома статью под названием «Братья и сёстры… по перу». В конце статьи подпись Бахыш Бабаев и Этибар Юсифов. В це-лом статья добрая и напомнила мне все то, о чем я пишу в дневнике. Действительно, кому нужны подробности? Как они считали нужным, так и написали. На работе прочитала эту ста-тью моя подруга косметолог Лариса Рустамова и ответила на мой пессимистический настрой, как пишет Бахыш, что я на подходе в члены Союза писателей. «Я уверяю тебя, что тебя примут к Новому году!» - убеждала она. Четыре года прошло с подачи заявления и тишина. Но она настаивала на своём мне-нии. Я не стала спорить. Вечером, уставшая, я позвонила в де-вятом часу Бахышу, но его дома не оказалось.  Попросила его дочку передать благодарность за статью, в которой он упомя-нул и меня. Утром дочка сказала, что поздно вечером звонил мужчина, но я уже спала.
Сегодня пришёл Экрам, и я показала ему газету. Он про-читал и остался доволен, что Бахыш упомянул меня в статье. Мы с Экрамом закончили разбирать отдельную часть моей книги, и перешли к другой.
15 ноября 2006 года. Я решила перезвонить Бахышу в воскресенье, зная, что он с утра будет дома. Действительно, он сам взял трубку, я поблагодарила его, что он в своей статье упомянул моё имя. Он сказал, что готовил эту статью в боль-шем объёме, но отдельные части срезали, ответив ему, что ста-тья - это не энциклопедия. Я спросила, пригласила ли его Ма-рина Янаева на свой творческий вечер. Он ответил, что придёт, но не знает, где находится здание, в котором будет проходить вечер. Я подробно объяснила, как пройти к «Дому книги» не доходя до универмага «Бакы», а потом, немного дальше, за ар-кой тёмная стеклянная дверь. Это и есть помещение ВММ, в котором проводят заседания «Луча». Мы договорились, что в половине третьего там встретимся.
НА ТВОРЧЕСКОМ ВЕЧЕРЕ МАРИНЫ ЯНАЕВОЙ
Я взяла на работе выходной. В половине третьего была уже в конференц-зале, но Экрам еще не пришел. У большого стола сидели Виктор Титович Татаренко, Иосиф Ткач и другие высокопоставленные приглашённые лица. Виктор Титович предложил мне сесть за большой стол, но я отказалась, решив занять скромные места себе и Экраму. Оставив свою сумку на стуле у стены, я вышла. В фойе небольшими группами стояли мужчины и о чём-то негромко беседовали. Спускаясь на второй этаж, чтобы встретить Экрама, я увидела, как по лестнице под-нимаются женщины. Одна из них была Раиса Борисовна Аб-дуллаева. Они мило улыбнулись, увидев меня.
Вскоре увидела Экрама, он спешил мне навстречу. Мы вместе поднялись на второй этаж и вошли в зал. Экрам отка-зался сесть у стены и предложил мне пройти в конец стола, от-куда будет виден весь коллектив. К нам присоединился Заур Мехтиев. Стали подходить и остальные гости. Среди них был Игорь Леонович Жуков с цветами. С цветами пришёл и Бабаев Эмиль из нашего «Родника». Присутствовали Александр Ха-кимов, журналисты из газет, друзья и знакомые Марины. Было и несколько хазаровцев, которые близки по духу Марине, они своим присутствием решили поддержать поэтессу. Нелля Аташгях сидела рядом с Людмилой Богатырёвой.
Вечер открыл Виктор Титович Татаренко, и первое слово предоставил Иосифу Ткачу. Он вкратце рассказал о Марине и её творчестве, и прочёл одно стихотворение из ее книги «Я - ведьма».
Заур тихо прочёл своё посвящение Экраму, чтобы никто не слышал. Это стихотворение он приготовил для творческого вечера мэтра, которого очень уважает и к которому прислуши-вается, считаясь с его мнением.
Полтора часа прошли довольно оживлённо. Читали стихи Марины, а сама Марина сидела скромно и слушала, иногда вставляя несколько фраз. Если определять ее творчество, то, как считает Экрам, в нём отсутствует поэзия, хотя многие и считают её стихи мелодичными. Можно понять тех, кто встаёт на защиту Марины. Уровень несложных стихотворных форм многие понимают, но поэзию и философию нужно осмысли-вать, это не под силу даже многим профессионалам.
Хорошо сложенные слова, по-современному, написанные в своей тональности, обладающие определённым смысловым решением, - это ещё не поэзия. Я тоже прихожу к такому мне-нию. Поэзия – это нечто возвышенное, завуалированное, пре-красное. Нельзя сказать, что Маринины стихи – не стихи. У неё свой шарм, ее стихи легко доступны любому слуху, здесь не надо задумываться над словом. Оно такое лёгкое и дерзкое, что, несомненно, нравится современному молодому читателю. Хорошо, что все поэты пишут по-разному. Маяковский в своё время верно сказал: «Пусть много поэтов хороших и раз-ных…». И замечательно, что нет одинаковых мнений. Иначе можно было бы отказаться вообще от стихов. Маринины стихи будоражат обыденного человека своей открытостью в сексу-альном плане, а это тянет читателя к раскрепощению. Мне хо-телось бы её сопоставить с французской писательницей Жорж Санд. Считаю, что сравнение было бы не в пользу первой. Ма-рина, как пацан, в своих стихах. Здесь многие предлагали свои названия к её книге «Я – ведьма»… Вообще Марина - молодец! В конце вечера она прочла несколько своих стихотворений.
В промежутке между чтением стихов, ко мне и сзади си-девшему парню взглядом, обратился Александр Хакимов. Сна-чала я не поняла, что он хотел, но когда увидела, что он мне передал журнал, поняла, что этот журнал из «Китаб-Клубу». Открыв его, я нашла аннотации к двум моим книгам, выпу-щенным с Экрамом и о моей третьей книге «Лазоревая тишь», среди остальных, уже знакомых поэтов - Алины Талыбовой, Лалы Ахвердиевой, Яны Ярулиной вместе с Лачином, Марины Янаевой и многих других. Было очень приятно получить в по-дарок такой каталог. В конце вечера я подошла к Виктору Ти-товичу поговорить. Тут же появились Раиса Борисовна и Нелля Аташгях и стали уговаривать его добиться помещения для ве-черов русскоязычных поэтов. А Нелля просила провести мой вечер здесь же в зале. На что Виктор Титович обещал погово-рить с Гасаном Гулиевым. Я просила его провести вечер вместе с Экрамом, но он старался замять разговор об Экраме, видимо, учитывая дерзкий язык. Боже, как мне было за него больно. Когда я стала прощаться с Виктором Титовичем, он записал мой номер телефона, и обещал позвонить, если что-то будет намечаться. О разговоре с руководителем «Луча» я рассказала Экраму. И почувствовала, что ему было неприятно это слы-шать. Он себя успокоил тем, что его вечер пройдёт в еврейской общине, в первое воскресенье декабря.
В фойе всех ожидал кофе с бутербродами и печеньем. Мы немного перекусили и спустились к выходу.
25 ноября 2006 года. Я позвонила Яне Ярулиной, чтобы Лачин сходил в Дом книги и взял ещё один каталог для Лалы Ахвердиевой. При случае я отошлю его Лале. Пусть она пора-дуется немного, увидев в каталоге обложку книги, выпущенной вместе с Яной. Вчера она звонила вечером, что есть лишний каталог у Александра Хакимова, и она посоветовала мне созво-ниться с Сашей и взять каталог.
Звонила Марина Янаева, предложила мне пойти 27-го нояб-ря в школу № 134 на встречу с учениками и принести с собой две книги, за которые мне могут заплатить немного денег. Тут я вспомнила, что уже была в этой школе на встрече с учениками. Это было два года назад в это же время. Подумав, я согласилась.
НОВОСТИ ИЗ СУМЫ
Узнав, что в Сумы приехала моя старшая сестра Георгина повидаться с мамой и поухаживать за ней, я несколько раз зво-нила туда. Шестую книгу она прочла и нашла там стихи, по-свящённые ей, её мужу и дочке Инне. Она радовалась за меня, как ребёнок, но когда я ей перечислила ошибки, чтобы она их исправила, она возмутилась, почему я взяла бракованные кни-ги. Пришлось оправдываться тем, что у меня появился сахар в крови и нервничать нельзя. Долго мне пришлось лечить себя диетой, чтобы сахар вошёл в норму.
ОЧЕРЕДНОЙ «РОДНИК»
Написала посвящение внучке «Мартышка у зеркала», ведь ей 28-го ноября исполняется годик. Читала стихотворение утром Сабине и Эльхану, её родителям, и оно им очень понра-вилось.
Занятие на «Роднике» состоялось в своё время. Я пришла, как всегда, раньше всех и немного беспокоилась, придет ли Эльмира ханум. Она пришла вовремя и я успокоилась. Первой подошла Светлана Сыромятникова. Вскоре – Эмиль Бабаев. Вагиф Алекперов сказал, что забыл о занятии, хорошо, что ему напомнил Сергей Стукалов. Затем пришли Экрам, Алия Ахвер-ди, Нина Скворцова. Я их предупредила, что звонить всем мне сложно. Поэтому кто желает приходить на занятия, должны помнить последнюю субботу каждого месяца, а если возникнут вопросы, пусть звонят. Сергей объявил, что он мой замести-тель, и будет всем звонить сам, что он, собственно и сделал.
Занятие прошло в приподнятом настроении. Сегодня тема была в основном эротическая. Но сначала я прочитала своё стихотворение, посвящённое внучке. Всем оно понравилось. Экраму особенно. Он несколько раз мне об этом сказал. Види-мо, вспомнил все повадки малышки, которую он очень любит. Светлана прочла рассказ о собачках. Вагиф Алекперов начал своё выступление с разговора о собственных новых открытиях, связанных с цифровыми обозначениями жизни тех или иных личностей, а также касающихся англоязычных имён, которые каким-то образом подходят к таблице Менделеева. Он прочёл стихотворение «Прораб и индус». Все невольно засмеялись, а Светлана в конце его чтения расстроилась: «Прораба жалко». Все засмеялись.
«Прораб- индус»
Прораб-индус решал проблему утром:
Что для него важнее – Кама Сутра
Или Камаз, застрявший возле Брахмапутры.
Решил он, что важней Камаз с утра,
Но, перепутав всё, занялся Кама Сутрой.
Вот так непросто им – прорабам с Брахмапутры.
В упадке там производительность труда,
А чтоб не путалась ни с кем их Кама Сутра,
Индусам лучше не работать всем с утра.
Эпилог
Индус – министр, вызвавший прораба
На заседание строительного штаба,
Для прекращения эротики и дабы
Расширить экономики масштабы,
Советовал ему читать других с утра
На берегах великой Брахмапутры.
Конечно, если вникнуть в эти строки, ничего поэтическо-го здесь нет, но на слух и для того, чтобы просто немного по-смеяться, их можно принять за определённый вид стихотворче-ской деятельности.
Он прочёл еще несколько своих произведений, и эстафета перешла к Эмилю Бабаеву. Он сразу перешёл на серьёзный рассказ, но вначале говорил очень осторожно, чтобы не испор-тить всем хорошего настроения после стихов Вагифа.
Сергей Стукалов читал своё посвящение кому-то из зна-комых и ещё несколько стихов. Новый товарищ, Валерий Ма-каренко, впервые посетивший «Родник», был более сдержан-ным, без лишних эмоций, если не считать его улыбки. Он читал довольно неплохо и этим выделялся среди остальных. Его сти-хи написаны более грамотно и содержательно. После того, как он прочел несколько стихотворений, я предложила оставшимся товарищам прочесть свои произведения в конце занятия. Лиля Оз превзошла всех своими пародиями. Она читала пародии на Марину, на Сергея, на Энара и многих наших знакомых. В конце она дошла и до меня, как обещала. Оказывается, она дол-го искала в моих стихах, где будет неточность (по её мнению). И нашла: «Если в слове не хватает слога или коренная её часть». Я точно сейчас не могу восстановить её стих, который она обещала обязательно переписать и дать мне. Она написала ещё пародию на Валентина Киреева из Тульской области, ко-торого я включила в наш альманах «Жемчужины Родника». Алия Ахверди читала наизусть свои небольшие стихи. У Нины Скворцовой короткие, простые стихи.
Почти у всех я собрала рукописи и вложила своё стихо-творение, посвящённое внучке, и отдала вместе с дискетой Эльмире ханум. Будем ждать результата.
МИЛАЯ КРОХА
27 ноября 2006 года. Вчера позвонила маме узнать, как она себя чувствует. После нескольких вопросов я стала успо-каивать ее. Если бы я могла взять ее к себе! Она ответила, что я не смогу смотреть за ней, она стала тяжёлая, за ней нужен хо-роший уход, а мне тяжести поднимать нельзя.
«Мамочка, - сказала я, - ты не думай, что мы тебя бросим. Как только Ирина сделает операцию и придёт в себя, она тебя заберёт из больницы». Мама всё это прекрасно понимала и да-ла согласие, надеясь, что всё будет хорошо.
Сегодня иду в 134 школу на встречу с учениками. Вече-ром опишу, как всё было.
28 ноября 2006 года. Сегодня у Беаты день рождения. Ей исполняется годик. С утра я и Сабина, как заведённые. Надо успеть и квартиру прибрать и приготовить вкусненькие блюда. Сотрудницы Сабины придут вечером поздравлять и малышку, и её маму. Ведь год назад она с нетерпением ждала появления на свет дочку. А сейчас наша семья не может налюбоваться милой крохой, которая проявляет всё новые характерные чер-ты, присущие детям.
В ШКОЛЕ № 134
А теперь вернусь к школе №134, где я побывала вместе с друзьями из литературного объединения «Луч», во главе с Га-саном Мамедовичем.
Так получилось, что я приехала немного раньше всех. В актовом зале уже устанавливали стенд, на котором собирались поместить книги, подаренные школе. Вместе со школьниками мы, поэты, уселись в небольших креслах, в первом ряду. На сцене место приготовили для высокопоставленных чиновни-ков. Прибыли Игорь Леонович, его заместитель Шейхов, неиз-вестные мне литераторы. Директор школы выступила и расска-зала, что «День книги» они с большой радостью решили отме-тить у себя в школе и представить ученикам поэтов и прозаи-ков нашего города.
Стенд был красиво оформлен и заставлен книгами. Гасан Гулиев стал рассказывать о каждой книге, представленной в зале. Директор посоветовала, чтобы профессор, рассказывая об авторах изданных книг, представлял их школьникам. Дети, одетые в одинаковую форму, встречали всех аплодисментами. Когда Гасан Мамедович дошёл до своих книг, он старался кон-кретно объяснить, как он творчески подходил к каждой теме и какое значение они имеют в истории, как с научной точки зре-ния, так и с духовной.
Первым пригласили познакомить со своими фантастиче-скими рассказами Александра Хакимова. Он с удовольствием говорил, что фантастика со временем станет явью, и может быть, в недалёком будущем наши потомки соприкоснутся с но-выми открытиями, которые доселе были нереальными. Один из учеников задал вопрос о фантасте Беляеве и Александр расска-зал, что уже были эксперименты из области фантазии профес-сора Беляева.
Геннадия Салаева попросили рассказать о его творчестве, хотя его книг ни при нём, ни на стенде не было. Марина Янаева не выступала. За неё хорошо передала все нюансы её творчест-ва, как молодой поэтессы, Светлана Курочкина. Я удивилась тому, как неожиданно она перешла на мою книгу и сказала, что «Лазоревую тишь», созданную мною, можно прочесть на од-ном дыхании. Выступал Энар Гаджиев. Он сорок лет назад он учился в этой школе, и является её выпускником. Директор школы пришла в умиление и пригласила нас посетить школу в день встречи выпускников, в феврале.
Энар рассказал, как при нём один ученик этой школы на пляже, спасая пятерых детей, сам погиб вместе с девочкой, ко-торую не смог вызволить из волн Каспия. Теперь эта школа но-сит имя погибшего ученика.
Когда меня пригласили выступить, я поднялась на сцену, как это делали выступавшие, рассказала, что моим учителем является Экрам Меликов, что я выпустила шесть книг и явля-юсь руководителем литературного объединения «Родник» при газете «Вышка». Напомнила директору, что два года назад, в такой же дождливый день, Любовь Тимофеевна пригласила родниковцев на встречу в эту же школу. Прочла стихотворение «Грация и шпага». Уходя со сцены, я подарила директору шко-лы нашу с Экрамом книгу «Истина творца» и «Настежь». Она с благодарностью приняла наш подарок. А когда я села на место, решила оказать знаки внимания гостю, которого я не знала, и, спросив у Марины, как его имя, надписала и подарила ему кни-гу. Когда я уходила из школы, он в коридоре, увидев меня, обещал обязательно прочесть нашу книгу. После, на встрече в «Китаб клубу» я уточнила его имя – Энвер Магомедович Шей-хов.
Вечером позвонила Марина и спросила, почему я так бы-стро ушла. Они ещё пили чай у директора. Я объяснила, что торопилась на работу. Пригласила в субботу прийти в «Китаб Клубу» на презентацию каталога, где вышли названия, среди многих авторов, мои с Экрамом книги. Экрам пришёл чуть позже, и я рассказала ему всё о встрече с учениками.
На воскресенье намечен творческий вечер Экрама в ев-рейской общине, и многие обещали прийти.
В КНИЖНОМ КЛУБЕ
30 ноября 2006 года. Вчера днём звонила Марина Янаева и на вопрос, приду ли я в субботу в «Китаб клубу», я ответила, что приду и приведу с собой Экрама. Алине Талыбовой при-глашение передаст мама, которой я сообщила о предстоящей презентации каталога. И намекнула, что придёт Алия Ахверди по своим делам. Марина попросила сделать бутерброды из сы-ра, другие закуски, фрукты, напитки принесут остальные. Ещё сообщила, что Гасан Мамедович предложил подготовить аль-манах с участием членов «Луча». Мне надо перенести стихи на дискету, распечатать на принтере и передать ей в субботу. Я спросила насчёт Экрама. Она ответила, что Гасан Мамедович не хочет включать его стихи в альманах. Мне сразу стало не по себе, но я решила подождать Экрама, и думала, как мне будет больно ему сообщать ему эту неприятную новость. Я пережи-вала, что это его оскорбит.
Дома мы принялись за дневник, но работали молча, без настроения. Каждый думал, что он прав. Как поступлю, я еще не решила. Если послушать Экрама, значит, надо уходить из литературы вообще. Если поступить по-своему, он обидится. Как же найти золотую середину?
3 декабря 2006 года. Я нашла эту золотую середину, вспоминая все этапы моего творческого пути. И подготовила стихи, чтобы Марина включила их в альманах.
ЭКРАМ В ЭФИРЕ
Когда Экрам пришёл к двенадцати часам, передача по ра-дио уже шла. Я дождалась его высказываний о его предназна-чении в этой жизни и о его творчестве, которое многих задева-ет. Его диалог с Земфирой ханум был интересен тем, что крас-норечивое изложение своей позиции придавало Экраму боль-шую значимость. Ведь его высокий интеллект притягивает к себе многих!
После рассказа о своей творческой жизни он прочел сти-хотворение, посвящённое дочке, а затем его стихи читала Зем-фира ханум. Выступал и Иосиф и даже ухитрился спеть под ги-тару песню на стихотворение Экрама. Позже Иосиф позвонил и спросил моё мнение. Я ответила, что он старался и сделал всё, что мог. Ведь он не певец и нельзя предъявлять к нему требо-вания как к вокалисту. Поблагодарила за отзывчивость, и мы договорились встретиться на творческом вечере Экрама в Ев-рейской общине.
НЕОЖИДАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
Неожиданно раздался телефонный звонок. Мужчина представился Ниджадом Мамедовым и так быстро заговорил, что я почти ничего не поняла. Наконец до меня дошло, что он предложил отобрать двадцать стихов, и лишь потом поинтере-совался, есть ли у меня печатные издания. Я ответила, что у меня вышло уже шесть книг. Он повторил, чтобы я на своё ус-мотрение отобрала лучшие стихи, и когда на следующей неде-ле мы встретимся, я передам их ему. Ниджад предложил на-звать других поэтов, кого можно было бы включить в альма-нах. Я назвала нескольких поэтов из «Родника». Кто-то уже был в его списке, но Алию Ахверди он не знал. Я спросила у него насчёт Экрама. Он ответил, что сам поговорит с ним. Я предложила поговорить сейчас, потому что Экрам сейчас у ме-ня, и передала ему трубку. Когда они поговорили, я спросила, нужна ли автобиография. Он ответил утвердительно.
 
ПРЕЗЕНТАЦИЯ КАТАЛОГА                          В «КИТАБ-КЛУБУ»
Вчера, после передачи по радио, я приготовила бутербро-ды из чурека и голландского сыра, и к половине четвёртого мы с Экрамом были уже на месте, в «Доме Книги». По дороге Эк-рам показал окно школы, где с первого класса он учился, а по-том и его дочка. Эльшад Муаллим и Эльчин Гасанов любезно встретили нас и предложили располагаться, где есть свободные места. Немного погодя стали собираться люди.
Я сказала Эльшаду, что мне нужно два каталога. Один эк-земпляр нужно мне передать Лале Ахвердиевой, которая вошла в каталог, она уехала в тульскую область, а другой для Экрама Меликова. Он обещал в конце вечера раздать всем каталоги и в том числе и мне.
Когда все расселись, Эльшад по списку начал вызывать выступающих. Первого автора не оказалось в зале. Пригласили Татьяну Маркову. Она сказала, что посещает «Хазар», и прочла несколько стихотворений о любви. Когда выступала Гюльшан Тофик гызы, выяснилось, что она ещё и художница. У неё поя-вились поклонницы - студентки Славянского университета, ко-торые пишут работу по её творчеству. Браво! Она коротко и ясно рассказала о себе. Я её видела несколько раз, но ничего не запомнила из её рассказа.
Пригласили Александра Хакимова. Он при встрече пода-рил мне с Экрамом книгу «Джава» из серии «Наша фантасти-ка». Действие, которое происходит у нас в Баку в середине ХХ1 века, насыщено фантастическими моментами. Принимая в подарок книгу, я решила обязательно прочесть её. Александр рассказал, что в Санкт-Петербурге его, единственного из Баку, приняли в семинар писательско-фантастического общества под
руководством Бориса Стругацкого, о своей последней книге и о планах на будущее.
Рассказать о себе и почитать стихи пригласили Экрама. Он считает своё творчество самым высоким, и он прав. Но не все его понимают. Он говорил недолго и сразу начал читать стихи. Как всегда, сначала слушатели насторожились, но потом попросили прочесть ещё свои стихи. Экрам заслужил уважение своим необычным взглядом на жизнь и поэзию.
Виталий Антонов, девятнадцатилетний парень, уже зая-вил себя в современном научно-популярном труде приключен-ческого плана. Он пишет об археологических разысканиях, о тайне Девичьей башни. Эльшад говорил о нём больше, чем сам Виталий. А после того, как они с Экрамом вышли на улицу по-курить, и вернулся. Экрам сказал, что этот парень обещал пер-вым поджечь костёр, на котором можно было бы сжечь Экра-ма, и с горечью признался, как его ненавидят, как отвергают его творчество. Я ответила, что он сам виноват: что пишет, та-кое отношение к себе и получает. Экрам убежден, что он гово-рит правду. «Но за правду надо терпеть», - сказала я, закончив наш неприятный разговор.
Нелля Аташгях выглядела весёлой и оживленной, под-держивала, как ни странно, Богатырёву, видимо они подружи-лись. Вместо Марины, отказавшейся говорить, выступала Раиса Борисовна, вместо меня выступил Экрам. Заступники всегда рядом. Но я все же вышла и рассказала о своём творчестве, объяснила названия своих книг, сказала, что пишу уже трина-дцать лет не только стихи, но и мемуары о своей жизни и о ли-тературных встречах. Книга будет в трёх томах из-за объёмно-го содержания. Я уверила Эльшада и Эльчина, что и сегодняш-няя встреча будет описана в книге. Когда я начала читать, Людмила вышла из зала. Я прочла стихотворение «Солист», которое помнила наизусть, аллитерации в нем привлекают сво-ей напевностью, потом «Невидимый мост» и одно стихотворе-ние из последней книги. Эльшад восторженно слушал мои сти-хи, а потом решил тоже прочесть обязательно мои стихи, что он и высказал своими словами. Я села на место, улыбнувшись. После меня кто-то ещё выступал.
Эльшад поблагодарил всех за встречу. Он решил выпус-кать литературную газету, для чего ему нужны спонсоры. Но их, среди пишущих, не оказалось.
За чашкой чая и бутербродами проходила непринуждён-ная беседа, споры о поэзии. Эльшад рассказал об Эльчине, что тот пишет рассказы. Верхняя полка уже заполнена его книгами. Эльчин много шутил и просил Экрама почитать стихи. Экрам читал. Как всегда, вдохновенно и у него слегка тряслись руки.
Было уже поздно. Взяв каталоги для Экрама и Лалы Ах-вердиевой, мы попрощались. На улице моросило. К нам при-соединилась Алия Ахверди. Мы проводили её до сквера, около которого живёт её мама. Я села на маршрутку, которая идет в мою сторону, а Экрам ещё немного подождал свой автобус. Дома открыла пакет от Александра Хакимова. В нём была кни-га фантастики «Джава» и копия газеты «Азербайджанские из-вестия» за 14 октября 2006 г. со статьей Курочкиной Светланы про меня, Марата Шафиева и Александра Хакимова.
 СТАТЬЯ СВЕТЛАНЫ  КУРОЧКИНОЙ
Светлана давно обещала передать мне копию газеты со своей статьей, и только сегодня она оказалась у меня в руках. Я ее прочитала. Газета может затеряться, поэтому я переношу в дневник, как и другие отзывы о моём творчестве, очерк жен-щины, которая интересуется многими поэтами и выражает о них своё мнение в газетных публикациях.
Называется статья «Каждый пишет, что он слышит…» с подзаголовком: Состоялась презентация новых книг двух Ба-кинских авторов. Вот что она пишет:
«Первый сборник стихов Валентины Эфендиевой «Искры небесные» вышел в 1997г. «Лазоревая тишь» – шестая её книга. В ней собрано более ста стихотворений, отдельные четверо-стишия, афоризмы. Главная тема творчества Валентины Эфен-диевой – любовь к природе, родному краю, ко всему сущему. В предисловии к книге поэт Экрам Меликов, обращаясь к чита-телю, определяет: «Со вниманием читайте исповедь поэта; Ва-лентина знает, для кого пишет, какие чувства заставляют её взяться за перо. Об этом – один из афоризмов: «Поэзия не мо-жет быть лежбищем горечи. Она рассветной чистотой возлежит на строках».
«Стихи – бескрайние просторы,
Где плещет Слово – озерцо.
Тебе земное эхо вторит,
Чтоб неба высветить лицо…»
В сборнике немало стихов, где автор размышляет о судь-бах человека, вспоминая исторические события далёкого про-шлого, библейские сюжеты: «Колос науки» – о сгоревшей Александрийской библиотеке, «Голос Горы» – притча о Нагор-ной проповеди, «Предчувствие свободы» – Тайная вечеря:
«Был жарок поцелуй. Учитель кротко
В глаза смотрел тому ученику,
Чья плоть была насыщена не кровью,
А мраком, уводящим мир во тьму».
Поэт Экрам Меликов так сформулировал сущность по-этического дарования В.Эфендиевой: «Автор бесконечно прав-див и по-особенному беспощаден к порокам мира и своим соб-ственным…Правда же, какая бы она ни была, - символ свето-носного постижения жизни. Этой правдой и раскрытостью сердца поэт завораживает окружающую среду»…
На следующий день предстоял творческий вечер Экрама Меликова в Еврейской общине.
ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР ЭКРАМА
6 декабря 2006 года. Творческий вечер Экрама состоялся третьего декабря в Еврейской общине. В актовом зале ещё за-нимались дети, и я ждала в фойе, пока не подойдёт наше время. Вскоре подошли Элаза Бабаева, Светлана Сыромятникова, Александр Хакимов, Иосиф Ткач - ведущий презентацию. Ко-гда дети закончили репетировать на сцене, мы прошли побли-же к первым рядам и заняли места. Я заметила, что в зале уже были Ирина Зейналлы, Валерий Макаренко, барды Ибрагим Имамалиев и Виталий Игольников с гитарами. Появились и не-знакомые люди. Они, скорее всего, были из общины. Экрам вошёл вместе с женой и дочкой. Иосиф сел за стол перед зри-телями, тут же сел рядом виновник вечера. Иосиф спросил у меня, который час, и, узнав, что уже половина четвёртого, ре-шил, что время начинать.
Вступительную часть взял на себя Иосиф, рассказав об Экраме, его творчестве и о личности в целом. Неплохо прочёл три стихотворения, но так, как читает Экрам, его стихи никто не прочтёт. Он, сидя, рассказывал о своём творчестве и личной жизни. Читал стихи настолько выразительно, что захватывало дух, хотя многие стихи уже были знакомы читателям, нахо-дившимся в зале.
Потом выступил Валерий Макаренко, четко охарактери-зовал сущность современного человека, людей, которые вос-принимают и не воспринимают поэзию Экрама. Не всем может нравиться его прямая натура в общении и в поэзии. Людям больше льстят мажорные ноты, где всё хорошо и ничто не ре-жет слух. Поэзия разная оттого, что люди по-разному думают и чувствуют то, что их волнует. Экрам не такой. Он тоже может изменить своё мнение о некоторых сторонах бытия, но в по-эзии он стойкий «оловянный солдатик». Он не любит подхали-мов и не хочет понимать, что такое дипломатия. Его раздража-ет человек, если он не творческая личность. Но изменить этот мир он может только в стихах, раскрывая пороки человеческих душ…
Я, например, часто встречаю на страницах журналов кар-тины Босха. Разве он всем нравится? Однако и они занимают своё место в карикатурных сценах на полотнах. Это стиль ху-дожника и снять его со щита никто не посмел, - это моё мнение – Валентины.
Валерий посвятил своё стихотворение поэту, пытаясь проникнуть в душу и мировоззрение Экрама. Выступила Алмаз – жена Экрама, рассказала, как она ходила по инстанциям, что-бы опубликовали стихи мужа. Она обратилась к референту Имрана Касумова Бабе Везир оглы, по чьему ходатайству сти-хи Экрама опубликовали в «Литературном Азербайджане». Одно из его стихотворений прочла Светлана Сыромятникова. Ирина Зейналлы с чистой душой отнеслась к поэзии Экрама, подчёркивая красивые метафоры.
Виталий Игольников и Ибрагим Имамалиев преподнесли сюрприз Экраму. Сначала пел Ибрагим, аккомпанируя на гита-ре, песню на текст из стихотворения Экрама «Кривое здание». Виталий Игольников спел три песни, две - на стихи того же ав-тора «Дорожки сада» и «Вдали ещё…», и одно посвящение.
Шёл шестой час. Экрам хотел продолжить рассказ о своей жизни, но я остановила его, и обиженно напомнила, что я не крайняя и тоже хочу прочесть своё посвящение наставнику. Тут же дали мне слово.
Потом Иосиф пригласил всех к столу отведать сладкого.
Я, Экрам с дочкой и женой, и к нам присоединился Ио-сиф, прогулялись немного по проспекту. Я спросила у Экрама, кто такой Эльчин Гасанов в «Китаб-Клубу»? Он ответил, пи-шет детективную прозу, и знает только одно его произведение «Смерть журналиста». Я подумала, что мы еще успеем позна-комиться с работой Эльчина. За разговорами незаметно подо-шли к автобусной остановке. Экрам с дочкой и женой уехали, а мы с Иосифом прошла к остановке, что находится около биб-лиотеки М.Ф.Ахундова, где я села на автобус и поехала домой.
Позвонила Ниджаду Мамедову, которому перевела по Интернету свои и Экрама стихи для сборника, и спросила, чья была затея насчёт альманаха. Он ответил, что спонсор пока не хочет называть себя, но книгу будут печатать в Баку или в Мо-скве. Я попросила не забыть передать нам с Экрамом по одной хотя бы книге. Он пообещал. Ну что ж, будем ждать.
НА ЮБИЛЕЕ П.Н.ЗАБЕЛИНА
7 декабря 2006 года. Вчера я была в ресторане по при-глашению Марины, дочки Забелина Петра Николаевича, кото-рому исполнилось 90 лет. Я сначала удивилась звонку, но ре-шила обязательно пойти, потому что Пётр Николаевич, почита-тель моей поэзии, не забывал наносить мне визиты, чтобы по-баловать небольшими сувенирами в праздники. Разве я могла ему отказать?
Дома с дочкой перебрали гардероб и решили, что я оде-нусь проще, имея в виду возраст юбиляра. На работе уложили мне волосы феном, наложили немного косметики, и я стала чувствовать себя уверенней. Ресторан «Айля», как мне его на-звала Марина, дочка юбиляра, находится недалеко от памятни-ка Низами и кинотеатра «Араз». Приехала вовремя. В фойе встречала гостей Марина. Она предложила мне раздеться и пройти в зал. Недалеко от торжественного стола Пётр Нико-лаевич встречал гостей. Он обрадовался моему приходу и крепко обнял меня. Оператор уже ходил с камерой и снимал всех, кто поздравлял юбиляра. Я вручила Петру Николаевичу подарок и ещё немного постояла среди гостей. Татьяна Алексе-евна из «Содружества» пришла, видимо, с мужем. Я спросила у неё, действительно ли в помещении «Содружества» сделали ремонт? Она объяснила, что там были плохие полы, и при-шлось сделать паркет. Я ее поздравила и спросила о Михаиле Константиновиче Болотникове. Она ответила, что он болеет, жалуется на ноги и редко бывает в «Содружестве».
Марина, хозяйка вечера, стала рассаживать гостей за стол, который стоял у стены. Я села так, чтобы можно было видеть весь зал, в середине которого оборудована площадка для тан-цев. Рядом, напротив нашего стола, располагались столы в че-тыре ряда, но не такие длинные, как наш стол. За отдельными небольшими столами собиралась другая компания, видимо, иностранцы с переводчицей, которая говорила то на англий-ском языке, то на русском, то на азербайджанском.
Стол был интернациональным. В течение вечера они про-водили викторины. Это было видно по сувенирам, которые раздавались за полученные ответы. А за нашим столом шло че-ствование юбиляра. Тамада, показывая на стене фотографии ветерана в разные периоды его жизни, рассказывал о пройден-ном пути ветераном, за которого поднимали тосты. Он сидел почти в центре стола, заполненный яствами: салаты на любой вкус, курица, поджаренная в гриле, напитки, фрукты и т.д.
Гости с удовольствием пробовали все. Появилась артист-ка в национальном украинском костюме и стала петь частушки и прибаутки под гармонь. Она пела много и хорошо. У меня, глядя на довольное лицо юбиляра, поднялось настроение. Ко-гда они закончили свою программу, пошли поздравления от гостей.
Пока не зазвучала музыка, я попросила тамаду дать мне возможность прочесть своё посвящение юбиляру. Получив разрешение, я поднялась и с выражением прочла поздрави-тельное стихотворение. Получив громкие аплодисменты,  по-дошла к Петру Николаевичу и, вручив ему листок, поцеловала в щёку.
Со мной сидела незнакомая женщина, которая ухаживала за мной, подавая то салаты, то люля-кебаб. Музыка заполняла весь зал, усидеть на месте было невозможно. Вместе с гостями я веселилась и танцевала под ритмичную азербайджанскую ме-лодию и под цыганочку, даже вызвала на танец тамаду. Марина не присела ни на минуту, следила, чтобы гостям было ком-фортно за столом во время всего вечера. Время показывало около девяти часов. Пока музыканты настраивали инструмен-ты, я попросила у тамады разрешения прочесть три стихотво-рения. Он предложил прочесть  больше, но, чтобы не устраи-вать литературный вечер, я решила остановиться на трёх сти-хотворениях. Подойдя к музыкантам, я взяла микрофон. Сна-чала представилась, а потом начала читать «Синицу в клетке», «Солиста» и «на закуску» «Невидимый мост». Пётр Николае-вич подошёл ко мне и опустился на одно колено, выражая своё почтение моей поэзии. Этого многие не поняли, но я приняла это, как знак уважения ко мне. Весь зал внимательно слушал меня, а в конце громко аплодировал. Понимая, что надо ухо-дить тактично, я подошла к Петру Николаевичу уже за столом и попрощалась. Он не хотел меня отпускать, обещая, что меня проводят, но, понимая, что гостей много и хозяевам не до меня, я решила никого не беспокоить, а потихоньку пройти к бульва-ру и там сесть на свою маршрутку.
В фойе сидела Марина со своей знакомой. Она не хотела меня отпускать, объясняя, что ещё будет большой трёхслойный торт, но мне надо было торопиться домой. Я попрощалась с ними, надела своё пальто и вышла. На улице было многолюд-но, в основном молодёжь. Несмотря на позднее время, вечер был спокойным, и я тихонько прошла до автобусной останов-ки. Дома рассказала, как прекрасно провела время.
НОВОСТЬ ИЗ ГАЗЕТЫ
На следующий день, когда я пришла с работы, Экрам был уже у меня. Он с радостью сообщил, что вышла статья Алии Ахверди, о вечере в Еврейской общине газете «Наш век». Он читал, чуть ли не по слогам, выделяя все нюансы статьи. Алия упомянула и тех, кто читал ему свои посвящения. Естественно, там было несколько строк и обо мне, как о талантливой учени-це Экрама, крупное дарование которой - раскрыл гениальный поэт, и что меня, его непосредственное открытие, знают за гра-ницей. Назвала Алия и Заура Мехтиева, он тоже считает своим учителем Экрама Меликова. Больше всего Экраму понравилась концовка статьи: «Когда человек, обладающий неординарным умом и эрудицией, называет себя гением, возможно, это может вызвать саркастическую усмешку. Но почитайте его стихи – непредвзято, не торопясь… Вы ещё ухмыляетесь? Простите, но тогда вы ничего не понимаете в поэзии!» И её подпись.
В одной из газет кроссвордов «777» я прочла выражение «Если человек называет сам себя гением, надо к нему прислу-шаться».
Мы позвонили Алие и поблагодарили за статью, но пре-дупредили, что она может нажить себе врагов. Она засмеялась. Мы ещё немного поговорили, и она обещала передать несколь-ко газет, которые я пошлю родниковцам – Лале Ахвердиевой и Надежде Давришевой. Хочу послать и своим сёстрам.
ВЫХОД ЖУРНАЛА «МУТАРДЖИМ»
16 декабря 2006 года. Недавно написала посвящённое стихотворение Алие, и прочитала ей по телефону. Она смути-лась, ведь ей до сих пор никто не посвящал стихов.
А сегодня я позвонила в редакцию «Мутарджим» Алишу. Он сказал, что журнал вышел, и повторил: «Слава Богу, гото-во!» Я ответила, что еду за ним, позвонила Вагифу, объяснила, где находится редакция. Он предложил встретиться у базара и вместе поехать за журналами. Через полчаса мы вошли в изда-тельство, где нас уважительно встретил Алиш и вручил журнал «Мутарджим» со стихами родниковцев. Переношу свое вступ-ление «Аромат эпохи» к подборке стихов в дневник:
 
АРОМАТ ЭПОХИ
(Журнал «Мутарджим» №3\ 4 – 2006  год)
Первый выход авторов литературного объединения «Род-ник» в литературном журнале «Мутарджим» за № 2-2005 г. ознаменовался, большим и радостным событием. Десять поэтов показали своё мастерство – владение искусством поэзии, уме-ние передать свои восприятия в лирической форме, оригиналь-ными строфами, находить новые краски в метафорах – вот че-му учатся родниковцы на литобъединении «Родник» при газете «Вышка». А сколько интересных поэтических строк черпают и приобретают в познавании исторических кладезей, современ-ной жизни, дискутируя между собой! Добрые споры рождают истину! Искусство поэзии требует как высокого мастерства, так и непрекращающейся ни на один час работы души. Ещё по-эзия существует для того, чтобы мы изучали её, чтобы мы ею жили!
А вот что сказал в своё время Экклезиаст: «Слова мудрых – как иглы и как вбитые гвозди». В этом есть и своя суть, и своё понимание истины, резкого справедливого слова на стро-ке, которого боятся, как меча, многие из нас. Людей притяги-вают больше лирические строки только лишь потому, что они устают от нагромождения грязного и пошлого в этом мире. Выбор темы всегда стоит за творцом!
Двадцать первого марта - Всемирный день Поэзии. Как это прекрасно!
По этому поводу собрались в издательстве общественно-политической газеты «Вышка» участники литературного объе-динения «Родник», чтобы подвести итоги работ родниковцев в 2005году. В конференц-зале, кроме членов «Родника», присут-ствовала: «выпорхнувшая» в большой мир поэзии именно из «Родника» Алина Талыбова. Любовь Тимофеевна Якунина, по-здравила всех и пожелала им творческих взлётов.
Главный редактор Гасанова Медина выступила не только с радостной вестью о творчестве поэтов, но упомянула ушед-шего недавно из жизни талантливого поэта-родниковца Тейму-ра Гылманова. Ему было всего 42 года. Она трогательно отне-слась к его стихотворению: «Клятва на пепелище Ходжалы».
Среди присутствующих, награждённых грамотами, по разным номинациям, за лучшие произведения, были названы: Людмила Дудко, Светлана Сыромятникова, Экрам Меликов, Геннадий Салаев, Нина Скворцова, Александр Раков, Тамилла Тагизаде, Фируз Абдуллаев, Раиса Калашникова и др. Осталь-ные получили грамоты, как преданные родниковцы.
Отрадно, что в «Роднике» появились новые имена: Марь-ям Джалилова и Алия Ахверди.
«Родник» продолжает своё путешествие во времени, от-ражаясь новыми произведениями в журнале «Мутарджим» и в альманахах.
Родниковцы с нетерпением ждут выхода сборника «Род-ник-2006», который будет издаваться также в издательстве «Мутарджим». К этому сборнику подключаются духовные творцы нашего родного города. Они войдут в «Союз Духовных Миров». Этот сборник обещает быть интересным, потому что в нём будут представлены и поэты, и прозаики.
Все мы живём в 21 веке, впитывая самое лучшее из про-шлых времён, даря светлые частицы своей души родному госу-дарству в поэтических строках.
Поэзия – сестра свободомыслия! В искусстве бывают от-кровения, а бывает и просто хорошая мастерская работа. Пер-вое принадлежит к тем событиям, которые формируют духов-ную биографию эпохи, второе приносит свой скромный, но ценный вклад в художественную культуру определённого вре-мени.
Каждое стихотворение поэта – попытка прорыва из мало-го, в себе замкнутого пространства, в большое и «открытое».
«Когда человек почувствовал магию слова, установить вряд ли возможно, но он прочувствовал и создал одно из пре-красных своих творений – Поэзию!»
Время неумолимо уходит в Никуда, но в поэзии остаётся аромат эпохи. Поэты прошлых веков любили справедливость, точно так, как её любим мы. Они, конечно, были детьми своего времени, своего общественного строя и приспосабливали к не-му свою мораль, своё понимание доброго и дурного.
У Данте есть строки, будто бы специально обращённые к нынешнему поклоннику китча: «Ты – словно тот, кто имя вещи знает, но сущности её не разберёт…». Так будем же помнить о том, что хочет сказать сам поэт, открывая душу читателям!
Роберт Фрост, замечательный американский поэт гово-рил: «Одна половина человечества состоит из людей, которые имеют что сказать, но не могут, а другая – из людей, которым нечего сказать, но они не умолкая, говорят об этом».
Чтобы развить свой вкус, чтобы лучше понимать поэзию, её сущность, надо глубже погрузиться в её стихию. Богатства поэзии огромны! Каждый поэт – целый мир или хотя бы целая страна, целый город! И что ценно, характер поэта – составная часть таланта.
Вот что думал Константин Бальмонт: Поэзия есть истин-но-абсолютная реальность. Чем поэтичнее, тем вернее.
Объектом литературы, как в древности, так и в наши дни, была и остаётся, говоря словами А.С.Пушкина, «судьба чело-веческая, судьба народная»
Валентина Эфендиева
Руководитель литобъединения «Родник»
Дома обзвонила родниковцев, чтобы пришли на «Родник» и получили свои журналы.
 
ПРИГЛАШЕНИЕ НА ФЕСТИВАЛЬ
21 декабря 2006 года. Вчера, как договорилась с Людми-лой Борисовной, приехала в «Содружество». В кабинете сидел Михаил Константинович и разговаривал с людьми, которые его, можно сказать, «окружали». Извинившись, прервала их разговор, потому что спешила домой, боясь, что дочка оставит малышку с сыном, а ему всего десять лет. Узнав, что Людмила Борисовна обязательно придёт, я попросила передать ей стихи. Михаил Константинович пообещал и вручил листок, узнав, что мы с Экрамом придём на открытие фестиваля. Я скрутила лис-ток в трубочку и направилась в сторону магазина на привок-зальной площади, где купила дискеты. Дома зять занимался своими делами, значит, Беаточка была под присмотром.
Я внимательно рассмотрела, данный мне Болотниковым листок, и поняла, что это два пригласительных билета на фес-тиваль, где будут награждать участников Третьего Республи-канского открытого фестиваля «Литературный Баку – «2006» под девизом «Растёт берёза средь кавказских гор», посвящён-ного году России в Азербайджане. Этот фестиваль состоится в помещении ВММ, где часто проходят заседания «Луча» и дру-гие мероприятия.
ПРЕДНОВОГОДНИЙ СНЕГ
28 декабря 2006 года. Ещё вчера вечером пошел снег. Ему предшествовала холодная погода. А сегодня утром город заме-ло снегом – Новый год встретим в белом одеянии.
Но хочется вернуться к занятию «Родника», которое про-шло 23-го декабря на неделю раньше, чем обычно, потому что 30-го декабря люди будут готовиться к Новому году.
 
ПРОВОДЫ СТАРОГО ГОДА
Утром позвонила Алия Ахверди и предложила проводить старый год, пообещав принести к чаю разнообразное печенье. Я задумалась, что добавить к её ассортименту. Хотя Алия и просила ничего не приносить, я всё же купила в «Чудо-печке» пирожков и вафельное печенье, покрытое шоколадом. Позво-нил Экрам, и я попросила его купить вино. Мне одной тяжело будет нести груз, ведь надо ещё взять электрический чайник на случай, если у Эльмиры ханум его не окажется. Обещала прий-ти мама Марьям, нашей юной поэтессы, чтобы получить жур-нал «Мутарджим», в котором участвует малышка. Жаль, что Марьям заболела ветрянкой.
Вагиф принёс, как я просила, журналы, которые в первую очередь раздали родниковцам, опубликованные в журнале. Сколько было радостей; хотя и с опозданием, его все же вы-пустили. Передать журнал в этот день Медине ханум я не ри-скнула, чтобы не испортить ей настроение перед Новым годом. Ведь не было сделано то, о чём я просила Мэтанат – внести до-полнительную строку о Медине в начало вступительного тек-ста и убрать последнюю строку, где я подписываюсь, как руко-водитель. На следующем занятии передам Медине журнал, а там посмотрим, как она отреагирует на него.
Родниковцы, в основном Алия, помогли накрыть стол для чая. Все читали свои стихи. Несколько человек пришли с опо-зданием. Мама Марьям получила журнал, немного посидела с нами и ушла. Вагиф много рассказывал об эзотерических явле-ниях и передал мне листок, а потом подошёл к столу, где я си-жу с Экрамом, с нашей книгой «Истина творца» и «Крест судь-бы» и открыл первую страницу с рисунком циферблата и же-лезной дороги. Особенность рисунка в том, что цифра 8 распо-лагается на рельсах. Он извлёк из числа 8 корень, нажав кнопку калькулятора два раза, – по числу авторов книги. Результат - день и месяц моего рождения. Как Вагиф объяснил, есть ещё особенность рисунка, на циферблате отсутствует число 12. Он повторил операцию с цифрой 12 и получил тот же итог. Такой эксперимент он провёл и с Экрамом, и калькулятор показал да-ту рождения маэстро.
Экрам во все эти действия не верит. Вагиф увлёкся мате-матическими рассказами, отчего Геннадий попросил погово-рить об этом в другом месте и не отнимать время. Я тоже об этом подумала. Всем нравится эта тема, но надо знать меру. У нас иное направление – поэзия и это должно быть главной те-мой.
Алла Андрианова читала свои стихи настолько трога-тельно, что чуть не заплакала. Накануне был её день рождения, и она рассказала, как чуть не провалилась в открытый люк, скрытый большой лужей после дождя. Ей помогли подняться. Видимо, её растрогало, что пришли люди на выручку, и всё обошлось благополучно.
Я прочла своё стихотворение, посвящённое Алие Ахвер-ди, которое всем понравилось. Экрам заметил, что все напи-санное верно характеризует Алию и подходит ей. Она подошла ко мне, получила посвящение и поцеловала.
Макаренко Валерий с выражением читал свои стихи, ко-торые многим понравились. Он сделал широкий жест родни-ковцам, – преподнес каждому листок с его знаком гороскопа на 2007 год. Мне достались листки с текстом о Близнецах. Буду иметь в виду, что меня ожидает в Новом году.
Сергей Стукалов никак не может успокоиться по поводу моего стиха о «Книге Еноха». Он написал на него ответное стихотворение, как его друг Эльберд Туганов, и прочёл его на «Роднике». Чего ему неймётся? Я ведь исправила ошибку в эпиграфе под его диктовку. Ну что ж, каждому своё!
Александр Раков читал стихи о любви. У него одна тема – любовь. Я подчеркнула, что он у нас любвеобильный автор.
Алия была на высоте, читая с выражением свои стихи наизусть. После нее Сыромятникова прочла свои сказки и ли-рическое стихотворение. Время нашего занятия закончилось, я просила закругляться, потому что мы задерживаем Эльмиру ханум, которая пришла в неурочное время ради нас. В изда-тельстве по субботам никто не работает. Как я ей благодарна, что она всегда старается не подвести нас и помочь провести вместе праздники и будни.
Без выступления остался Эмиль Бабаев. Извиняясь, я по-просила отложить его выступление до следующего месяца, ко-гда постараюсь дать ему возможность выступить первым. Объ-явила еще раз о приглашении Болотникова Михаила Констан-тиновича в ВММ, где будет проходить 26-го декабря третий Республиканский Открытый Фестиваль «Литературный Баку – 2006» под девизом «Растёт берёза средь кавказских гор», и мы разошлись по домам. Представленные родниковцами стихи я передала Эльмире ханум для Медины.
У каждой эпохи свой запах и цвет,
И месса с затянутой песней.
За серою тьмою приходит рассвет,
Он сумрачной зги интересней.
И звёзды очерчены тайной,
И судьбы прошедших эпох,
Чьи мифы живут неслучайно
На строках, как сладостный вздох.
НА ФЕСТИВАЛЕ
Теперь можно подойти к тому дню, когда мы, литерато-ры, собрались в помещении ВММ, чтобы порадоваться за по-бедителей конкурса.
Я хотела сесть в стороне на свободный стул, но Татьяна Алексеевна пригласила меня за большой стол, где обычно зани-мают места видные представители интеллигенции нашего города и члены литературного объединения «Луч». Я заняла за столом еще два места для Экрама и Алии Ахверди, но когда пришёл Эк-рам, он сказал, что Алия не придёт из-за болезни ребёнка.
Прибыли Игорь Леонович Жуков и представитель по-сольства Александр Владимирович Житников. Пришёл Мансур Векилов.
Присутствующих было так много, что мест для всех не хватило, и несколько человек стояли у входа. Яна Кондова (Ярулина) не пришла по болезни. Но я-то знала, что она прове-ла вместе с Алиной Талыбовой большую работу по подготовке альманаха, куда вошли поэты, начиная от Н.Б.Хатунцева, Ман-сура Векилова, Варвары Константиновны, и кончая бакинцами, пишущими стихи и прозу на русском языке.
Марина, дочка Петра Николаевича Забелина, тоже при-сутствовала, у которого я была на торжестве, сказала, что Пётр Николаевич никак не может до меня дозвониться. Я успокоила ее, что у меня просто изменилась первая цифра в номере теле-фона, вместо четвёрки надо набирать пятерку. Она обрадовала меня, что сделала копию видеокассеты и скоро Пётр Николае-вич мне её передаст. Очень не терпелось увидеть, как я там вы-плясывала и читала стихи.
Подошла Алина и попросила не реагировать на то, что премировать будут только молодых. Она больше обращалась к Экраму, давая понять, что многих асов решили не награждать, их и так знает весь город. Но я предложила вручать книги асам, называя их по фамилии, ведь мы пришли не с улицы, а то по-лучится, как на предыдущем фестивале: книги начали разда-вать, когда люди уже расходились.
Экрам улыбнулся и ответил, что его это не интересует. Я подошла к Весте Николаевне, стоявшей с дочерью в окружении молодых людей, и передала им свою книгу «Лазоревая тишь» для знакомой, которая очень просила передать ей книгу через Весту Николаевну.
Когда Экрам вышел покурить, подошёл Марат Шафиев и подарил нам обоим свою книгу «Чересполосица». Я удивилась, с чего это вдруг, но он посоветовал обязательно прочесть ста-тью о проклятых вопросах Экрама Меликова. Экрам, улыбаясь, ответил, что всё в порядке, он может не беспокоиться. Все за-няли свои места, и Михаил Константинович объявил, что пора переходить к официальной части.
Вступительным словом фестиваль открыла Алина Талы-бова. Она рассказала о сборнике, куда вошли произведения всех бакинцев, участвующих в литературных объединениях, кто пишет на русском языке, о том, что третий фестиваль, как и два предыдущих, помогло организовать Российское посольст-во. Об этом же говорила и Татьяна Алексеевна Керимова, председатель «Содружества».
Александр Житников определил этот фестиваль как за-ключительный аккорд в этом году, посвящённый  России. Сле-дующий год, заметил Игорь Жуков, станет Годом Русского Языка в мире. И ещё он отметил, что у нас в Баку пишут пре-красные стихи о России. Мансур Векилов поздравил всех уча-стников сборника и пожелал творческих успехов.
Татьяна Алексеевна предложила выдавать дипломы без указания занятого места. Дипломы солидарности «Содружест-ва» будут вручать молодым авторам и тем, кто не вышел на пе-редовую линию.
Алина вызывала молодых авторов и вручала дипломы с подарками. Первыми получили награды Тамилла Ализаде, Ды-ляра Оруджзаде, Микаил Чингиз. Некоторые выступили со словами благодарности.
Марат Шафиев вышел, чтобы поздравить и вручить ди-пломы «Племя молодое» Зауру Мехтиеву, Солмаз Сулейманлы и школьникам Зауру Джалилову и Марату Рагимову.
Заур Мехтиев после награждения говорил напористо и остро об отношении к русскому языку в Азербайджане, в част-ности, в Баку, пожелал всем в Новом году творческих успехов и поблагодарил за диплом.
Потом наградили Светлану Курочкину, Александра Ха-кимова, Сергея Шаулова, Ибрагима Имамалиева. Ирина Зей-наллы после награждения отметила, что нет границы между Азербайджаном и Россией, что мы все, вышедшие из СССР, считаем для себя второй родиной Россию. Сергей Аранович спел под гитару довольно вольную песню. Александр Раков так же был отмечен.
Болотников рассказал еще раз о фестивале, в котором бы-ли представлены проза и поэзия, посвящённые России, расска-зал об авторах, пишущих на русском языке, которым была и остаётся близкой русская тематика. Он говорил о завершении года с хорошими результатами. Подчеркнул и то, что у «Со-дружества» расширяются литературные объединения, в част-ности, появился Клуб фантастов и сатириков.
Было отмечено ещё несколько авторов – Марина Мурса-лова - пишет прозу и стихи, Людмила Дудко, Касумова Елиза-вета, Энар Гаджиев. Они поблагодарили за награждения и ска-зали много добрых слов в адрес гостей и Бакинских литерато-ров, которые дают им возможность печататься в журналах и га-зетах.
Фестиваль подходил к концу. Алина Талыбова ещё раз подчеркнула, что организаторы не оставили вне внимания лучших поэтов нашего города и включили их в сборник «Рас-тёт берёза средь Кавказских гор», зная их высокое мастерство. Назвала и меня, как руководителя «Родника» при газете «Выш-ка».
Затем всех присутствующих пригласили в фойе отведать кофе с пирожными.
Когда к нам пришёл Экрам, он рассказал, что где-то читал статью Марата Шафиева, которую тот поместил в своей по-следней книге. Потом я вспомнила, что Марат впервые передал Экраму этот же текст, отпечатанный на листах, о чём я уже пи-сала раньше. В своей книге «Чересполосица» он посвятил ста-тьи некоторым ведущим литераторам, в частности, Алине Та-лыбовой.
30 декабря 2005 года вышла подборка стихов родников-цев и моя вступительная статья:
ПОЭТИЧЕСКИЕ СТРОКИ УХОДЯЩЕГО ГОДА
Наш «Родник» – на старте Нового 2006 года! Отзвенели песни и стихи 2005-го. В душе каждого родниковца родилась не одна строчка, из-под его пера вышло ни одно стихотворное произведение. Отрадно, что уровень мастерства растёт бук-вально на глазах у читателей. Хочется пожелать и родников-цам, и читателям нашей газеты «Вышка» обоюдной одухотво-рённости в Слове, чтобы пишущий, и читающий находили взаимопонимание, душевный бальзам в стихах!
Время уходит навсегда, но в поэзии остаётся аромат эпо-хи. Ведь поэты всегда были детьми своего времени, своего об-щественного строя, оттого они и выражали свою мораль, своё понимание доброго и дурного.
«Искусство, оживляющее камень, искусство, воскре-шающее мёртвых – может ли быть, более высокая оценка твор-ческой возможности Человека?» – сказал Николай Дубров.
Настоящие поэты находят свои, только их стилю прису-щие слова: в поэзии самое главное не «как у других», а «как у себя». Вот что сказал по этому поводу Ромен Роллан: «Первый закон искусства: если тебе нечего сказать – молчи». Истинные поэты приходят в литературу зрелыми, состоявшимися. В этом уважение к читателю, в этом – писательское достоинство!
Валентина Эфендиева
Руководитель литобъединения «Родник»
Ниже опубликованы стихи: Заура Мехтиева, Паши Юсу-пова, Александра Ракова, Ольги Чумаковой, Камиллы Керимо-вой.
Закончились встречи и вечера уходящего года. Впереди новый старт в Новом 2007-м году. Как хочется пожелать и себе и всем добрым отзывчивым людям мира и здоровья на нашей планете. Это говорю я - Валентина Эфендиева. Жизнь – слож-ная штука. И надо оставить после себя чистый взгляд в памяти людей, понимающих истинное Слово - не только поэзии, но и доверия!
НА ПОРОГЕ НОВЫЙ 2007 ГОД
1 января 2007 года. Ушел Старый год, а с ним и хлопоты, большие надежды, которые войдут в память каждого человека по-своему.
Меня и моих близких родных не забыли поздравить дру-зья. Поздравляла и я, желая каждому новых взлётов и здоровья. Единственный звонок перед Новым годом был тяжёлым. Сест-ра из Сум сказала, что маме очень и очень плохо, и она просит Ирину помочь ей. А как она поможет, когда врачи разводят ру-ками, не в силах поднять её на ноги. Ирина объяснила, что ей самой надо ложиться в больницу на очень сложную операцию, после которой следует отлежаться три месяца. Маму оставить она не может и откладывать операцию тоже нельзя. Слушая её уставший голос, полный тоски и разочарования, я ещё более сознавала свою беспомощность, не в силах чем-либо ей по-мочь. Как это больно!
Что мне преподнесёт Новый год на своих ладонях? Время покажет! Моё желание - быть такой же, как всегда!
В своих записях я коснулась главных моментов моей творческой работы и тех встреч, которые вели меня к моей мечте, к достижению задуманного. Впереди будут новые взлё-ты и огорчения, и я готова всё принять, как должное. Пока я живу, жизнь полна для меня непредсказуемых поворотов. Но я продолжаю записи, и мне хочется остановиться на последней странице, поделившись с читателями радостным событием. Меня примут в члены Союза писателей. И я благодарна моему наставнику в духовной жизни за то, что я имею то, что имею. Я благодарна всем людям, понимающим искусство, которые це-нят его за необычную поэзию. Это, например, талантливая по-этесса Алия Ахверди, посвятившая ему своё стихотворение, увидевшая его необычную, точную правдивость отражения всех сторон жизни Поэта в стихах. В них его радости и печали и еще незаурядные способности, которыми он владеет. А те-перь он сам о себе:
ЭКРАМ АЗИЗОВИЧ МЕЛИКОВ
(Биография Поэта)
Со слов моей мамы – Василисы Диомидовны и бабушки – Зродловской Ванды: Предкие родом из Кракова – шляхтичи. После подавления восстания 1860-64 гг.
Многих родственников Зродловских казнили за то, что они учавствовали в антирусском восстании, а когда бабушка родилась – род шляхтичей продолжился. Муж её из Салоник. Наполовину турок, наполовину грек. В ходе войны1876-78 го-ды попал в плен к русским, как турецкий военопленный. После плена Зродловский Вацлав (отец) – мой прадед взял его к себе в поместье, в качестве «мастера на все руки».
Они тайно обвенчались: греко-турок (Дамир - Деомид) с полячкой (Вандой). Он принял православие и бежал из Кракова с женой к родственнику Яродскому Карлу в имение под Вязь-мой (между Смоленском и Вязьмой). В 1905 гду родилась моя мать – Виталия Диомидовна Щербакова – по имени управляю-щего поместья. Писалась чисто русская Василиса.
Со стороны отца: дед был муллой Тифлисской мечети, и звали его Наджаф Меликов. До сих пор находится в мечети Тифлиса рукопись Корана написанная им от руки (со слов Ве-ры Юдиной Меликовой, которая видела этот Коран хранив-шийся в архивах этой мечети).
Бабушка – со слов Веры Юдиной: была грузинкой.
Отец – Меликов Азиз Наджаф оглы, родился в Сальянах в 1902 году. Окончил два института в Советское время: сельско-хоз, и университет. Работал ректором сельскохозинституте, в комиссариате народного хозяйства, на высоких должностях.
После Сталинских репрессий 35-37 годы был снят с должности. После работал директором совхоза в Шамхоре, за-тем являлся главным табаковедом Бакинской табачной фабри-ки. Умер в 1978 году. Мама в 1969 году.
Я, Экрам Азизович Меликов, родился 29 октября 1946 го-да в г. Баку. Кончил институт АПИ им. Ленина, ныне Универ-ситет им. Туси, по специальности – историк.
С 1972 года работаю, научным сотрудником в музеи ис-тории Азербайджана, по сей день. Стихи начал писать с 13 лет. Первая тетрадь потеряна. Свои записи стихов храню, как зени-цу око.
Женат, имею дочь.
Поэзией занимаюсь с детства. Выпустил шесть книг.
Алия Ахверди
Э. М.
1.
Рты разинули боги, забыв о своих колесницах.
Мироздание недосчиталось своих потрохов…
Никогда ничего не смогу написать, что сравнится
С неприкаянной нежностью, с яростью этих стихов!
Пусть Вселенная треснет по швам, заполняема
                                                                        словом!
Я уже дождалась пресловутого судного дня.
Мне ведь некуда больше идти за пределы земного –
Нет ни пяди небес, где бы ни был никто до меня.
2.
Там не было дна. И поэтому было легко.
Любое движенье казалось паденьем – и взлетом.
И все, что скопила Земля в карнавале веков,
Распалось на строки, теряя свою позолоту.
Там не было лжи. И поэтому в темной воде
Сновали, как хищные рыбы, людские пороки.
Все тайные грезы когда-либо живших людей
Возникли из праха – и тоже распались на строки.
Но где же та ноша, которую проклятым днем
Поднять небеса окаянные не захотели?
Песок на закате искрился нездешним огнем.
Осколки огромной любви под ногами хрустели.
3.
Свет – прибежище страха червей бессильных.
Темнота – хранитель благоговейный
Наших лучших сокровищ. Не мрак могильный,
А среда для звуков-прикосновений.
Мне сказали: «Там, на скалистых тропах,
Бродит призрак безумного иноверца».
Мне сказали, что здесь будут горы трупов,
Я же слышу – биенье живого сердца.
Но когда издевательским многоточьем
Засверкает рассвета дырявый лапоть,
Черный бисер, рассыпанный этой ночью,
Ни собрать не успею я, ни оплакать.
НОВЫЙ 2007 ГОД
В древности люди учились для того, чтобы совер-шенствовать себя, ныне учатся для того, чтобы удивить других.
Конфуций, др. китайский мыслитель
14 января 2007 года. Новый год по старому стилю мы встретили в кругу семьи. Вчера, после небольшого перерыва, написала несколько стихотворений: «Звоны любви», «Чаро-дей», «Тени исчезают в полночь», «Путь мгновения», «Огнен-ная воля», «Зов тишины», и рано утром сегодня - « Небесная вежа». Я очень боялась, что отойду от стихов, но, как видно, душа продолжает трудиться. А сподвигнули чувства написать стихи - мои отношения к жизни, ведь настроение меняется, как погода; то тепло на душе, а то настигают одни разочарования. Хорошо, что можно уходить в поэзию, как в безбрежный океан и отдаваться своим настроениям, и надеется, что не всё так плохо и, что можно во имя любви к жизни жить! Главное, что-бы с нами были люди, которым мы дороги и которые много значат для нас в этой жизни.
Беаточка растёт, удивляя нас своими капризами и новыми открытиями. Эмиль начал заниматься спортом в школе. Спорт и компьютер стали неотъемлемой частью его жизни.
16 января 2007 года. Сегодня с утра услышала по россий-скому радио в исполнении Анны Герман песню «Нежность». Сколько её ни слушай, всегда сердце волнуется от высоких чувств, ведь слова этой песни касаются душ многих людей, ис-кренне любящих друг друга.
Я не смогла пойти ни 14-го января на творческий вечер Александра Родионова в «Содружество», ни в центр еврейской общины на следующий день, куда приглашала Галина Бабаева. В литобъединении «Содружество» организовали вечер сатиры и юмора. А у меня дома накопилось лишком много проблем.
НЕОТВРАТИМОЕ ГОРЕ
19 января 2007 года. Сегодня большой религиозный праздник - Крещение. А у меня горе. Я была на работе, когда позвонил Эмильчик и сказал, что звонила Ирина из Сум и со-общила, что умерла моя мама. Как было больно это слышать! Мама долго болела и всё же, разве можно смириться со смер-тью родного человека, сколько бы ни было ему лет! Решила срочно ехать! Позвонила в Москву, но сына не было дома. Га-лина Ивановна обещала позвонить ему на работу. Вскоре пере-звонил сын и сказал, что поедет со мной на похороны.
Зять помог мне взять билет на Москву, откуда вместе с сыном поедем в Сумы. Ирина по телефону сообщила, что Гера не сможет приехать. Она пожелала помнить маму живой, ведь незадолго до смерти гостила у неё и помогала Ирине ухаживать за мамой.
Ирина и меня уговаривала не приезжать: пусть мама ос-танется и для меня живой, но я со слезами ответила, что не мо-гу не проводить маму в последний путь. Я себе этого никогда не прощу.
- Как знаешь,- ответила сестра.
Весь вечер я провела в растерянности, не зная, что брать с собой. Сабина передала Ирине на похороны немного денег. Утром в аэропорт мы приехали рано, до регистрации успели обо всём переговорить с дочкой и зятем. Объявили посадку, и началась утомительная процедура проверки багажа и личного имущества. Люди понимали, что так надо, и молча исполняли всё, что от них требовалось.
Полёт прошёл нормально, а я была вся в думах, как я смирюсь с тем, что мамы больше нет.
В Москве меня встретили Яшар с женой и младшим сы-ном. На машине мы за час добрались до его дома. Аэропорт Домодедово находится от дома дальше, чем Шереметьево.
Дома нас ждали родители Алевтины - Галина Ивановна, больной Евгений Иванович и внук Максим. Я удивилась, как он похорошел - вырос и немного похудел. Живой в движениях, он выглядел симпатичным парнем. Мне сказали, что он зани-мается спортом. Димочка же чуть подрос и много рассказывал мне по дороге о своих учителях и занятиях в школе.
Я была счастлива за детей, видя, как они ласково обраща-лись друг с другом. А если возникал спор, то продолжался не-долго. Всё это происходило на моих глазах. Хорошо, что у них всё в порядке.
Вечером я с Яшаром отправились на вокзал. Билеты в Сумы сын купил заранее, как и билеты на обратную дорогу - ему в Москву, а мне - в Баку. Ехали мы в плацкартном вагоне. Боковые места нас не смущали. Думая о похоронах, я ни на что не обращала внимания.
Сын беспокоился обо мне и утешал, как мог, хотя я ста-ралась держаться и не плакать на людях.
В Сумах нас встретила сестра с мужем. И только здесь, склонившись к ней на плечо, я дала волю слезам. Пока мы еха-ли к ним домой, Стас рассказывал о последних минутах жизни мамы, а Ирина дополняла его рассказ.
- Как хорошо, что приехала! – подумала я, - пусть моё сердце успокоится, я поступила правильно, и с сыном побуду несколько дней. Когда я ещё их всех увижу?». Ирина расспра-шивала Яшара о его жизни в Москве, о родственниках, о пого-де, о жизни вообще.
Когда приехали, сразу отказались от еды, только выпили чаю. Деньги, данные мне сыном и дочкой на похороны, я отда-ла Ирине. Долго засиживаться не пришлось. Мы торопились на квартиру, где жила мама. Сейчас там живут дети Ирины – ее сын и сноха с сыном, Артёмчиком. Мальчик тоже подрос и по-правился. В комнате уже переставили вещи - новая хозяйка по-своему устраивается на новом месте. Иринины друзья и сослу-живцы пришли проводить Зинаиду Михайловну в последний путь. Они не раз встречались с мамой у Ирины дома и хорошо ее знали. Ни один концерт Ирины, ни один вечер с друзьями не проходили без мамы. О ней говорили, что мама любила три вещи: французские духи, маникюр и шампанское. Рассказыва-ли, как она учила женщин стегать одеяла.
Соседи, люди искусства приносили цветы и венки. Не-большого размера венки были удачно оформлены.
Ближе к похоронам привезли маму из морга, где её дер-жали до моего приезда – одетую по всем правилам христиан-ской религии.
Приехал священник с девушкой, которая во время отпе-вания пела вместе с ним молитвы.
Стас тяжело перенёс смерть тёщи. Он помнил, как три го-да назад потерял сначала свою маму, а потом отца.
У него нервно тряслись руки, когда он поправлял накидку покойной. Отпевание закончилось. Батюшку с девушкой про-водили до машины. До похорон оставался час.
Утром пошел снег, но к концу службы прекратился. Ещё немного поморосило, а потом все высохло.
Как будто погода сама плакала, провожая женщину-мученицу в последний путь.
Мы с Ириной поднялись в квартиру, чтобы я смогла со-греться и выпить таблетку от боли в сердце.
На кладбище поехали почти все. Я обратила внимание на украинские могилы, здесь нет высоких оград. Мраморные па-мятники никто не трогает - кладбище хорошо охраняется.
Похоронили маму нашу очень достойно. И всё благодаря Ирине и Стасу.
Мой сын все время был рядом, и мне от этого станови-лось легче. Приятельница Ирины, Люба произнесла речь, с большим уважением и любовью помянув «рабу божью» Зинаи-ду. Попрощались. На могиле разложили цветы и венки. Авто-бус и машины с людьми направились в кафе, где был накрыт большой стол для поминовения. Люди снимали верхнюю оде-жду, и садились за стол. Говорили много добрых памятных слов о маме. Хвалили Ирину со Стасом, которые смотрели за мамой до последней минуты её жизни. Дома к нам присоеди-нились близкие друзья Ирины, а у меня слёзы не просыхали,
не хотелось верить, что я больше не увижу маму.
На следующий день пришли друзья Ирины - Люба с му-жем. Снова пошли воспоминания о работе, о похоронах, о жиз-ни на Украине, о творчестве Ирины. Люба рассказала, как мно-го им пришлось работать, чтобы ко дню Победы подготовить на центральной площади, у Мемориала павшим воинам, высту-пление хореографического коллектива, которым руководят Ирина и Стас. Сцена должна была соответствовать тематике торжественного дня. В то время Ирина была настолько заин-тригована предложением, участвовать в праздничном параде, так загорелась, что, идя по улице, невольно раскрывала руки, придумывая движения будущего танца, даже не замечая, что прохожие смотрят на неё с удивлением. Она уже представляла себе сценарий будущего выступления. Действительно, полу-чился шедевр, о котором она даже не мечтала: девочки вышли в белых пелеринах, имитирующих ангельские крылья. Движе-ния были чёткими. По сюжету, над монументом как бы кружил клин белых лебедей. А во время танца вдруг, прямо над голо-вами балерин, появился клин живых журавлей. Они медленно облетели площадь и вернулись, кружа тем же клином, над за-стывшими от восторга танцовщицами. Эта картина потрясла сумчан. Слёзы счастья появились у многих на глазах.
Об этом представлении долго рассказывали всем с неопи-суемым восторгом балерины и жители города Сумы. Люба и Ирина продолжали со слезами рассказывать об этом случае, ставшей как бы неповторимой легендой, созданной ими, в честь павших за родную землю солдат, освободивших землю от немецких захватчиков…
Своеобразным аккордом к их восторженному рассказу были прочитанные мною стихи «Солист» и «Невидимый мост».
В этот день Ирина, узнав, что я давно мечтаю о диктофо-не, подарила его мне. Сабине на день рождения она передала ожерелье из перламутра.
Мы пересмотрели мамины фотографии с Ириной, и я отобрала несколько снимков для себя, где мама наша молодая. Денис принёс фотографии, сделанные во время похорон. Это – последнее богатство, что осталось от мамы. И ещё несколько фотографий моих с моими детьми.
Это самое ценное, потому что все остальные подарки бы-ли ранее подарены от Геры, Ирины и сына, хотя у меня самой их тоже было немало для родных. На следующий день мы с Яшаром готовились к отъезду. К поезду нас провожали Ирина со Стасом. Уезжая, я подумала, когда ещё встретимся. Хоть бы Ирину не подвело ее здоровье. Молодая женщина, а прогнозы не утешительные.
В Москву доехали на следующий день без всяких про-блем. Внуки ласково встретили меня. После завтрака я показа-ла Галине Ивановне фотографии с похорон и рассказала, со слов Стаса, как умерла мама.
Я рассказывала о своём горе, а Евгений Иванович, пара-лизованный вот уже 13 лет, из другой комнаты беспрерывно звал Галину Ивановну. Она объяснила мне, что так продолжа-ется день и ночь.
- А как соседи, ничего не говорят? – поинтересовалась я.
- Они всё слышат, а что делать, если человек больной?
В Москве день пролетел быстро, и сын с невесткой про-водили меня на поезд, который направлялся в Баку. Со мной в купе находились три бакинских  парня. Я попросила проводни-ка поменять мне место, и поместить рядом с женщинами, но потом передумала. Ребята в купе были очень веселые и внима-тельные. Я не дёргалась, когда они громко шутили и играли в нарды. Видя, что меня одолевает кашель, они приносили мне чай и укрывали одеялом, чтобы я согрелась.
ПО СЛЕДАМ ПАМЯТИ
29 января 2007 года. Я вернулась домой 27-го января, ко-гда исполнилось девять дней со дня смерти мамы. На вокзале меня встретили Сабина с Эмилем. Вещей особых у меня не бы-ло, всего две сетки. На такси мы быстро приехали домой. Я пе-редала Сабине подарок от Ирины ко дню рождения. Ожерелье из перламутровых листочков было очень нежным, и понрави-лось дочке. Потом я похвасталась, какой сувенир мне подарила Ирина. Диктофон, о котором я так мечтала, был уже с записью, которую сделали Ирина и Стас специально для Нураддина. Ве-чером, когда он пришёл с работы, я включила маленький аппа-рат, и мы услышали слова Ирины и Стаса о том, как они сожа-лели, что его не было рядом, и что они очень любят Нураддина. Тут он еще больше загрустил о том, что не смог поехать на по-хороны тёщи. В этот день мы скромно отметили девять дней со дня смерти мамы.
И ещё, в день приезда я не пошла на «Родник», потому что устала с дороги. Экрам сам провёл его и приехал ко мне домой. Уже все были в курсе, что у меня умерла мама.
Вскоре начались  звонки от родниковцев и моих друзей. Соболезнования шли от души  в мой адрес. Звонили Нина Гри-горьевна из объединения «Луч», Любовь Тимофеевна Якунина, и все сочувствовали моему горю. Немного подлечившись, я че-рез два дня вышла на работу. На работе обещала пригласить всех на сорок дней мамы, а это будет 27-го февраля.
В этот же день вышла газета «Вышка» с соболезнованием по поводу смерти моей мамы. Я была признательна Медине ханум за внимание.
Тут же позвонила Ирине и прочла своё посвящение маме и соболезнование из газеты. Мы немного поговорили, я просто умоляла её беречь себя. До Геры никак не дозвонюсь. Сегодня написала «Терновый венец» - стихотворение о трёх сёстрах и о скорби по поводу потери нашей мамы.
ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЁННЫЙ РИММЕ КАЗАКОВОЙ
В субботу, 10-го февраля, я пришла в «Содружество» по приглашению Михаила Константиновича Болотникова, однако его еще не было. За большим столом сидели, как знакомые мне люди, так и незнакомые. Увидев Раису Борисовну, я рассказа-ла, что ездила на похороны мамы в Сумы вместе с сыном. Она стала сердечно соболезновать моему горю. Села за круглый стол рядом с Валерием Макаренко и мы стали ждать, когда начнется вечер. Не дождавшись Михаила Константиновича, решили без него открыть вечер, посвящённый Римме Казако-вой.
Александр Родионов прочёл стихотворение из книги Риммы Казаковой и передал слово Раисе Борисовне. Тут я включила диктофон, чтобы записать интересные стихи и мне-ние Бакинских поэтов о творчестве Риммы Казаковой. Я узна-ла, что поэтесса родилась в 1937 году 27-го января, в день смертельного ранения А.С.Пушкина. Раиса Борисовна прочла свой конспект о жизни и творчестве Риммы Казаковой. На дик-тофоне, кроме ее чтения, оказался записанным уличный шум и перешептывания слушателей.
Александр Родионов предоставил мне слово, и я прочла своё посвящение Римме Казаковой из первой книги «Искры небесные». Все молча слушали. Потом Светлана Сыромятни-кова и Людмила Богатырева читали стихи о Баку из книг Рим-мы Казаковой. Сергей Стукалов высказал свое мнение о твор-честве московской поэтессы. Валерий Макаренко посвятил мне своё стихотворение и прочел его:
 
ВАЛЕНТИНКА
Она по-женски прикасается к словам
Легонько пыль с извечности стирает,
И чтобы слог потворствовал делам.
Зерно стихов, как жемчуг отбирает.
Счастливит взгляды красноречье слов:
В душе от мыслей окрылённых ясно
И волшебство необъяснимых снов,
Как чувство вдохновения – прекрасно!
Легка небес лазоревая тишь.
Разумны звуки бравого парада,
Когда стихов слегка коснёшься лишь…
Талант от Бога – главная награда!
На пяльцах снов достоинство основ,
В тон нежным краскам сочная картина!
Украсив жизнь святым узором слов,
Счастливый свой ковёр ткёт валентинка!
В противовес иным чудачествам,
В которых штампы резче, чем тавро,
Она берёт количеством и качеством,
А это значит – делает добро!
ТРЕВОЖНАЯ НОВОСТЬ
Вечером позвонил сын из Москвы. Трубку взял Нурад-дин. Я удивилась, ведь мы недавно разговаривали с ним по те-лефону. Чего это он вдруг звонит? Наверное, что-то случилось? По разговору я поняла, что умер тесть сына. Я извинилась пе-ред сыном, что не смогу приехать. Да и после похорон уже поздно о чем-то говорить. Яшар тоже извинился, что впопыхах, замотавшись с похоронами, его домашние не позвонили нам. Мы передали Галине Ивановне и Алевтине свои соболезнова-ние.
ДЕНЬ ВАЛЕНТИНА
14 февраля 2007 года. Сегодня день Валентина, день Любви. Впервые меня не поздравит мама, но её слова всегда будут вспоминаться в этот день, как самые ласковые. Она все-гда говорила: «С Днём Ангела, тебя, Валюша!» и далее шли добрые пожелания. И всегда волновалась за меня, а теперь я буду волноваться за младшую сестру, её здоровье требует вни-мание.
Мои родные с утра поздравляли друг друга с праздником. Александра Михайловна позвонила, поздравила с днём Вален-тина и пожелала всего наилучшего в жизни и в творчестве.
В понедельник я позвонила Медине Гасановой в изда-тельство и попросила разрешения нам самим выпустить оче-редной альманах, а она его только проверит. Я предложила включить в альманах не только стихи родниковцев, но и произ-ведения прозаиков и других городских поэтов.
Вчера с утра я готовилась отметить сорок дней смерти моей мамы.
НА «РОДНИКЕ»
В тот день занятие прошло оживлённо. Элаза подарила мне свои две книги. Одна из них о Иисусе Христе. Просмотрев книгу, я поняла, что много взято из Библии. Её же мышления, которые она внесла между библейскими терминами, включая молитвы, мне кажется, не очень удались. Но она твёрдо стоит на своих позициях. Что ж, резюме остаётся за знатоками. Пого-ворили о новом сборнике, чтобы все подготавливали свои сти-хи.
Сергей, как всегда, ждал своего выступления в самом конце.  Вагиф, Экрам, Валерий и новый товарищ Эльдар задели второй закон термодинамики и говорили о том, как стихи от-ражаются в душе читателя, и какой энергетический резонанс они несут в себе. Об этом всегда твердил Экрам, т.к. старался донести до многих самую суть, но людская глухота всегда про-являлась в их стихах. Восторгаясь, в большинстве случаев, своими произведениями, выносили свои стихи на слух окру-жающих людей, а в результате - нонсенс.
Александр Раков удивил новым направлением в стихо-творении, это заметили все. Я предложила Эльдару посещать «Родник», где будут печатать и его стихи, если они того стоят. На его вопрос: «Когда мы будем выходить в свет, чтобы нас слышали не только здесь в зале?» Я ответила, что мы уже вы-ступали в школах и на вечерах. Так что не сидим, сложа руки, и впереди у нас намечаются новые идеи.
Я собрала почти у всех стихи и отдала Эльмире ханум.
В субботу слушала передачу по радио. В передаче участ-вовал тот же Ибрагим. Он рассказывал о музыкантах «Рок группы», о жизни американских джазистов. В целом передача получилась интересная, о чем я сказала Земфире Шейхзамано-вой по телефону.
СОРОКОВИНЫ МАМЫ
Всё приготовила для прихода гостей. Первым пришёл Экрам. Пришла Ира, моя кума, которая принесла для супа лапшу и сама ее приготовила. Чуть позже пришла Любовь Ти-мофеевна. Дочка помогла накрыть на стол. К двум часам при-шли все мои друзья и сослуживцы по работе. Нураддин съез-дил за Юлей. Когда все разместились за столом, подали горя-чие блюда. Я очень хотела выразить свою боль по ушедшей маме, вырастившей нас, сестёр, настоящими людьми. Я не мог-ла говорить без слёз. Прочла посвящённое ей стихотворение и ещё о нас, трех сестрах. Теплые слова в адрес усопшей сказал Экрам. С моих слов он рассказал, что мама в последнее время относилась ко мне более чутко, чем раньше, сочувствовала мо-ему тяжелому финансовому положению. Он пожелал ей спать спокойно. Нураддин всегда считал её своей второй мамой и сказал много добрых слов. Я вспомнила и о Евгении Иванови-че, свате из Москвы, который очень быстро после мамы ушёл из жизни. Как Галина Ивановна с дочерью Алевтиной и моим сыном тринадцать лет ухаживали за парализованным челове-ком.
После чаепития гости стали потихоньку расходиться. Ну-раддин поехал провожать Юлю домой. Он еще не вернулся, а Юля позвонила и выразила слова благодарности в наш адрес за то, что мы к ней были всегда внимательны.
Вечером пришел с работы зять, и мы снова помянули ма-му.
Беаточка не сходила с рук, она ласково улыбалась всем.
В начале марта я отобрала свои стихи для участия в кон-курсе и перенесла на дискету.
Время ещё есть, чтобы подумать над своей работой. Мо-жет, придётся что-то изменить, хотя Экрам не согласен, чтобы я чего-либо изменяла в стихах.
Второго марта поздравила Алевтину с днём рождения.
Сегодня четвёртое марта. С утра написала стихотворение «Десница судьбы». Пусть пройдёт время, и я ещё раз подумаю над ним. Мне сегодня снился сон, как будто я к своему стихо-творению, не помню какому, сочинила мелодию и всё время пела песню, а она, мелодия, лёгкая, нежная, и я всё утро повто-ряла её. Как только написала сегодня стихотворение, всё выле-тело из памяти, даже слова.
 
ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ
11 марта 2007 года. В женский день, 8-го марта, с самого утра меня поздравили мои родные. Очень много было звонков от родниковцев, что меня обрадовало. Зять преподнёс букетик нарциссов и ветку мимозы, извиняясь за скромный подарок. Но я и этому была рада, зная, как молодым сейчас трудно. Вече-ром за столом  сказала, что у меня теперь два сына, отчего он немного смутился. Сабина тут же добавила: и две дочки. Мы всегда считаем Алевтину дочкой. Три внучонка и лапочка внучка - четверо детей!
Как я счастлива! (Не сглазить!)
Звонила Лале Ахвердиевой, и она сообщила, что выслала мне пока один сборник стихов, выпущенный Валентином Ки-реевым. Лиле Оз и Экраму вышлют позже, за неимением средств на пересылку. Я подумала, что ей надо выслать денег на бандероль. Ещё мы с ней обговорили один вопрос, с которо-го надо было начинать. Она предложила прислать ей к концу месяца стихи родниковцев для нового сборника.
ДОЛГОЖДАННАЯ НОВОСТЬ
Спустя ещё некоторое время ко мне позвонил Паша (Па-вел) Юсупов, чему я очень удивилась. Он поздравил меня с Новруз-Байрамом и пожелал всего наилучшего. Потом поздра-вил меня со вступлением в Союз писателей. Я сначала опешила и переспросила его. Он объяснил, что находится в Союзе писа-телей, и узнал новость. Я спросила насчёт Экрама. Паша отве-тил, что все, кто подавал заявление о вступлении в Союз, при-няты. Вечером решила позвонить Мансуру. Поздравив его с праздником, я спросила насчёт вступления.
- А разве ты не знаешь? – спросил меня Мансур.
- Никто мне ничего не говорил, я только сегодня узнала хорошую новость, - ответила я.
- До вторника Союз писателей не работает, а во вторник пойди к Арифе ханум, уплати взнос и получишь удостовере-ние, - продолжил Мансур.
- А как Экрам? – не удержалась я.
- Его дело на рассмотрении, - ответил он и добавил, что-бы Экрам зашел к нему.
ВАЛЕНТИНА  ЭФЕНДИЕВА
САГА  ДУШИ
Болью твоих тревог –
Одой воздвигну скит,
Шаткий отторгну слог
Вымыслов и тоски.
Судеб густая мгла
К чувствам сурова  впредь.
Мысль во главе угла-
Жизнь отрицает смерть!
Мною отпит глоток
Мудрости, что свята.
В жилах тугих поток
Тока…- Я уж не та!
В тихом  соборе слов
Слышен напевный плач –
Это Судьбы заслон –
Вникни! Переиначь!
 
                                           СОДЕРЖАНИЕ
Вместо предисловия                                                                   ДУХОВНАЯ ВЫСОТА 3
СИГНАЛЬНЫЙ ВЫПУСК 5
«ТЕНЬ ТИШИНЫ» 5
ГРАМОТЫ ЗА ВЕРНОСТЬ И ТАЛАНТ 10
«СОДРУЖЕСТВО» ПОСЛЕ РЕМОНТА 12
ШИРОКИЕ ЖЕСТЫ 13
ПО СЛЕДАМ ПАМЯТИ 14
РЕДКИЕ ГОСТИ 14
СТИХИ В «ВЕСТНИКЕ» 15
БАКУ - МОСКВА 16
ВСТРЕЧА С СЫНОМ 16
НА УТРЕННИКЕ ВНУКА 18
В ГОСТЯХ У ЛАЛЫ 19
СНОВА В ДОРОГУ 20
РАДОСТНЫЕ ВСТРЕЧИ…. 21
ПРОВОДЫ, ПРОВОДЫ… 23
МЫСЛИ О ДОМЕ 24
ШЕСТОГО ИЮНЯ 25
НА СТРАНИЦЕ «ВЫШКИ» 25
ПЕРЕД ПРЕЗЕНТАЦИЕЙ 25
СЮРПРИЗ 26
КРУГОВОРОТ 27
ПРЕЗЕНТАЦИЯ 27
ИНТЕРЕСНЫЕ   РИФМЫ 35
ИНТЕРЕСНЫЕ МЕТАФОРЫ 36
ПОЭТ О СЕБЕ 39
ЖИЛ ПОЭТ 41
ПЕРВАЯ «ЛАСТОЧКА» 43
«ЛУЧ» В ДЕЙСТВИИ 43
В РАДИОСТУДИИ 45
НОВЫЙ АЛЬМАНАХ «СОДРУЖЕСТВА» 46
«БОГАТСТВО ПОД НАЗВАНИЕМ ВОЛОСЫ» 46
НЕОЖИДАННЫЙ ЗВОНОК 47
СНОВА В ГОСТЯХ 47
ВЕСТИ ОТ НАДЕЖДЫ 48
ПРИЯТНЫЕ ВСТРЕЧИ 49
РАДОСТНЫЕ ЗВОНКИ 50
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ВЕЧЕР ПОЭЗИИ 51
ПОЭТИЧЕСКИЕ НОВОСТИ 53
НАЧАЛО КОНЦА 54
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ 56
ПРОЩАНИЕ С ТЕЛОМ 57
ПРОПУСК  НА  «РОДНИК» 57
А СУДЬ И КТО? ОСТРЫЕ УГЛЫ 58
ТРАГЕДИЯ В БЕСЛАНЕ 58
ПРИОРИТЕТ ОТДАЮ ПОЭЗИИ 59
ЗАКОНЫ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ПОКАЗАТЕЛЬНЫ         ДЛЯ ПОТОМКОВ 62
ТУЧИ НАД БЕСЛАНОМ 63
ЗАМАНЧИВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ 64
РОДНОЙ «РОДНИК» 66
ВСТРЕЧА С УЧЕНИКАМИ ШКОЛЫ № 134 67
НА ВСТРЕЧЕ С УЧИТЕЛЯМИ В ЦРК 69
ПОМИНКИ Н.Б.ХАТУНЦЕВА 70
ТВОРЧЕСКИЕ ПОИСКИ 71
ДУХОВНЫЕ РАЗРЯДЫ 72
ДЕЛА РОДНИКОВСКИЕ 73
ДЕНЬ УЧИТЕЛЯ 74
ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ И ДРУГИЕ ОЩУЩЕНИЯ 75
ГЛАЗАМИ ЭКРАМА 77
НА ПУТИ К ИСТИННОЙ ПОЭЗИИ 78
НОВЫЙ 2005 ГОД.                                                                           ТЕКУЩИЕ МИНУТЫ ТАЮТ В ПРОШЛОМ 80
СРЕДИ СВОИХ 81
НАГРАЖДЕНИЕ ГРАМОТАМИ 82
НОВЫЕ НОТЫ В «СПЕКТАКЛЯХ» 84
ВСТРЕЧИ В «СОДРУЖЕСТВЕ» 85
В ПОИСКАХ ИСТИНЫ 87
ОТ «РОДНИКА» ДО «СОДРУЖЕСТВА» 88
«РОДНИК - 2005» 88
НАЗОЙЛИВЫЕ ОШИБКИ 90
«ПЛОТЬ ОТ ПЛОТИ» 91
ТВОРЧЕСКИЕ ПУТИ 92
ВСТРЕЧА С ВЕТЕРАНАМИ ВОВ 93
ВЫХОД СБОРНИКА 94
«СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ» 94
«ВЕЧЕ НА УКРАИНЕ» 95
АЛЬБОМ ДЛЯ ФОТОГРАФИЙ 96
КОНКУРСНЫЕ РАЗБОРКИ 96
ПЯТАЯ КНИГА 97
ПОМОЩЬ ПОСОЛЬСТВА 98
ЧЕСТВОВАНИЕ ЮБИЛЯРА 99
ПЕРЕУТОМЛЕНИЕ 99
У ПАМЯТНИКА А.С. ПУШКИНА 100
ОБЕЩАНИЕ 101
ВСТРЕЧА С АГАБЕКОМ СУЛТАНОВЫМ 102
ПРИГЛАШЕНИЕ ХАЗАРОВЦЕВ 103
НОВЫЕ СБОРНИКИ 105
ПОКЛОННИК МОЕЙ ПОЭЗИИ 106
ПРИГЛАШЕНИЕ ИБРАГИМА 106
ПРЕЗЕНТАЦИЯ НА «РОДНИКЕ» 107
ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЁННЫЙ ПАМЯТИ В.А.КАФАРОВА 109
СУВЕНИР 110
ПЕЧАЛЬНАЯ НОВОСТЬ 110
«РЫЦАРЬ ТИШИ» 111
ПРИГЛАШЕНИЕ НА  РАДИОЗАПИСЬ 113
В ШКОЛЕ № 46 114
В ГОСТЯХ У ЮРЫ СОПОВА 116
ВЕЧЕР С.ЕСЕНИНА 117
РАДОСТНЫЕ ВСПЛЕСКИ И… 118
В ШКОЛЕ № 23 120
В КЛИНИКЕ «ЛАНЦЕТ» 121
В МУЗЕЕ МИНИАТЮРНЫХ КНИГ 123
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЭКРАМА 126
НА ПРЕЗЕНТАЦИИ КНИГИ АЛИНЫ 126
ЧИСТКА В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ 128
БАРДЫ НА ВЫСОТЕ 129
АРАБЕСКИ СТРОФ 131
ЗАРИФА ХАНУМ В «СОДРУЖЕСТВЕ» 133
ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЕННЫЙ 90–ЛЕТИЮ КИНОРЕЖИССЁРА 136
В ПОИСКАХ РОДНЫХ ТЕЙМУРА ГЫЛМАНОВА 138
ОЖИДАЕМЫЕ НОВОСТИ 138
НОВОРОЖДЕННАЯ  ВНУЧКА 140
ПОДБОРКА В ГАЗЕТЕ 143
ПОДВОДИМ ИТОГИ 144
ВНУЧКА ДОМА 146
В ПОИСКАХ ИМЕНИ… 148
ПОЭТИЧЕСКИЙ КОНКУРС В ШКОЛЕ № 23 149
УДАР НИЖЕ ПОЯСА 150
НОВЫЙ 2006 ГОД 152
КОСТЮМ БЕЗ ЁЛКИ 152
ДЕТСКИЙ СПЕКТАКЛЬ 153
НОВОГОДНИЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ 154
В ПОИСКАХ ГЕРОЯ 155
НАДЕЖДА НЕ УМИРАЕТ 156
ОЧЕРЕДНЫЕ НОВОСТИ 157
ХОЛОДА НА ПОРОГЕ 158
ЮНЫЙ ЮБИЛЕЙ «СОДРУЖЕСТВА» 159
НОВОЕ ПОТРЯСЕНИЕ 160
МИНУТА МОЛЧАНИЯ 161
НА ЮБИЛЕЕ В «КЛУБЕ МОРЯКОВ» 162
РАЗНЫЕ НОВОСТИ 162
ЗВУЧАТ ГОЛОСА РОДНИКОВЦЕВ 164
ОН БЫЛ НАСТОЯЩИМ ПОЭТОМ 168
ПРОДОЛЖЕНИЕ ТВОРЧЕСКОЙ ЖИЗНИ 170
ЖЕНСКИЙ МЕСЯЦ 171
РЕДАКТОР КНИГИ «ЛАЗОРЕВАЯ ТИШЬ» 176
НОВЫЕ ПЛАНЫ 176
НА ВЕЧЕРЕ У ГЕННАДИЯ САЛАЕВА… 180
В ЦЕНТРЕ ОБЩИНЫ - У Г.ШИПУЛИНОЙ 181
ПРОСТОРЫ ПРОБЛЕМ 182
НОВЫЕ ЛЮДИ, НОВЫЕ НРАВЫ 183
ШЛИФОВКА МЫСЛЕЙ 184
ЖУРЧАНИЕ «РОДНИКА» 185
СОЮЗ ДУХОВНЫХ МИРОВ 186
СЛЕДЫ ПАМЯТИ 187
НОВЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ 188
ВЕЧЕР СВИРИДОВА 189
НА ВЕЧЕРЕ Е. КАСУМОВОЙ 190
ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЕ РАДОСТИ 191
РАЗДАЧА СБОРНИКОВ 192
ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ СПОРЫ 193
ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ 195
РОДНИКОВЦЫ В ЛИЦЕЕ 195
ЗАСЛУЖЕННЫЕ УПРЁКИ 196
ВЕЧЕР ПАМЯТИ САМЕДА ВУРГУНА 198
ДРУЖЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА 199
ДЕНЬ А.С.ПУШКИНА 200
ПРИГЛАШЕНИЕ НА ВЕЧЕР 201
В ГОСТЯХ У ГАЛИНЫ ИВАНОВНЫ 201
НЕДОБРЫЕ ЭМОЦИИ 202
ВЕЧЕР ГАСАНА ГУЛИЕВА 203
«ЛАЗОРЕВАЯ ТИШЬ» 204
НОВЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ 205
В КАБИНЕТЕ МАНСУРА 205
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЙ ДЕНЬ 206
ЛЕВ БЕРБЕРОВЫХ 207
МОИ НАБЛЮДЕНИЯ 208
НОВЫЕ СВЯЗИ 208
МАЛЕНЬКОЕ ЧУДО 209
НЕОБЫЧНАЯ ЖАРА В БАКУ 209
ГРУБАЯ ОШИБКА В ЭПИГРАФЕ 210
В ЦЕНТРЕ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ 212
ПЕРЕЖИВАНИЯ 214
СЕМЬЯ МЕЛИКОВЫХ У МЕНЯ В ГОСТЯХ 216
И РАДОСТЬ, И СМЯТЕНИЕ 217
В ЦЕНТРЕ ГОРОДА 218
«КИТАБ КЛУБУ» 219
ЧЕЛЯБИНСКИЙ «МАЛАХИТ» В БАКУ 220
ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ МУЗЫКА 221
ЗАПРЕДЕЛЬНАЯ ВСЕЛЕННАЯ (О РЕРИХЕ) 222
НЕОЖИДАННЫЙ СПОР 235
ОТБОР СТИХОВ ДЛЯ ЖУРНАЛА 236
В РАДИОСТУДИИ 237
ЭСТЕТ 238
НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ 238
ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПОСЛЕ ОТДЫХА 239
«С КОРАБЛЯ НА БАЛ» 243
ДЕНЬ ПАМЯТИ Н.Б.ХАТУНЦЕВА 244
ВСТРЕЧА 245
ЭНЕРГЕТИКА В СТИХАХ 247
НА «РОДНИКЕ» 247
СЛОЖНАЯ СИТУАЦИЯ 249
В КАПЕЛЛХАУСЕ 250
ЗВОНКИ И ВСТРЕЧИ 251
ПЕРВЫЕ ШАГИ 252
МОСКОВСКИЕ ПОЭТЫ В БАКУ 253
ПРИГЛАШЕНИЯ НА ВЕЧЕР 254
ВСТРЕЧА С КИНЕМАТОГРАФИСТАМИ 255
МОЙ ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР 257
ДЕНЬ УЧИТЕЛЯ 261
ПЕВЦЫ ИЗ РОССИИ 263
ПОСЕЩЕНИЕ БОЛЬНОЙ 265
МИМОХОДОМ, СКОРОХОДОМ 265
У ВАРВАРЫ КОНСТАНТИНОВНЫ 266
ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ 268
ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР Г. ГУЛИЕВА 269
ЮБИЛЕЙ ЭКРАМА 271
ЮБИЛЯР У НАС В ГОСТЯХ И… 272
НЕОЖИДАННЫЕ ЗВОНКИ 274
НА ТВОРЧЕСКОМ ВЕЧЕРЕ МАРИНЫ ЯНАЕВОЙ 275
НОВОСТИ ИЗ СУМЫ 278
ОЧЕРЕДНОЙ «РОДНИК» 278
МИЛАЯ КРОХА 281
В ШКОЛЕ № 134 282
В КНИЖНОМ КЛУБЕ 284
ЭКРАМ В ЭФИРЕ 284
НЕОЖИДАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ 285
ПРЕЗЕНТАЦИЯ КАТАЛОГА В «КИТАБ-КЛУБУ» 286
СТАТЬЯ СВЕТЛАНЫ  КУРОЧКИНОЙ 288
ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР ЭКРАМА 290
НА ЮБИЛЕЕ П.Н.ЗАБЕЛИНА 292
НОВОСТЬ ИЗ ГАЗЕТЫ 294
ВЫХОД ЖУРНАЛА «МУТАРДЖИМ» 295
ПРИГЛАШЕНИЕ НА ФЕСТИВАЛЬ 299
ПРЕДНОВОГОДНИЙ СНЕГ 299
ПРОВОДЫ СТАРОГО ГОДА 300
НА ФЕСТИВАЛЕ 302
ПОЭТИЧЕСКИЕ СТРОКИ УХОДЯЩЕГО ГОДА 303
НА ПОРОГЕ НОВЫЙ 2007 ГОД 303
ЭКРАМ АЗИЗОВИЧ МЕЛИКОВ 303
НОВЫЙ 2007 ГОД 303
НЕОТВРАТИМОЕ ГОРЕ 303
ПО СЛЕДАМ ПАМЯТИ 303
ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЁННЫЙ РИММЕ КАЗАКОВОЙ 303
ТРЕВОЖНАЯ НОВОСТЬ 303
ДЕНЬ ВАЛЕНТИНА 303
НА «РОДНИКЕ» 303
СОРОКОВИНЫ МАМЫ 303
ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ 303
ДОЛГОЖДАННАЯ НОВОСТЬ 303
 
Директор издательства - Тельман Велиханлы
Исполнительный директор - Алиш Мирзаллы
Технический редактор – Метанет Гараханлы
Книга сверстана и отпечатана
в издательско-полиграфическом центре «Мутарджим»
Подписано к печати 27.04.10.
Формат: 60х84 1/16. Гарнитура: Times.
Объем: 21 п.л. Тираж 100. Заказ № 49.
Цена договорная
ИПЦ «Мутарджим»
Баку, ул. Расула Рзы, 125
тел./факс: (99412) 596 21 44
e-mail:
 
 
 
 

© Copyright: Валентина Эфендиева, 2010
Свидетельство о публикации №110060602706

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Валентина Эфендиева

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Валентина Эфендиева

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Вход для авторов   Регистрация   О портале       Стихи.ру   Проза.ру


Источник: http://www.stihi.ru/2010/06/06/2706


Закрыть ... [X]

IV часть Отражение откровения Противостояние Анекдоты про осьминога

Стрижка на средние волосы фото для пожилых Стрижки для пожилых женщин: советы и
Стрижка на средние волосы фото для пожилых Здесь найдется все!
Стрижка на средние волосы фото для пожилых «Раз и навсегда» читать - knigosite. org
Стрижка на средние волосы фото для пожилых Вешалка для одежды деревянная Арт
Стрижка на средние волосы фото для пожилых Вопрос-Ответ на тему: Ринопластика (пластика носа)
Стрижка на средние волосы фото для пожилых Все об отдыхе в Паттайе : отзывы, советы, путеводитель
Стрижка на средние волосы фото для пожилых Вы спрашивали про атерому? Ответы на вопросы ЗАПИСКИ
Стрижка на средние волосы фото для пожилых Гетры спицами. 19 схем вязания
Стрижка на средние волосы фото для пожилых Добрые пожелания - это. Что такое добрые пожелания?
Дорисуй и раскрась Раскраски распечатать бесплатно Интересные и мудрые цитаты, афоризмы, фразы и стихи о жизни и Как спровоцировать выкидыш, как спровоцировать выкидыш на Кто вязал Пехоркой Мериносовой? - Страна Мам Маска динозавра на всю голову, как сделать своими руками